Кондопога снова закипает

Градообразующее предприятие на севере Карелии тысячами выкидывает людей на улицу.

Две тысячи четыреста сотрудников кондопожского целлюлозно-бумажного комбината получили в канун новогодних праздников уведомление об увольнении. Знаменитое и успешное некогда предприятие, задолжавшее к сегодняшнему дню кредиторам несколько миллиардов рублей, таким вот образом решает проблему выживания.

Официальное название комбината, полученное им после приватизации в 1990-х годах, – ОАО «Кондопога». Известно оно в нашей стране с конца 1920-х годов. Обеспечивало до развала СССР более одной трети потребности страны в газетной и оберточной бумаге, а также в картоне.

Во многом благодаря комбинату, жил и развивался и сам город Кондопога, расположенный на севере Карелии, в 54 км от столичного Петрозаводска. Большая часть трудоспособного населения трудилась именно здесь. Многие, выходя на пенсию, продолжали, пока есть силы, работать на ЦКБ. Больше-то негде, разве что в торговле, где заправляют с постперестроечных лет выходцы из южных регионов РФ.

— Зарплату я получал в последнее время невысокую, всего около шести тысяч рублей в месяц, — рассказ «СП» Тимофей Петрович Агафонов (фамилия собеседника изменена по его просьбе – авт.), разнорабочий, ветеран труда, отдавший родному предприятию более 40 лет. – Вместе с пенсией это позволяло как-то сводить концы с концами. По крайней мере, не голодал. Да и востребованность, регулярное общение с коллегами тоже играли свою роль. Но осенью мне предложили написать заявление об увольнении по собственному желанию. Предложение это было равносильно приказу. Тем более, ветеранов к тому времени оставалось на нашем комбинате совсем немного, единицы. Уже года два, как идут непрерывные увольнения. Начали с совместителей, затем с полставочников, потом дошло дело до ветеранов и молодых пенсионеров…

Теперь же взялись на ОАО «Кондопога» и «за всех остальных». Уже закрыто строительное управление ЦКБ. На очереди — автотранспортное.

Почти две с половиной тысячи человек — это примерно 40 процентов всех рабочих комбината. Для сравнения: во всей Кондопоге проживает сейчас чуть более 30 тысяч человек. Если не считать детей и стариков, практически все они так или иначе связаны с комбинатом. «Умрет тот, умрем и мы», — так говорят они уже не первый год. С тех самых пор, как хозяева ОАО пытаются наладить производство.

— Если бы действительно хотели – наладили бы, — уверен Тимофей Агафонов. – Но впечатление такое, что главное для них сейчас – самим не остаться в накладе. А что будет с людьми, с городом — дело второе, а, может, и десятое.

«СП»: — Вы обращались в свой профком? Что говорят профсоюзные лидеры? Они вообще помогают отстаивать рабочим их права?

— Обращались, конечно. Думали, найти там поддержку. Но в ответ услышали лишь невнятные обещания «выяснить», «разобраться».

Корреспондент «СП» тоже решила обратиться в профсоюзный комитет ОАО «Кондопога», чтобы узнать подробности «увольнительной страды», а также о мерах, которые принимаются для социальной защиты как увольняемых, так и остающихся ещё в штате сотрудников. К слову, когда-то кондопожский ЦКБ был в Союзе одним из тех предприятий, кто пробивал и пробил-таки целый пакет социальных гарантий и льгот регионального значения трудящимся. Действовали те здесь ещё в начале 2000-х гг.

Трубку на том конце провода сняла заместитель председателя профкома Любовь Черехович.

«СП»: — Любовь Сергеевна, скажите, пожалуйста, какая сейчас обстановка на вашем предприятии?

— У нас всё спокойно, всё хорошо, нет оснований для волнений.

«СП»: — Как же «нет оснований»? А массовые увольнения сотрудников? Накануне Нового года это особенно болезненно. Так недалеко и до социального взрыва, не дай Бог, конечно!

— Повторяю, у нас всё хорошо. Ещё в начале декабря мы (профком – авт.) вместе с руководством предприятия подготовили и отправили в Москву, в Кремль обращение на имя президента РФ Владимира Путина. В обращении просим о новом кредите для нашего предприятия. Ответа пока нет. Это и понятно, президент – человек занятой. Но уверены: он нас услышит и поддержит.

«СП»: — Я разговаривала с несколькими вашими работниками. Люди возмущены тем, как к ним относятся на комбинате…

— По-моему, нормально относятся. А увольняют, чтобы спасти предприятие.

В общем, «поговорили». Примерно, как в том анекдоте про встречу глухого со слепым.

Более предметным получился разговор с первым секретарём Карельского республиканского отделения Коммунистической партии Российской Федерации Павлом Хямяляйненом. О ситуации на кондопожском ЦКБ он знает не понаслышке.

— Ещё в конце ноября до нас дошли слухи о намерении руководителей ОАО «Кондопога» сократить число рабочих на предприятии, — сказал Павел Иванович. — Я с товарищами по республиканскому комитету КПРФ немедленно выехал на место. Уже тогда ситуация была критической. Убедились в этом, пообщавшись в Кондопоге как с рядовыми сотрудниками, так и с руководством комбината. Всего там сейчас около 6 000 человек. Было значительно больше, точную цифру не назову, но не менее половины населения города трудилось на ЦКБ. Где-то с середины 2000-х годов началось сокращение производства. Правда, до массовых увольнений дело не доходило. Мы надеялись — и не дойдет.

Тогда, в конце ноября, предметно говорили с гендиректором и членами совета директоров ОАО о том, как выйти из той очень непростой ситуации. Прежде всего — финансовой, в которой оказался некогда преуспевающий комбинат. С одной стороны, у него есть действующие договоры на поставку товара. Сбыт производимого товара как будто налажен. Но с другой стороны — за осень и первый месяц зимы резко поднялись тарифы на топливо, энергоресурсы, перевозку, и многое-многое другое. Это резко понизило сбыт производимого товара. Как следствие — в очередной раз увеличился долг предприятия перед кредиторами, что в свою очередь уменьшило шансы на получение нового кредита.

«СП»: — Верно ли, что суммы кредиторской задолженности и других обязательств ОАО «Кондопога» значительно превысили сейчас государственный долг всей Карелии, достигший в 2012 году рекордного размера — 8,5 миллиарда рублей? Такую информацию я получила от знакомых в республиканском правительстве. Как говорят в таких случаях: из неофициальных источников.

— Ваши источники не врут… После той поездки в Кондопогу я сразу же попросил о личной встрече главу республики Карелия Александра Худилайнена. Встреча не так давно состоялась. Она оставила двоякое впечатление. Александр Петрович в курсе происходящего на ЦКБ. Однако никакой реальной помощи от него нет. В основном только обещания «что-то придумать», «куда-то обратиться». Меня это, честно говоря, не удивляет. Он ведет себя, как и его коллеги по партии «Единая Россия», привыкшие в основном только красиво говорить. Партия власти ничего конкретного для Кондопоги пока не сделала. Между тем, социальная напряженность там нарастает. Как бы не получить нам «второго Пикалева»!..

«СП»: — На ваш взгляд, что в первую очередь нужно сделать для спасения ЦКБ?

— На мой взгляд, в Кондопоге нужно менять систему организации производства. Это главное! А у нас как? Приватизированное предприятие брошено государством на произвол акционеров, основная цель которых – личная выгода. Попросту говоря — нажива. Кто-то из них разве думает о трудящихся, их благополучии?.. Отсюда и все беды.

Случиться в Кондопоге может не «второе Пикалево», ситуацию в котором, напомним, «разруливал» в конце 2010-х годов лично Владимир Путин (после того, как сотрудники двух местных заводов наглухо перекрыли жизненно-важную автотрассу, ведущую с севера страны в центральные регионы). А вот «вторая Кондопога» вполне может грянуть.

Напомним, в сентябре 2006 года об этом маленьком карельском городке в одночасье узнал весь мир. Там произошли трагические события с гибелью людей, вызванные, вроде бы, межнациональным конфликтом. А межнациональная напряженность в Кондопоге откуда? На самом деле, конфликт местных жителей и приехавших сюда работать выходцев с Кавказа стал лишь следствием всё ухудшающегося социального положения людей. А подавляющее большинство местных, как я упомянула выше, это работники ЦКБ.

Власть в Кондопоге фактически сконцентрирована в руках руководства градообразующего предприятия ОАО «Кондопога», — говорят местные жители. Что способствовало иждивенческим настроениям чиновников городской администрации. Последняя довольно пассивна, склонна замалчивать реальные события, если они носят острый характер и требуют реальных оперативных решений. А если официальная власть и принимает какие-то решения, то они полностью зависят от того, одобряет или нет их «верхушка» ЦКБ.

У тех, кто руководит сегодня комбинатом, задача, судя по всему, одна: выжать из рабочих как можно больше, а затем просто выкинуть их с предприятия. А само предприятие, не исключено подвести под банкротство. Это ведь нынче обычная практика «новых русских капиталистов».

Справка «СП»

ОАО «Кондопога» (Кондопожский целлюлозно-бумажный комбинат) — одно из крупнейших предприятий России и Европы, специализирующееся на производстве газетной бумаги. Уставный капитал составляет 1 604 939 400 рублей. Он поделен на 5 944 220 обыкновенных именных акции, номинальной стоимостью 270 рублей.

Пуск первой бумагоделательной машины комбината состоялся в июне 1929 г. Первая послевоенная бумага на восстановленном после полного разрушения в Великую Отечественную войну комбинате была выпущена уже в 1947 году. В 1971 году кондопожский ЦКБ был удостоен высшей государственной награды — ордена Ленина. В 1992-м преобразован в акционерное общество.

РОТ ФРОНТ — широкая организация трудящихся.

РОТ ФРОНТ — Вопросы и ответы.


Людмила Николаева

svpressa.ru