14 августа (1 августа) 1917 года

Петроград. Состоялось заседание военной секции VI съезда РСДРП(б)

По вопросу о методах работы партии в армии секция признала необходимым: координировать работу революционной социал-демократии, устраивая для этого фронтовые конференции и съезды; наладить при помощи ближайших тыловых партийных организаций доставку литературы и газет; установить теснейшую связь фронтовых партийных организаций с ближайшими тыловыми организациями; издавать еженедельный популярный журнал «с широкими теоретическими и тактическими отделами», укреплять военные революционные организации как в тылу, так и на фронте, усиливая в них влияние революционной социал-демократии; организовать ячейки революционной социал-демократии в юнкерских школах. По вопросу о принципах организации секция санкционировала существование при ЦК РСДРП(б), под его постоянным и прямым руководством, особого центрального военного органа, направляющего всю текущую работу партии среди военных через свои областные, районные и местные центры тыла и фронта.

Общее собрание рабочих завода бронебойных снарядов приняло резолюцию, в которой выразило протест против распоряжения администрации о закрытии завода, заявив, что «закрытие завода в настоящее время есть измена делу революции и родине».

На фабрики и заводы города командированы офицеры и солдаты сводного отряда, которые предлагали рабочим сдать имеющееся у них оружие. На большинстве заводов рабочие отказались выполнить это требование.

«Известия» печатают 16 резолюций от различных организаций с протестом против черносотенных выступлений Гос. Думы и с требованием её роспуска.

Северный фронт. Командир 70-го Сибирского стрелкового полка 6-го Сибирского армейского корпуса XII армии сообщал, что «положение в полку неуклонно ухудшается, по малейшим поводам возникают эксцессы. Полковой комитет совершенно не считается с командиром полка…».

Москва. Объединённое заседание Советов Солдатских и Рабочих Депутатов приняло резолюцию, в которой указало на необходимость настаивать: на введении монополии не только на предметы потребления, но и на все предметы снабжения, на предоставлении большей самостоятельности продовольственным комитетам в вопросах заготовки некоторых товаров. Решено возбудить вопрос перед Временным правительством об увеличении нормы хлеба, предназначенного для ввоза в Москву.

Владимирская губерния, г. Гусь-Хрустальный. Общее собрание рабочих хрустального производства постановило добиваться переизбрания местного Совета Рабочих Депутатов, так как в нём преобладали эсеры, не выражавшие волю рабочих.

ВагжановТверь. Во дворе фабрики т-ва Тверской мануфактуры бумажных изделий состоялся митинг. Присутствовало свыше 3 тысяч рабочих. Выступил большевик А.П. Вагжанов. Участники митинга отказывались слушать ораторов соглашательских партий и встречали их криками «Долой!».

Смоленск. Совет Рабочих и Солдатских Депутатов по предложению фракции меньшевиков принял резолюцию о поддержке второго коалиционного Временного правительства.

Калужская губерния, Жиздринский уезд. В с. Людиново Людиновской волости в знак протеста против неправильного распределения прибавок к заработной плате забастовало 1086 рабочих снарядной мастерской машиностроительного завода. Забастовка прекратилась после того, как рабочим был обещан пересмотр распределения прибавок.

Юго-Западный фронт. Начальник снабжения фронта обратился к начальнику штаба фронта с просьбой выслать в распоряжение председателя Бердичевской уездной продовольственной управы казачью сотню 49-го Донского полка для подавления крестьянских выступлений.

Харьков. 150 квалифицированных рабочих электрической станции паровозостроительного завода, предъявив экономические требования администрации завода и не получив удовлетворения, прекратили работу, в результате чего остановился весь завод. Забастовало 7400 рабочих.

Из газеты «Рабочий и солдат» №8 от 1(14) августа 1917 года:

Страна неограниченных возможностей. Так именовалась дореволюционная Россия. Потому что в ней поистине «всё было возможно». И она с честью носила это имя. Пальма первенства однако принадлежала в старой России министерству юстиции. Дело Бейлиса, дело соц.-демократических фракций II и IV Гос. Дум, проделки следователя Лыжина — яркими бубновыми тузами до сих пор горят на щеках щегловитовской сожительницы. Россия новая, Россия революционная в первую голову должна была заняться очищением авгиевых конюшен царского суда — освобождением политических и невинноосужденных, раскрытием тюрем, привлечением к суду царских палачей. Так однако продолжалось недолго. Вернулся из ссылки Каменев, вернулся из невольного изгнания Ленин, Зиновьев, Троцкий… а через 4 месяца снова тюрьма раскрыла перед ними свои ворота. Зато вышли на свободу Марков II, Горемыкин, Вырубова, Гурко, Зейн, Кульчицкий. Революционная юстиция неожиданно опять переметнулась «вправо», и Фемида (богиня правосудия) опять начала «пошаливать». Изумленный обыватель в недоумении! Что это значит? Разве уже вернулось целиком старое? Нет! Прокурор Каринский говорит, что так должно быть, «законы новой юстиции для всех должны быть равны». Одинаковые законы и одинаковый суд для всех. Этого требует революция. Но так как новых законов ещё пока нет, а судить по каким-нибудь законам преступников нужно, то на сцену выплывают старые царские законы и по ним будут судить. И по старым законам будут судить одинаково как царского палача Сухомлинова, так и революционера Троцкого. Нужды нет, что в царских законах нет таких статей, по которым можно было бы обвинить царских палачей. Их будут судить поэтому за «превышение власти», за «бездействие власти», их осудят по этим статьям года на 2 в арестантские роты, может быть в ссылку на поселение. Зато революционеров будут по старым законам судить по ст. 100 и 108 — за «гос. измену», за «вооружённое восстание», — зато революционерам будет грозить смертная казнь или бессрочная каторга. Пусть гуляет на воле Гурко и Марков, подготовлявшие заговор, — зато во всю работает контрразведка и по три недели сидят за решёткой революционеры без предъявления обвинения. Пусть нельзя предать суду Николая Романова, как «неприкосновенное лицо», — зато без суда расстреливают солдат в действующей армии. А когда перехватают всех большевиков — тогда выпустят и Н. Романова: ведь нельзя же его держать под стражей, раз нельзя ему предъявить никакого обвинения…

(Источники: Великая Октябрьская социалистическая революция. Хроника событий в 4 томах; Н. Авдеев. «Революция 1917 года. Хроника событий»; Сборник «Правда №№ 1-227, 1917, выпуск V)