Из-за «закона Яровой» тарифы на связь вырастут на 10%

Мы платим, чтобы власть от нас защищалась

Из-за финансовых затрат операторов на исполнение «пакета Яровой» услуги на связь могут вырасти на 10%. Такой прогноз дала Федеральная служба безопасности.

Директор департамента регулирования радиочастот и сетей связи ведомства Александр Понькин заявил, что никто не должен спекулировать, утверждая, что именно закон влияет на тарифы.

"Пакет Яровой"Президент Уральской ассоциации операторов связи направило Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций (УралАОС) Леонид Блинов не согласен с расчётами ФСБ. Он полагает, что 10%-й рост не покроет затраты на хранение информации, поэтому цифры будут куда более выдающимися. По оценкам эксперта, завышать цены придётся вдвое.

Николай Никифоров, экс-министр связи и массовых коммуникаций утверждал, что реализация «пакета Яровой» не приведёт к «драматическому росту» цен в связном сегменте.

Ряд антитеррористических поправок, названных «пакетом Яровой», был принят в июле 2016 года. Закон подразумевает ведение постоянной слежки за всеми абонентами. Мера оценивалась как антитеррористическая, но на деле вся российская оппозиция восприняла закон на свой счёт: слежка направлена не против террористов, а против «экстремистов», которые, возможно, захотят расшатать основы «конституционного строя». Именно эти враги, а вовсе не террористы, могут повредить текущим элитам.

Истеблишмент хочет знать врага в лицо, поэтому и ввёл «пакет Яровой», а ранее — СОРМ (Система технических средств для обеспечения функций оперативно-разыскных мероприятий). Они следят за каждым из нас, из чего можно сделать вывод, что власть не доверяет никому. Каждый — потенциальный враг системы.

Сегодня и тот, кто действительно «потенциальный враг», и тот, кто сидит с пивом на диване денно и нощно, обязан платить за недоверие властей. Мы будем доплачивать операторам связи, чтобы они хранили о нас всю информацию в течение нескольких лет. Мы сами платим им за то, чтобы они за нами следили. Реальность — это абсурд.