Если работник получил травму на производстве

Что делать в этом случае?

Не дай бог с вашим коллегой случилась беда на производстве – получена травма. Попробуем составить для себя простой алгоритм, что и как нужно сделать сразу после ЧП и спустя какое-то время.

Прежде всего, конечно, оказываем пострадавшему ПОМОЩЬ. Обратите внимание, не медицинскую, не доврачебную, а только первую помощь! Если у вас нет медицинского образования, в большинстве случаев потребуется только устранить действие опасного фактора на пострадавшего (закрыть вентиль, обесточить оборудование, сбить пламя с одежды и т.д. и т.п.) и вызвать экстренные службы: «скорую», «пожарных»… Всегда помним о своей безопасности – здесь пословица: «сам погибай, а товарища выручай», не вполне уместна. Вместо одного покалеченного или погибшего будут два человека, а то и ещё больше – целая бригада, кому от этого станет легче?

Если пострадавший в сознании – оказываем помощь с учетом его мнения. Ииначе есть вероятность потом выслушать от него претензии, в том числе и в ходе судебного разбирательства, если ваши действия нанесли ему еще больший вред. К сожалению, это реалии нашего времени, вернее тех людоедских условий, в которых нас вынуждают жить мирские захребетники.

Если пострадавший без сознания и известна причина этого (например, поражение электрическим током) или его жизнь, находится в непосредственной опасности: артериальные кровотечения, задыхается из-за постороннего предмета и т.д., надо не задумываясь оказывать помощь, хотя бы чтобы потом до конца дней не мучила совесть.

Если пострадавший сам может передвигаться, и это не сопряжено с риском для его здоровья и жизни (хотя, кто это на самом деле знает?), возможно, быстрее добраться самому до медпункта на предприятии (если есть) или медицинского учреждения, расположенное по соседству. Там пациенту после оказания первой медицинской помощи выдадут справки по форме 315/у, 316/у и больничный лист. А вот доставлять пострадавшего коллегам до медицинского учреждения на личном транспорте без крайней необходимости, пожалуй, не стоит. Случится с ним что-то в дороге или, еще хуже умрет, водителю и попутчикам придется отвечать на много неприятных вопросов родственников и всяких «компетентных» органов…

Помощь оказана, «скорая» уже в пути. Пострадавшего подбадриваем, как можем. Что еще нужно сделать срочно? Следующий шаг – сообщить о случившемся непосредственному руководителю, представителю администрации и т.д. и обязательно родным, близким, знакомым страдальца.

Далее. Сохраняем всю обстановку на месте ЧП в неприкосновенности. Желательно сфотографировать, заснять на видео место происшествия, не упуская никаких деталей, пусть они и кажутся сейчас не имеющими отношения к событию. Есть такая поговорка: «дьявол кроется в мелочах», так вот помните об этом, эти мелочи могут (и часто так бывает) полностью «перевернуть» картину. Возможно, они окажут неоценимую услугу при расследовании несчастного случая! Нет фотоаппарата, видеорегистратора, телефона, – рисуем схему места происшествия, опять же, указывая все детали (где какой лежит инструмент, торчат арматурины, как далеко от станка находится пострадавший и т.д.). Схему должны подписать хотя бы два очевидца, чаще всего, конечно, это коллеги бедолаги. Только не торопитесь эту схему, свои видео- или фотоматериалы отдавать администрации. У таких документов есть загадочное свойство, они почему-то нередко таинственно исчезают, как только начинается расследование… Уж поверьте, недобросовестный и ушлый работодатель сделает все возможное, чтобы выгородить себя и сделать пострадавшего единственным виновником.

И еще. Без крайней необходимости не давайте пострадавшему алкоголь до приезда врачей (мне рассказывали случай, когда работника с придавленными упавшей опорой ЛЭП ногами, отпаивали водкой, благо магазин был рядом, чтобы он не умер от болевого шока, пока на помощь добиралась техника, но в этом примере из двух зол пришлось выбирать меньшее).

Принятый российской властью трудовой кодекс значительно сузил круг ситуаций, когда несчастный случай на производстве признаётся таковым. Немало наших товарищей ещё считают, что травма, полученная по пути на работу или с нее, тоже будет классифицироваться как производственная. Увы, времена заботы государства о человеке труда канули в лету, забудьте об этом. Теперь это исключительно ваши проблемы, так, что смотрите внимательнее под ноги, на световые сигналы светофора и сосульки на крышах… Нет, больничный вам, конечно оплатят. Должны во всяком случае по закону. Но это уже совсем не та ситуации, как если бы это была производственная травма.

Дотошный читатель (а в наше время только таким и надо быть) может возразить, что в некоторых случаях травмы по пути на работу или домой признавались несчастным случаем. Да, есть оговорки в законодательстве и правоприменительной практике, но это все же исключения, подтверждающие правила. Например, если вас развозит служебный транспорт или вы используете свое личное автотранспортное средство, чтобы добираться до работы, при этом, все это отражено в трудовом договоре, приказах, договорах. Что ж, хоть в этом может немного повезти, но много ли таких «везунчиков».

Теперь о главном. Если работник получил травму именно на производстве, то несмотря ни на что, не следует торопиться принимать предложение от администрации уладить дело полюбовно, т.е. оформить произошедшее, в виде так называемой бытовой травмы. Обычно в ход идут посулы (внеплановая премия, «восьмерки» будут ставить, пока работник здоровье дома восстанавливает и т.п.), уговоры (типа, сам виноват, а теперь и коллектив подведешь, все страдать будут из-за несознательности работника), нередко откровенный шантаж и угрозы (обычно угрожают ухудшением условий оплаты труда, а то и увольнением). Согласитесь, редкий человек сможет устоять, если против него задействовать комбинацию из указанных приемов. Большинство соглашается…
Стоит ли здесь идти на конфликт с начальством? Однозначного ответа в такой ситуации нет. Думайте, анализируйте, взвешивайте все «за» и «против». Но обязательно учтите прежде, чем принимать окончательное решение, следующее. Если полученная работником травма может иметь какие-то более серьезные последствия для здоровья (такое развитие событий более чем вероятно), а он согласился на трактовку, в виде «бытовой» травмы, то он останется со своими проблемами один на один. Всё дальнейшее лечение, операции, лекарства, диагностика и т.д., работнику придется оплачивать из средств своего семейного бюджета. Надеюсь, наши читатели свободны от иллюзий относительно того, что медицина у нас бесплатная?

Пример из жизни (и таких масса!). Работник на территории предприятия у проходной поскользнулся и сломал руку. Классический случай производственной травмы, причем по вине работодателя! Под настойчивыми уговорами руководства пострадавший согласился представить этот случай, как травму, полученную по пути с работы (т.е. не производственную). Казалось бы, все довольны. Работодатель – тем, что несчастный случай не попадет в статистику государственной инспекции труда и прочих контролирующих органов (сейчас при реализации риск-ориентированного подхода к охране труда это становится особенно актуальным!). Пострадавший – рад, что не испортил отношения с работодателем, следовательно, еще поработает здесь. Потом оказывается, что дела с переломленной конечностью не так уж и хороши, развивается осложнение, нужны операции, реабилитация, дорогостоящие лекарства. Но, увы, это теперь исключительно проблемы работника: «внимательнее надо было быть по пути с работы домой»!

Из сказанного следует простой вывод, если риск осложнения после травмы есть или, тем более, он велик, лучше не идти на сделку с работодателем, а оформлять все по честному, как травму, полученную на производстве. Перед работником в такой ситуации стоит нелегкий выбор: остаться без работы, проявляя принципиальность или рисковать своим здоровьем. Но это современные реалии россиянского капиталистического бытия.

Если пострадавший решил настаивать на правде, работодатель должен организовать расследование несчастного случая. Оставим в стороне процедурные вопросы, которые работнику малоинтересны (сколько членов должно быть в комиссии, кто в нее включается и т.д.), остановимся лишь на двух ключевых моментах.

Момент первый. С работника и его коллег, которые были свидетелями происшествия, администрация и комиссия должны затребовать так называемые «объяснительные». Во-первых, никогда не называйте этот документ «объяснительной», называйте его всегда только «служебной запиской». Чувствует разницу в названиях? В первом случае вы, фактически, оправдываетесь, объясняете своему начальству свои действия и поступки. Изначально такой подход ставит по сути вас в положение если не виновного, то, по крайней мере, подозреваемого. А, вот, служебная записка, несет совсем уже другой подтекст в своём названии: вы информируете, доводите до сведения руководства какую-то информацию. Из «обороняющегося» вы превращаетесь, фактически, в «нападающую» сторону. Ведь на вашу служебную записку теперь уже руководство должно как-то реагировать.

Во-вторых. Если есть возможность, не пишите и не подписывайте ничего сразу. Пишите, если требуют незамедлительных объяснений, «служебную» примерно такого содержания. «В настоящий момент (дата время) нахожусь в стрессовом состоянии из-за происшествия (физических, моральных страданий, плохого самочувствия и т.д.), объективно изложить и оценить произошедшие события пока не могу. Готов дать полноценное описание событий после возвращение в нормальное состояние» (можно указать: через час или в конце рабочего дня, или завтра). Воспользовавшись тайм-аутом можно всё спокойно вспомнить, проанализировать детали и хронологию, посоветоваться с коллегами и уже после этого что-то писать. В противном случае, подготавливая «объяснительную», легко что-то упустить или «наговорить» лишнего. Потом вам же и покажут ваше «творение» со словами: «Вы же сами написали так (или почему не написали об этом), так каким Вашим утверждениям верить?»

Момент второй. Во время проведения расследования пострадавший или его представители (родственники, коллеги, представители профсоюза) имеют право знакомиться со всеми документами, которые будут входить в материалы расследования, давать пояснения, просить комиссию о проведении каких-либо дополнительных действий, например, взятия объяснений у свидетелей и т.д. Словом, при желании пострадавший работник или, если он в больнице, его представитель может активно участвовать в выяснении всех обстоятельств и, таким образом, влиять и на выводы расследования. Конечно, на практике такой возможностью пользуются не часто, по разным причинам, но это не значит, что ее нет.

Итогом расследования, которое должно быть проведено в 3-х дневный срок, если у работника легкая травма (степень тяжести травмы определяют медики) или 15-ти дневный срок, если травма тяжелая, будет акт о несчастном случае. Это важный документ, один экземпляр которого, обязательно должен быть выдан работнику (его представителю).

Теперь мы подходим к самому важному. Почему многие работники не решаются настаивать на трактовке, что ими получена травма на производстве? Да потому, что во многих случаях виновниками травмы являются они сами. На это и делает упор работодатель. Прежде всего, работник может быть привлечен к дисциплинарной ответственности (реже к другим видам ответственности: материальной, гражданско-правовой, административной, даже уголовной) за нарушение ст. 214 Трудового кодекса, она так и называется «Обязанности работника в области охраны труда». Но это ещё не всё. Нередко администрация предприятия или учреждения вводит в заблуждение пострадавших, умышленно или по незнанию – не так и важно, утверждая, что если работник сам виноват, значит и никакие выплаты ему не полагаются. Под напором таких угроз, многие соглашаются не «афишировать», что травма производственная, идут на уступки, принимая, всю вину и ответственность (хотя бы за дальнейшее лечение) исключительно на себя.

Кстати, обратите обязательно внимание на «больничный» при его оформлении. В листке временной нетрудоспособности, если травма именно производственная, должен стоять диагноз с кодом 04. Если медики поставят код 02 (это травма не связанная с производством), необходимо сразу, «по горячим следам», потребовать внести изменения (медики иногда пытаются уйти от такой процедуры, бланк-то строгой отчетности, но требовать надо, вплоть до заявления на имя главного врача или иного руководителя медицинского учреждения).

Так вот. Не стоит особо бояться быть признанным виновным в получении травмы на производстве! Полагающиеся социальные гарантии, даже в случае виновности работника, могут полностью компенсировать все негативные последствия для него.

Судите сами. Если травма получена на производстве, то работнику полагается: 100% оплата больничного листа независимо от стажа работы. Кроме того, работник может претендовать на получение ежемесячных страховых выплат (за основу берется размер заработной платы, а максимум в 2018 году – 74097,66 руб.) пока он нетрудоспособен. Это ещё не всё. Если у работника в результате травмы возникла утрата трудоспособности, то ему ещё причитается выплата единовременного пособия в размере до 96 368,45 руб. (в большинстве случаев, суммы, конечно, значительно меньше, они зависят от степени утраты трудоспособности). Если, не дай бог, работник погиб, его семье должны выплатить 1 млн. рублей (на расследование несчастного случая комиссией в случае смерти работника также отводится 15 дней). Но, пожалуй, самое главное заключается в следующем. Если из-за травмы ему потребуется длительная реабилитация, курортно-санаторное лечение, дополнительные обследования, протезирование – всё это будет также оплачиваться пострадавшему. Кроме того, у работника будет возможность попробовать отсудить у работодателя и так называемый моральный вред, правда, шансы на успех будут реальными, если его вина в травме была минимальной или отсутствовала (вот почему, в ряде случаев, надо активно принимать участие в расследовании несчастного случая – чтобы не стать единственным «стрелочником»!).

Приведу пример. Один мой знакомый, мастер в литейном цехе, получил увечье. Упавшая тяжелая отливка искалечила ногу. В связи с тем, что всё было оформлено по закону, т.е., как производственная травма, он получил все полагающиеся выплаты (хотя доля вины в травме его и была, поэтому иск о возмещении морального вреда он подавать не стал). Мало того, он теперь каждый год имеет право на дополнительный отпуск, реабилитацию в санатории и оплату прочих медицинских процедур, связанных с лечением поврежденной ноги. А теперь представим, если бы официально его беда была бы оформлена, как «бытовая травма»? Лечился бы преимущественно за свой счет в свободное от работы время!

У читателя, возможно, вертится вопрос. Как же так, работник виноват в получении травмы, а выплаты ему все равно полагаются? К счастью, в федеральном законе («Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» от 24.07.1998 № 125-ФЗ) пока еще существует норма: даже если работник исключительно сам виноват в получении травмы (естественно, если не было прямого умысла ее получить), доля его вины составляет не более 25%. Остальное – вина работодателя (согласитесь, это все же справедливо). Правда, внимание! Все выше сказанное распространяется только на случай, когда работник на рабочем месте был трезв. В противном случае, скорее всего, ему гарантирована только оплата больничного листа в размере МРОТ.

Неужели наш российский работодатель такой щедрый, что готов оплачивать, образно говоря, даже вину самого работника в получении травмы, спросите вы? Конечно, нет! Все это оплачиваем, ФАКТИЧЕСКИ, мы сами в виде страховых выплат. Взносы, которые перечисляются работодателем в Фонд социального страхования (ФСС) и формируют фонд средств для оплата пострадавшим работникам. Я не ошибаюсь, утверждая, что это наши общие, совместные деньги. По закону, конечно, это работодатель перечисляет средства в ФСС, но согласитесь, перечисляет он все эти средства не из своего кармана, т.е. прибыли (станет он тогда заниматься бизнесом!), все эти расходы он закладывает в себестоимость продукции и услуг. Себестоимость продукции должна быть минимальной, чтобы быть конкурентоспособной. На чем можно сэкономить, если страховые взносы – в целом, это фиксированная величина. Правильно! На заработной плате, как регулируемой составляющей себестоимости продукции и услуг. Фактически, мы с вами недополучаем часть заработной платы, и вот этой частью недополученного заработка ежемесячно пополняем указанный фонд.

Кратко рассмотрим процедуру получения этих средств. После завершения расследования, получив от администрации акт о несчастном случае на производстве, работник (или его представители) вместе актом должны предоставить в местное отделение Фонда социального страхования следующие документы: заявление, копию трудового договора, копию трудовой книжки, справку из бухгалтерии о заработной плате, закрытый и правильно оформленный больничный лист (если заполняется от руки, то только черной гелиевой или перьевой ручкой с черными чернилами). Приведенный перечень документов не исчерпывающий, в ряде случаев могут потребоваться и другие бумаги, например, в случае получения инвалидности. Если работник оплачивал лечение или покупал лекарства, еще нужно предоставить: платежные документы, подтверждающие оплату лекарственных препаратов, справки об оплате медицинских услуг и т.д.

При смерти работника родственники должны предоставить дополнительно документы о праве наследования (иждивения), заключение о причинах смерти от судмедэксперта, свидетельство о его смерти и др.
Поданные документы проверяются в Фонде. В случае принятия положительного решения, т.е. если все документы подготовлены правильно, единовременное пособие выплачивается сразу же после принятия решения, все остальные перечисления Фонд осуществит в течение месяца после вынесения решения.

На всякий случай уточню, все вышесказанное – лишь общий алгоритм, на самом деле в этом вопросе есть много нюансов, которые тоже придется учитывать, однако их рассмотрение уже выходит за рамки общего обзора. На последок хочу пожелать нашим читателям беречь себя, соблюдать на производстве требования охраны труда (они написаны все же преимущественно для нас) и не надеяться на пресловутое «авось».

И. Викторов

Виктор Алексеев

Дежурный по сайту: Виктор Алексеев

Инженер-машиностроитель. Люблю свою Родину. Люблю свою жену. Люблю свою семью. Люблю своих детей. Люблю Землю и людей, верю в разум и прогресс. Поэтому коммунист. А как иначе? Член РКРП с 2001-го года, член РОТ ФРОНТ с момента основания.

Tags: