8 сентября (26 августа) 1917 года

Генерал Корнилов борется за власть

В связи с распространением слухов о якобы готовящемся на 27 августа выступлении большевиков ЦК РСДРП (б) призвал рабочих и солдат не поддаваться на провокационные призывы, сохранять полную выдержку и спокойствие. Провокационные слухи о выступлении большевиков распространялись контрреволюционными кругами для того, чтобы отвлечь внимание от корниловского мятежа.

В № 2 газеты «Рабочий» напечатана статья Ленина «Бумажные резолюции», в которой он обличает лицемерие и ложь речей и резолюций мелкобуржуазных вождей «кастрированных» Советов. В этом же номере опубликована ленинская статья «О стокгольмской конференции», в которой Владимир Ильич в очередной раз разъясняет, почему большевики не собираются участвовать в конференции социал-шовинистов.

Член Государственной думы В.Н. Львов явился к министру-председателю А.Ф. Керенскому и по уполномочию генерала Корнилова потребовал объявления Петрограда на военном положении, передачи всей военной и гражданской власти Корнилову, отставки всех министров (не исключая и министра-председателя), передачи временного управления министерств товарищам министров, впредь до образования нового правительства верховным главнокомандующим. Львов сообщил, что Корнилов предлагает Керенскому пост министра юстиции в новом составе правительства, а Б.В. Савинкову — пост военного министра, и приглашает их в Ставку для окончательных переговоров. В разговоре по прямому проводу Корнилов подтвердил Керенскому полномочия Львова на передачу его требований и ведение переговоров. По распоряжению Керенского, Львов был арестован. Около 8 часов вечера состоялось заседание Временного правительства. После продолжительных прений принят текст особого объявления населению о случившемся. Правительство решило объявить Петроград и Петроградский уезд на военном положении и приказать генералу Корнилову сдать верховное главнокомандование. Керенский предложил выделить из состава правительства так называемую директорию, которой передать всю полноту власти в стране. Кадеты не согласились с этим и заявили о выходе из правительства. Присутствовавшие на заседании министры, признав необходимость передать министру-председателю всю полноту власти и соответственно с этим преобразовать правительство, заявили о сложении с себя обязанностей министров и подали в отставку.

Позднее разочарование

Позднее разочарование

Могилев. В ночь с 26 на 27 августа рабочие типографии отказались набирать воззвание верховного главнокомандующего генерала Корнилова к войскам. В типографию были направлены вооруженные отряды Текинского полка. Под угрозой смерти рабочих заставили набрать воззвание.

Ставка. В ночь с 26 на 27 августа генерал Корнилов выпустил «Манифест к русскому народу», в котором объявлял, что берёт власть в свои руки, и приказывал не исполнять распоряжений Временного правительства.

Генерал Корнилов подписал письмо-приказ об организации контрреволюционного мятежа в Киеве. Приказ предусматривал арест членов Совета Солдатских Депутатов, занятие телеграфов, уничтожение социалистических изданий и арест их редакторов, арест революционно настроенных лиц, назначение на ответственные посты заговорщиков.

Генерал-квартирмейстер штаба верховного главнокомандующего в телеграмме начальнику штаба Северного фронта сообщал для передачи командиру 3-го кавалерийского корпуса и начальникам 1-й Донской казачьей, Кавказской туземной («дикой») конной и Уссурийской конной дивизий, что генерал Корнилов приказал в случае затруднений следования эшелонов с войсками по железной дороге продолжать движение походным порядком.

Юго-Западный фронт. Командующий Особой армией в донесении начальнику штаба Юго-Западного фронта сообщал, что Уманский казачий полк, прибывший для расправы с организаторами волнений 444-го пехотного полка, обстрелян солдатами 443-го и 444-го пехотных полков. На помощь уманцам посланы отряды казаков и броневики.

Воронеж. Командир 5-го пулемётного полка издал приказ о немедленном изъятии всех имеющихся в ротах патронов и сдаче их в ружейную мастерскую. Полковой комитет воспротивился попытке разоружить солдат.

Москва. «Социал-Демократ» пишет: «раскрытие контрреволюционного заговора, который долго замалчивали»… «поручили вести следователю Александрову, который до революции в течение более 10 лет специализировался на политических делах, на преследовании революционеров. Расследование контрреволюционного заговора было, таким образом, поручено заведомому контрреволюционеру».

«В Москве хлебный паек сокращён до 1/2 фунта в день. В Московском уезде выдается не свыше 2 фунтов в неделю».

Архангельск. Общее собрание рабочих канатной фабрики В.М. Пахомова, на котором присутствовало 80 человек, приняло постановление о бойкоте контрреволюционной кадетской газеты «Архангельск».

Херсонская губерния, г. Одесса. На 26 августа в городе насчитывалось 70 223 рабочих, в том числе 54 232 члена профсоюзов. Интересы рабочих в Совете Рабочих Депутатов представляли 1024 депутата.

Алтайская губерния, г. Барнаул. Совет Рабочих и Солдатских Депутатов произвел обыск в кадетской типографии. Найдена и изъята прокламация черносотенного характера.

Елисаветпольская губерния, Елисаветпольский уезд. Вооруженные крестьяне с. Каракуджах прогнали представителя местных властей, прибывшего для защиты интересов помещика.

Из газеты «Рабочий» №2 от 26 августа (8 сентября) 1917 года:

Подстрекают к погрому. Во вчерашнем номере «Дня» напечатано: В 5 час. утра милиция прибыла в типографию большевиков, недавно открытую ими в доме № 40 по Кавалергардской ул. Типография эта была организована вскоре после выселения большевиков из типографии «Сельского Вестника» и на устройство её были затрачены крупные суммы, неизвестно кем ассигнованные». Типография была приобретена Центральным Комитетом нашей партии в июне т. г. В течение нескольких недель Петроградские рабочие производили сборы на приобретение этой типографии. Призывы к сборам, отчёты о сборах печатались ежедневно в «Правде». Об этих призывах, об этих отчётах, о том, что наша типография создана на рабочие гроши, — не может не быть известно господам из «Дня». И если, тем не менее, эти господа теперь говорят о «суммах, неизвестно кем ассигнованных», если они сознательно лгут и инсинуируют, то цель их не может вызывать сомнений: они подстрекают к погрому, они провоцируют новый разгром нашей типографии. В июльские дни она уже была разгромлена юнкерами. Погромщики и провокаторы из «Дня» хотят нового разгрома типографии. Но пусть помнит всякий, что типография, о которой говорят провокаторы из «Дня», составляет собственность петроградского пролетариата.

(Источники: Великая Октябрьская социалистическая революция. Хроника событий в 4 томах; Н. Авдеев. «Революция 1917 года. Хроника событий»; Сборник «Правда №№ 1-227, 1917, выпуск V; В.И. Ленин. Сочинения)