Суд приговорил Станислава Зимовца к 2,5 годам колонии

Демонстративный приговор — сигнал всем недовольным

Вчера состоялось заседание печально известного Тверского суда г. Москвы по делу Станислава Зимовца, активиста правых взглядов, участвовавшего в «навальнинге» 26 марта 2017 года. Судья Елена Ермакова приговорила его к 2,5 годам колонии. Вина Зимовца состоит в том, что на упомянутой акции он бросил кирпич в сотрудника ОМОНа. Суд установил, что кирпич попал в спину Котенева, «отчего он почувствовал боль». Эти действия признаны насилием в отношении представителя власти.

Станислав ЗимовецВ рамках «дела 26 марта» это был первый случай, когда подсудимый отказался от признания вины и сделки со следствием. Другие участники дела, признавшие вину, приговорены к меньшим срокам.

Зимовец является ветераном боевых действий в Чечне. Он ранее не был судим, у него на иждивении престарелая мать. «Странно, что меня к расстрелу не приговорили!» — отреагировал Зимовец на приговор судьи.

Ситуацию комментирует Александр Батов, секретарь ЦК партии РОТ ФРОНТ:

— Конечно, кидаться кирпичами в жандармов — занятие довольно бессмысленное, хотя по-человечески понять чувства избиваемых граждан вполне можно. Однако главное в состоявшемся приговоре — его демонстративный характер. Обществу недвусмысленно дают понять: так будет с каждым, кто рискнёт сопротивляться. Нас подводят к ситуации, когда жандарм может безнаказанно месить человека в кровь, а жертва должна стоять и терпеть. И никто не смеет поднять руку. Если только поднимешь, если только заставишь мерзавца в форме «почувствовать боль» — сразу твоя жизнь будет сломана. Лишишься работы, угодишь за решётку. Поэтому молчи, терпи, утирайся.

Бесправие граждан и всесилие карательных органов напоминают уже не только царские времена, но и годы немецко-фашистской оккупации. Думаю, и результат, в конце концов, будет тот же. Терпение нашего народа порождает у крупного капитала головокружение от собственной безнаказанности. Жандармы и полицаи будут упиваться своей властью, будут издеваться над людьми. Рано или поздно, так или иначе терпение народа лопнет.