11 сентября (29 августа) 1917 года

Солдаты не хотят воевать за Корнилова

ЦК РСДРП (б) телеграфировал местным партийным организациям:

Во имя отражения контрреволюции работаем в техническом и информационном сотрудничестве с Советом при полной самостоятельности политической линии. Смысл событий: полное крушение политики соглашения, необходимость для спасения революции организации власти на почве полного разрыва с буржуазией.

Ночью ЦИК Советов Рабочих и Солдатских Депутатов вызвал из Кронштадта и Выборга значительное количество войск для защиты революции. Первые отряды начали прибывать в Петроград около 9 часов утра.

На заседании Центрального совета фабрично-заводских комитетов представители фабрик и заводов доложили о готовности рабочих к борьбе с корниловским мятежом.

В № 6 газеты «Рабочий» напечатана статья Ленина «Из дневника публициста. Крестьяне и рабочие». Опираясь на 242 крестьянских наказа, доставленных на I Всероссийский съезд крестьянских депутатов, Владимир Ильич анализирует глубинные чаяния трудящейся деревенской бедноты и демонстрирует, что эти чаяния могут осуществиться только на пути пролетарской революции: «Переход политической власти к пролетариату — вот в чём суть. И тогда всё существенное, основное, коренное в программе 242-х наказов становится осуществимым. А жизнь покажет, с какими видоизменениями это осуществится. Это дело девятое. Мы не доктринеры. Наше учение не догма, а руководство к деятельности. Мы не претендуем на то, что Маркс или марксисты знают путь к социализму во всей его конкретности. Это вздор. Мы знаем направление этого пути, мы знаем, какие классовые силы ведут по нему, а конкретно, практически, это покажет лишь опыт миллионов, когда они возьмутся за дело. Доверьтесь рабочим, товарищи крестьяне, рвите союз с капиталистами»!

Собрание фабрично-заводских комитетов текстильной промышленности, на котором присутствовали представители 31 фабрики, признало, что революция находится в опасности. Собравшиеся призвали всех рабочих-текстильщиков к выдержке, сплочённости и организованности, потребовали от Временного правительства освобождения всех арестованных революционеров и указали на необходимость немедленного ареста всех явных и тайных контрреволюционеров.

По районам Петрограда шла усиленная организация боевых рабочих отрядов. На заводах стояли целые очереди желающих вступить в дружины. Началось обучение правилам обращения с оружием и боевой стрельбы. Почти во всех рабочих районах были выделены районные коменданты. Во все районные участки милиции рабочие послали комиссаров. Рабочие Обуховского сталелитейного завода организовали ударную группу для борьбы с корниловским мятежом. На заводе акц. о-ва «Айваз Я.М.» организовывалась Красная гвардия, установлено беспрерывное дежурство и налажена связь с революционными организациями. На телефонном заводе Русского акц. о-ва «Эриксон Л.М. и Ко» организовалась рабочая боевая дружина в которую записалось около 150 человек. В ЦИК Советов Рабочих и Солдатских Депутатов послана делегация с просьбой выдать оружие. На окружных собраниях рабочих Путиловского завода решено по первому призыву Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов выступить на борьбу с контрреволюцией. Путиловцы дружно взялись за изготовление пушек и автомобилей. Создан революционный центр Путиловской верфи, в который вошли представители политических партий, районной думы, управы, фабрично-заводского комитета, профбюро, комиссариатов и ротного комитета охраны Путиловского завода. Боевые дружины рабочих вооружены револьверами и винтовками. Заводской комитет Кабельного завода, обсудив вопрос об организации отпора корниловским мятежникам, указал на необходимость достать 300 винтовок для вооружения рабочих. Рабочие механического завода о-ва П.В. Барановского потребовали от ЦИК Советов Рабочих и Солдатских Депутатов выдачи всем рабочим оружия.

Исполнительный комитет рабочих, мастеровых и служащих Николаевской железной дороги взял под бдительный надзор передачу всех сведений и распоряжений на станциях Бологое, Петроград, Тосно и Чудово.

Ямбургский уезд. Ночью в Нарву прибыло 14 эшелонов Уссурийской конной дивизии (семь осталось в Ямбурге). Исполнительный комитет Совета Рабочих и Солдатских Депутатов немедленно взял в свои руки железнодорожную станцию и задержал эшелоны. Утром два делегата от Совета и представитель комитета РСДРП (б) провели митинг с казаками. По решению митинга арестованы и отправлены в Петроград в распоряжение Временного правительства контрреволюционные офицеры.

Солдаты отказываются от борьбы за КорниловаВ районе Гатчина — Царское Село произошли столкновения революционных солдат с частями Корнилова. Одна кавалерийская корниловская часть сложила оружие, заявив, что солдаты были введены в заблуждение командным составом.

Комитет 2-го Балтийского экипажа направил в Кавказскую Туземную («дикую») конную дивизию роту моряков. В результате проведённой моряками разъяснительной работы значительная часть дивизии перешла на сторону революционных солдат и матросов. К вечеру сообщалось, что Кавказская Туземная («дикая») конная дивизия полностью изолирована и не имеет связи с генералом Корниловым. Выяснилось, что с её стороны нельзя ожидать наступления на Петроград.

Северный фронт. Латышский стрелковый запасной полк послал в ЦИК Советов Рабочих и Солдатских Депутатов телеграмму: «Распоряжайтесь нашими штыками против контрреволюции».

Новгородская губерния. На ст. Бологое Николаевской железной дороги в два часа дня прибыл из Москвы сводный вооружённый отряд для борьбы против корниловского мятежа. В отряд вошли три роты Тверского гарнизона.

Псков. Собрание солдат команды связи 3-го конного корпуса Отдельной петроградской армии отказалось исполнять распоряжения генерала Корнилова о продвижении к Петрограду, предложив своему исполнительному комитету обратиться к генералу Клембовскому за получением распоряжения об отправке их на фронт. Солдаты просили выдать им оружие, которое было отобрано по распоряжению штаба корпуса.

Москва. В связи с корниловским мятежом газета «Социал-демократ» призвала рабочих и солдат готовиться к вооружённой защите революции. На первой странице под заголовком «Что нужно сделать немедленно?» опубликована программа борьбы против контрреволюции, которая предусматривала: повсеместное вооружение революционных войск и рабочих; расформирование и разоружение контрреволюционных частей; арест царских генералов, главарей контрреволюционных военных организаций и прочей буржуазной контрреволюции (Родзянко, Милюкова, Гучкова, Рябушинского, Родичева, Маклакова и др.); разгон Государственной думы, Государственного совета, Московского совещания общественных деятелей, офицерского союза и военной лиги; высылку из России агентов иностранного империализма; закрытие органов буржуазной контрреволюционной печати («Речь», «Русское слово», «Утро России» и пр.) и конфискацию их типографий.

Днём стало известно, что ставка ген. Корнилова со всех сторон окружается правительственными войсками — в их руках находятся Псков, Витебск и ст. Дно. Днём же получены сведения о том, что почти весь петроградский гарнизон выступил из города, согласно предписанию ген.-губ. Савинкова, для окружения корниловских эшелонов, находящихся между Лугой и Павловском. Несколько позже стало известно, что часть эшелонов окружена правительственными войсками.

Сосредоточенный в Луге корпус генерала Крымова, согласно полученному от Керенского приказанию, вышел из Луги и направился в Нарву. Таким образом, надо считать, что этот корпус подчинился Временному правительству.

Из газеты «Рабочий» №6 от 29 августа (11 сентября) 1917 года:

Директория. Кризис власти, уход кадетов из министерства, порвавших с Временным Правительством и являющихся действительными товарищами контрреволюционного восстания, дало в результате новую форму организации власти — т. н. директорию. Правительство — из Керенского, Савинкова, Соболева, Некрасова и Терещенко (когда пишутся эти строки, директория еще окончательно не сконструирована, но вопрос в общем предрешён). Эта новая форма не вносит ничего серьёзного и нового в то положение, какое было до сих пор и в результате чего был хронический кризис власти. Она совершенно не разрешает ни одного основного вопроса нашей жизни. Больше того, трудно найти более неудачную, более плохую форму, чем эта. Директория как форма государственной власти связана с одним из самых упадочных и мрачных состояний французской революции. Достаточно сказать, что Наполеон Бонапарт яркий её представитель и результат, последствие этой организации государственной власти. Директория — это по существу личный режим — безразлично одного или пяти лиц. И именно после того, как история показала перед всем миром, к чему приводит «безответственность » правительства. Когда Корнилов — это детище всей деятельности и политики Временного Правительства засвидетельствовал своей особой, своим авантюризмом, своей контрреволюционностью, к чему приводит подобная безответственная политика. Когда всякого рода «личные» режимы окончательно себя дискредитировали самым очевидным образом, создание директории не имеет ни малейшего смысла и заранее обречено на неудачу. Именно теперь, когда требуется напряжение всех сил, именно теперь нужна власть, опирающаяся на широкие народные массы: на рабочих и крестьян. Власть рабочих и беднейшего крестьянства сможет дать действительный и решительный отпор всяческим авантюрам всяких генералов. Такая власть нужна стране. Революционная власть должна опираться, иметь своим базисом, своей основой и почвой определённый класс, и таким революционным классом может быть только рабочий класс. Несвязанная и оторванная от револ. класса власть будет бессильна в борьбе с контрреволюцией. Только боязнью разрыва с буржуазией, только соглашательской политикой, только продолжающейся лихорадкой боязни перед революционным пролетариатом объясняется такая организация государственной власти, которую создают в настоящий момент. В. М. [В. Милютин]

Из газеты «Рабочий» №7 (экстренный вечерний выпуск) от 29 августа (11 сентября) 1917 года:

Провокационные слухи. Вчера ночью и сегодня утром по городу усиленно начали распространяться провокационные слухи о разгроме помещения Ц. И. К. и Петербург. Сов. Раб. и Солд. Деп. (Смольный институт) отрядом контрреволюционных офицеров. Встревоженное население окраин в течение всего утра посылало своих представителей для личного осмотра этой ставки революционных организаций, как Центр. Совет фабр.-зав. комитетов, Рабочая и Солд. секции, Центр. Сов. проф. союзов и проч. Пуская этот слух, контрреволюционеры подобным путём намереваются посеять среди населения панику.

(Источники: Великая Октябрьская социалистическая революция. Хроника событий в 4 томах; Н. Авдеев. «Революция 1917 года. Хроника событий»; Сборник «Правда №№ 1-227, 1917, выпуск V; В.И. Ленин. Сочинения)