15 апреля (2 апреля) 1917 года

Ленин пересекает русскую границу

На шведско-русской границе В. И. Ленин подвергается обыску английскими офицерами из штаба войск Антанты. В Торнео Ленин заполняет «Опросный лист пассажира русского подданного, прибывшего из-за границы через пограничный пункт Торнео».

В.И. Ленин посылает с границы телеграмму Бюро ЦК РСДРП(б) в Петроград о том, что в Торнео не пропущен швейцарский социалист Фриц Платтен, просит ускорить получение для него пропуска в Россию; а также посылает телеграмму сёстрам, в которой пишет о своём приезде в Петроград 3 (16) апреля и просит сообщить об этом в «Правду».

Ленин перед возвращением в Россию

Ленин перед возвращением в Россию

В поезде, идущем по Финляндии, Ленин оживлённо всю ночь беседует с группой солдат. Ильич внимательно и подробно расспрашивает, как живёт армия, как настроены солдаты, какие у них отношения с офицерами. Потом беседа превращается в целый митинг. Все переходят в более обширный вагон, где Ленин делает небольшой доклад «о земле, свободе и окончании войны» (как вспоминает один из солдат).

Заседание Всероссийского Совещания Советов Рабочих и Солдатских Депутатов (5-й день) начинается с приёма представителей французской и английской рабочих партий. Представители иностранных делегаций выступили с приветственными речами по отношению к русскому народу и Февральской революции.

После иностранных представителей с речью выступает меньшевик Г. В. Плеханов, который недавно возвратился из-за границы. Он благодарит Совещание за оказанный ему горячий привет, относя его не на свой личный счет, а на счет всего того революционного поколения, которое в продолжение десятков лет боролось под красным знаменем социализма. Касаясь своей деятельности и деятельности своих товарищей — социал-демократов, Плеханов привел слова Лассаля: «Нас было мало, но мы так хорошо рычали, что все думали, что нас очень много. И социал-демократов действительно, стало много». Далее Плеханов указывает на то, что его, как писателя, обвиняли в двух утопиях. Первая утопия заключалась в том, что он и его товарищи верили в развитие русского пролетариата. Плеханов в 1889 г. в Париже на международном конгрессе сказал: «Русское революционное движение восторжествует, как движение рабочего класса, или оно никогда не восторжествует». Время шло. То, что казалось утопией, стало представляться реальной истиной. Вторая утопия, в которой обвиняли Плеханова, заключалась в том, что Плеханов и его товарищи говорили: без армии не будет победы, пока солдаты и офицеры не проникнутся революционными чувствами, так называемое вооруженное восстание будет не вооруженным восстанием, а восстанием безоружных. И эта утопия превратилась в действительность. «По мере того, как солдат становится сознательным, — а он, действительно, становится таким, — штыки становились все более и более острыми, и настал, наконец, такой момент, когда сидеть на штыках нашему царю оказалось очень больно».

Во второй части выступления Плеханов озвучил свою позицию по отношению к войне, которую, по его мнению, следует продолжать, чтобы не произошло «восстановления старого режима». По сути Плеханов поддержал военные усилия Временного правительства, действующего в интересах русской буржуазии.

(Источники: Н. Авдеев. «Революция 1917 года. Хроника событий», П. Керженцев. «Жизнь Ленина», Московский П.В, Семёнов В.Г, «Ленин в Швеции»)