Криптовалюты: лёгкие деньги или мыльный пузырь?

Зачем для майнинга покупают электростанции?

В последнее время поднялась шумиха по поводу криптовалют. Почти каждый день приходят новости, что правительства разных стран и крупные банки то предлагают запретить криптовалюты, то собираются выпустить свою. Тем временем цены на самую популярную криптовалюту — биткоин — демонстрируют взрывной рост, а обычные граждане массово кинулись зарабатывать на майнинге криптовалюты.

Криптовалюты: лёгкие деньги или мыльный пузырь?

Давайте разберёмся, что же происходит и чего нам ждать. Можно ли заработать на майнинге? Стоит ли покупать биткоины?

Начнём с краткого описания устройства криптовалюты.

Для начала представим себе банк, который ведёт полностью безналичные расчёты в обычной валюте. У этого банка есть сведения о том, какой счёт кому принадлежит и реестр всех операций по переводу денег с одного счёта на другой. Именно банк подтверждает, что деньги переведены с одного счёта на другой, и он же отвечает за предотвращение мошенничества. В этой ситуации мы вынуждены доверять банку. При этом банк может заблокировать чей-то счёт, может поднять плату за обслуживание счёта, его сотрудники могут тайно перевести деньги с вашего счёта на свой. В общем, доверять банку не всегда хочется.

Можно ли избежать необходимости доверять ведение всех операций банку? Сделать это позволяет блокчейн — технология, лежащая в основе всех криптовалют. Смысл блокчейна в том, что реестр операций по переводу денег ведётся не кем-то одним, а совместно всеми желающими. Избежать мошенничества при этом позволяют алгоритмы, пришедшие из мира криптографии — науки о шифровании информации. Эти алгоритмы позволяют любому легко проверить правильность внесения записи в реестр операций, но требуют решения сложной математической задачи для внесения блока новых записей. Решение этой задачи возможно только путём перебора множества вариантов — что-то вроде поиска правильного пароля к шифрованному сообщению. А процесс решения этих задач называется майнингом.

Причём чем больше людей занимается майнингом, чем быстрее их компьютеры, тем сложнее становятся задачи, словно им нужно подобрать всё более длинный пароль. Получается, что конкуренция участников майнинга обеспечивает, что никто не может найти решение задачи для нескольких блоков подряд и переписать историю операций в реестре.

Чтобы кто-то выполнял всю эту техническую работу по ведению реестра и его защите от мошенничества за майнинг предусмотрено получение оплаты. В биткоине, например, через эту оплату и осуществляется эмиссия, то есть выпуск новых «монет». За успешное решение вычислительных задач майнер получает определённое, причём постепенно убывающее, количество новых биткоинов. Поэтому процесс и называется майнингом, от английского mining — «добыча руды».

Словно рудокопы на золотых копях майнеры перелопачивают тонны руды, добывая очень небольшое количество нового золота — биткоинов. Золото долгое время было основной мерой стоимости, но само по себе не несло особой пользы и могло лишь служить материалом для украшений. Биткоины тоже сами по себе не приносят никакой пользы, но для их получения, так же, как и для добычи золота, нужно затратить реальные ресурсы. Оборудование для майнинга нужно произвести, настроить и обслуживать. Для работы оно потребляет электроэнергию, для производства и передачи которой, в свою очередь, необходим человеческий труд.

Таким образом, майнеры получают биткоины (для простоты будем говорить о них) за чисто техническую работу по ведению реестра операций. Эту же работу могли бы выполнить несколько современных серверов. Тем не менее конкурирующие между собой майнеры уже сжигают порядка 0,13% всей вырабатываемой в мире электроэнергии — больше, чем потребляет Аргентина. Только на майнинг биткоинов было затрачено свыше 29 ТВтч — больше, чем за год потребляет Бангладеш, страна, в которой живёт свыше 160 миллионов человек. В России для целей майнинга уже покупают целые электростанции. Разумеется, чтобы сжечь такое количество электроэнергии, необходимо ещё и огромное количество дорогого оборудования.

Причём майнеры не просто рассчитывают окупить эти огромные расходы, они планируют получить немалую прибыль. Как мы уже установили, почти никакой пользы для общества их деятельность не несёт. Так откуда прибыль?

А всё дело в том, что при существующем — капиталистическом — устройстве общества блага распределяются отнюдь не в пользу тех, кто больше трудится на пользу общества. Работники получают лишь малую долю созданных благ, основную же их часть делят между собой владельцы капитала. И, разумеется, владельцы капитала более всего хотят свой капитал приумножить. Причём далеко не всегда им выгодно вкладывать средства в новое производство или разработку новой техники. Гораздо большую выгоду часто сулят спекуляции.

И не так уж важно, чем спекулировать. Незадолго до кризиса 2000 года наиболее популярны были спекуляции на акциях интернет-компаний. Перед кризисом 2008 года — на финансовых деривативах, основанных на ипотечном кредитовании. Сегодня бум пришёлся на криптовалюты — именно на их рост ставят спекулянты, и каждый рассчитывает вывести средства с прибылью до того, как пузырь лопнет.

Криптовалюты для спекуляции подходят как нельзя кстати. Во-первых, как уже объяснялось, количество биткоинов растёт с убывающей скоростью, а значит, их предложение ограничено и цене легче расти. Во-вторых, в отличие от других финансовых рынков, рынок криптовалют ещё никак не регулируется для предотвращения пузырей. В-третьих, ажиотаж вокруг криптовалют появился только сравнительно недавно, и есть основания считать, что в ближайшее время рост продолжится.

Застой в мировой экономике, начавшийся с кризиса 2008 года, привёл к тому, что среди капиталистов интерес к спекуляциям выше, чем интерес к инвестициям в реальный сектор. Рынок акций уже перегрет до такого уровня, какой был только в 1929 году перед Великой Депрессией и в 2000 году перед крахом «Доткома». Свободные капиталы устремились в криптовалюты, что и делает даже самый затратный майнинг выгодным.

Таким образом, если майнер продаёт биткоины, он не зарабатывает деньги. Он получает у какого-то капиталиста-спекулянта часть стоимости, которую тот уже присвоил себе, проще говоря, отобрал у тружеников. Если же майнер биткоины не продаёт, а придерживает в расчёте на рост, его «заработок» остаётся фиктивным и у него есть всё шансы не успеть выйти из игры до того, как пузырь лопнет.

Почему пузырь обязательно лопнет? Это следует из того, что, кроме интереса спекулянтов, нет оснований для роста цен на криптовалюты. Область их применения для покупки товаров довольно ограничена. Даже если публика устремится покупать товары за биткоины, а магазины пойдут им на встречу, за этим последует ужесточение контроля оборота криптовалют со стороны центробанков крупнейших стран. Они просто побоятся упустить контроль за монетарной политикой.

Поддержка же со стороны спекулянтов никогда не бывает устойчивой: их бегство может спровоцировать появление другого выгодного способа сложения денег, действительные или мнимые риски. Поэтому Уоррен Баффетт, один из богатейших людей в мире, открыто заявил: «По поводу криптовалют в целом я могу сказать почти наверняка, что их ждет плохой конец»

Теперь давайте разберёмся, могут ли простые граждане вложить в покупку криптовалюты сэкономленную копеечку, чтобы как-то её приумножить, пока пузырь ещё растёт. Разумеется, шанс поучаствовать в спекуляциях с выгодой для себя есть у каждого. Но, нужно понимать, что в спекуляциях, как и везде в нашем обществе, возможности участников не равны. У крупных спекулянтов есть масса возможностей манипулировать рынком и наживаться за счёт мелких. Крупные спекулянты-манипуляторы — на биржевом жаргоне их называют кукловодами — могут разовой крупной покупкой качнуть цену вверх, чтобы мелкие покупатели подняли её ещё выше. Точно так же они могут обвалить курс или остановить его падение. Причём в их руках не только инструменты покупки и продажи — им вполне по силам оплатить публикацию в популярных СМИ, уговорить политика сделать публичное заявление или даже протолкнуть нужное политическое решение. Ну а если решение готовится правительством, они узнают о нём раньше других.

Поэтому, как бы биржевая торговля ни была похожа на казино, где правит чистый случай, в среднем крупные спекулянты выигрывают, а мелкие — проигрывают.

Итак, мы наблюдаем, как колоссальные средства вместо того, чтобы вкладываться в улучшение жизни людей, уходят в спекуляции, как на волне этих спекуляций ничего полезного не сделавшие люди становятся долларовыми миллиардерами. Наверняка через год-другой увидим и очередные массовые разорения мелких игроков. Всё это типично для капитализма, который не может не проходить через надувание пузырей и кризисы. Типично для него и расходование колоссальных средств не на благо людей, а на конкуренцию капиталов. Ведь сжигание электричества на майнинг столь же абсурдно, как и траты на рекламу (более 500 млрд долларов в год) или военные расходы (более 1500 млрд долларов в год).

Конечно, мир был бы лучше, если бы вместо оружия и рекламы люди боролись с нищетой и болезнями, невежеством и экологическими проблемами. Он был бы лучше, если бы современные вычислительные мощности занимались не майнингом, а научным планированием функционирования экономики в интересах большинства. И этот мир возможен, но, чтобы прийти к нему, нужна политическая воля тех, за чей счёт сегодня пируют спекулянты, тех, кто своим тяжёлым трудом делает возможным чью-то лёгкую наживу.

Олег Таранов