Статистика трудовых протестов осенью 2012

Размещая современный статистический материал по забастовкам в буржуазной России, редакция сайта предлагает читателям для начала познакомиться с фрагментом работы В.И. Ленина «Экономическая и политическая стачка» (1912г.).

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ СТАЧКА

С 1905 года в официальной статистике стачек, которую ведет министерство торговли и промышленности, введено было постоянное подразделение стачек на экономические и политические. Ввести это подразделение заставила жизнь, породившая своеобразные формы стачечного движения. Сочетание экономической и политической стачки — такова одна из главных черт этого своеобразия. И в настоящее время, при оживлении стачечного движения, интересы научные, интересы сознательного отношения к событиям требуют, чтобы рабочие внимательно присмотрелись к этой своеобразной черте русского стачечного движения.

Прежде всего приведем несколько основных цифр, заимствуя их из правительственной статистики стачек. В течение трех лет, 1905—1907 годов, русское стачечное движение стояло на такой высоте, которой до тех нор не видал мир. Правительственная статистика считает только фабрики и заводы, так что и горные предприятия, и железные дороги, и строительные работы, и многие другие отрасли наемного труда остаются неучтенными. Но даже и на одних фабриках и заводах бастовало в 1905 г. — 2863 тысячи человек, т. е. без малого 3 миллиона; в 1906 г. — 1108 тысяч, в 1907 г. — 740 тысяч. За все пятнадцатилетне с 1894 по 1908 год, когда в Европе начали систематически разрабатывать статистику стачек, самое большее число стачечников за год было в Америке — 660 тысяч.

Следовательно, русские рабочие впервые в мире развили такую массовую стачечную борьбу, которую мы видели в 1905—1907 годах. Теперь английские рабочие в области экономической стачки дали новый великий толчок движению. Передовая роль русских рабочих объясняется не тем, что они сильнее, организованнее, развитее западноевропейских, а тем, что в Европе не было еще великих национальных кризисов с самостоятельным участием пролетарских масс. Когда наступят эти кризисы, массовые стачки в Европе будут еще сильнее, чем в России в 1905 году.

Каково же было соотношение экономической и политической стачки в ту эпоху? Правительственная статистика дает на это следующий ответ:

Число стачечников в тысячах:

1905 1906 1907

в экономич. стачках 1439 458 200

в политич. стачках 1424 650 540

Всего 2 863 1108 740

Отсюда видна тесная и неразрывная связь обоих видов стачек. Самый высокий подъем движения (1905 г.) отличается наиболее широкой экономической основой борьбы: политическая стачка в этом году покоится на прочной и солидной базе экономической стачки. Число экономических стачечников выше числа политических.

По мере упадка движения, в 1906 и в 1907 годах, мы видим ослабление экономической базы: число экономических стачечников падает до 4/10 всего числа стачечников в 1906 году и до 3/10 в 1907 году. Политическая и экономическая стачки, следовательно, взаимно поддерживают друг друга, составляя источник силы одна для другой. Без тесной связи этих видов стачки движение, действительно широкое, массовое, — и притом получающее общенародное значение, — невозможно. В начале движения нередко экономическая стачка обладает свойством будить и шевелить отсталых, обобщать движение, поднимать его на высшую ступень.

Например, в первую четверть 1905 года экономическая стачка заметно преобладала над политической: на первую приходилось 604 тысячи стачечников, на вторую только 206. В последнюю же четверть 1905 года отношение стало обратным: на экономические стачки приходится 430 тысяч, а на политические 847 тысяч. Это значит, что в начале движения многие рабочие на первый план ставили экономическую борьбу, а во время наибольшего подъема — наоборот. Но связь экономической и политической стачки существовала все время. Без этой связи, повторяем, невозможно действительно великое и осуществляющее великие цели движение.

Рабочий класс при политической стачке выступает как передовой класс всего народа. Пролетариат играет в таких случаях роль не просто одного из классов буржуазного общества, а роль гегемона, т. е. руководителя, передовика, вождя. Те политические идеи, которые проявляются в движении, носят общенародный характер, т. е. затрагивают основные, самые глубокие условия политической жизни всей страны. Такой характер политической стачки — как отмечают все научные исследователи эпохи 1905— 1907 годов — заинтересовывал в движении все классы и в особенности, конечно, наиболее широкие, многочисленные и демократические слои населения, крестьянство и так далее.

С другой стороны, без экономических требований, без непосредственного и немедленного улучшения своего положения, масса трудящихся никогда не согласится представлять себе общий «прогресс» страны. Масса втягивается в движение, энергично участвует в нем, высоко ценит его и развивает героизм, самоотверженность, настойчивость и преданность великому делу не иначе, как при улучшении в экономическом положении работающего. Иначе дело не может обстоять, ибо условия жизни рабочих в «обычное» время невероятно тяжелы. Добиваясь улучшения условий жизни, рабочий класс поднимается вместе с тем и морально, и умственно, и политически, становится более способным осуществлять свои великие освободительные цели.

Статистика стачек, изданная министерством торговли и промышленности, вполне подтверждает это гигантское значение экономической борьбы рабочих в эпоху общего оживления. Чем сильнее натиск рабочих, тем больше улучшений жизни они добиваются. И «сочувствие общества», и улучшение жизни есть результат высокого развития борьбы. Если либералы (и ликвидаторы) говорят рабочим: вы сильны, когда вам сочувствуют в «обществе», то марксист говорит рабочим иное: вам сочувствуют в «обществе», когда вы сильны. Под обществом следует понимать в этом случае всевозможные демократические слои населения, мелкую буржуазию, крестьян, интеллигенцию, близко соприкасающуюся с рабочей жизнью, служащих и т. д.

Всего сильнее было стачечное движение в 1905 году. И что же? Мы видим, что именно за этот год рабочие всего больше добились улучшений жизни. Правительственная статистика показывает, что на 100 стачечников в 1905 году только 29 кончали борьбу, ничего не добившись, т. е. терпели полное поражение. За 10 лет (1895— 1904) 52 стачечника из 100 кончали борьбу, ничего не добившись! Значит, массовый характер движения повысил успешность борьбы в громаднейших размерах, чуть не вдвое.

А когда движение стало ослабевать, — тогда стала уменьшаться и успешность борьбы: в 1906 году из 100 стачечников 33 кончали борьбу, ничего не добившись или, вернее, потерпев поражение, а в 1907 году — 58; в 1908 году даже 69 из ста! !

Таким образом, научные данные статистики за целый ряд лет вполне подтверждают собственный опыт и наблюдение каждого сознательного рабочего относительно необходимости соединения экономической и политической стачки и неизбежности такого соединения в действительно широком и общенародном движении.»

Центр социально-трудовых прав (ЦСТП) опубликовал результаты мониторинга трудовых протестов за октябрь-ноябрь 2012. «Протестом месяца» в ноябре 2012 г. ЦСТП назвал итальянскую забастовку на заводе «Форд» во Всеволожске».

В базе данных фиксируются все протестные акции, т.е. события, связанные с действиями работников конкретного предприятия или организации по отстаиванию своих социально-трудовых интересов. Минимальной формой протеста является выдвижение сформулированных требований хотя бы по частичному изменению социально-экономической ситуации или трудовых отношений на предприятии (в организации). В качестве инициатора протеста рассматриваются работники (организованные или не организованные в профсоюз), предпринимающие, в том числе и вместе с представителями других групп и организаций, протестные действия. Особо выделяются протестные акции работников, приводящие к полной или частичной остановке деятельности предприятия или организации (стоп-акции).

Данные о помесячном количестве трудовых протестных акций приведены на рис. 1, а общие и средние данные в таблице 1.

Примечание: * В скобках за 2011 приводятся данные за 10 и 11 месяцев
**данные за 10 и 11 месяцев

В октябре и ноябре 2012 г. зафиксировано 28 и 23 акции протеста соответственно. Это практически столько же, сколько и в прошлом году (24 и 26 акций соответственно). Теперь можно с уверенностью говорить, что годовая динамика трудовых протестов изменилась по сравнению с периодом 2008-2010 гг. Ранее конец года был отмечен тем, что протесты затухали (см. рис. 1) после летнего подъема. С прошлого года наблюдается иная тенденция – исчезли пиковые значения протестов в летнее время, и появилась динамика осеннего подъема. Можно сказать, что летний пик переместился на осень. В 2011 г. максимальное значение протестов (37 акций) было в сентябре, в 2012 г. в октябре было 28 протестов, это второе значение после апрельского (35 акций) и майского (28 акций) пиков.

В ноябре стало очевидно, что 2012 г. станет максимальным по общему количеству протестов. На конец ноября уже зафиксировано 258 акций, больше, чем самом протестном 2009 г. (251 акция).

Вывод о максимальности количества протестов подтверждает и показатель интенсивности протестов (определяемый как среднемесячное число протестов) в ноябре 2012 г. достиг максимального значения 23,5 акции в месяц. Учитывая, что в 2012 г. среднемесячное количество рабочих дней составляет 20,75, то получается, что не только каждый рабочий день отмечен хоть одним протестом, но еще и некоторые выходные.

Протесты месяца

Начиная с марта 2011 г. в регулярных обзорах публикуется информация о «трудовом протесте месяца». Это либо наиболее типичный протест для данного месяца, либо наоборот, отличающийся по каким-то показателям.

Критерии, которые учитываются при определении «протеста месяца»:

  • масштаб акции, для отрасли, для региона, для предприятия;
  • количество участников – чем больше участников, тем более выдающийся протест;
  • форма проведения протеста. Формы протеста будут рассматриваться с точки зрения того насколько они типичны – или традиционные или наоборот, какие-то особенные;
  • причины, приведшие к возникновению протеста;
  • результаты протеста.

«Протестом месяца» в октябре 2012 г. признана голодовка работников Верхне-Синячихинского металлургического завода (Верхняя Синячиха, Свердловская область). Масштабность акции обусловлена и радикальной формой – голодовка, и числом участников – более 50 человек, и вовлеченностью в акцию жителей города, депутатов и общест-венных организаций. Наконец, самими требованиями – выплатить задолженности и остановить увольнения. Все перечисленное позволяет говорить о крайне запущенной ситуации. Уже давно известно, что к реорганизации, а тем более к закрытию градообразующих предприятий нужно подходить максимально осторожно и внимательно. Но руководство предприятия опять «прыгнуло на грабли» и довели ситуацию до точки кипения.

«Протестом месяца» в ноябре 2012 г.
признана «итальянская забастовка» на заводе «Форд» (г.Всеволожск, Ленинградская обл.). Причиной такого выбора стала попытка найти новую форму выражения протеста. Подавляющее большинство акций фордовцев признается незаконными. Используя все возможности жесткого антизабастовочного законодательства работодатель фактически не оставляет нормальных способов выражения протеста, принятых во всем цивилизованном мире. Поэтому профсоюзу приходится искать новые пути. В ноябре, профсоюз, протестуя против грозящей в декабре остановки конвейера и отправки рабочих в простой, начал кампанию по сдаче донорской крови. По закону, работник имеет право пойти сдавать кровь, и получить оплачиваемый выходной, не спрашивая разрешения у начальства. Делая это одновременно и в массовом порядке, работники способны если не остановить конвейер, то замедлить его работу. Понятно, что это делается не от хорошей жизни. Но что делать, если закон фактически запрещает забастовки, а работодатель не хочет вести переговоры?

Мониторинг трудовых конфликтов ЦСТП ведется с 2008 г. В ходе мониторинга анализируются сообщения из интернет-ресурсов, содержащие информацию о трудовых протестах. С помощью контент-анализа из сообщений выделяется информация о регионе, отрасли, причинах, форме проведения результатах и др. параметрах акции протеста, которые затем вносятся в базу данных, обрабатываются и анализируются.

Подготовил Бизюков П.В. ведущий специалист социально-экономических программ ЦСТП

Подробнее:http://mpra.info/news/mpra/970-Protest-na-kajdii-den-Statistika-trudovih-protestov-osenyu-2012