Лозновская ситуёвина.

Знамо дело, чём кот занимается, когда от безделья мается. Ну, то кот, а сотрудники учреждений, которые как один, в рядах правящей и направляющей, вместо этого, к полезным делам приучены. И официальная газета освещает эти дела наваристыми цифрами и постными прогнозами на урожай, погоду и поголовную нехватку рабочих рук. Иногда, для большей значимости, серчает «на так называемых» журналистов оппозиционной газеты, и вразумляет их козырными тузами из колоды районного главы администрации Владимира Павловича. От сдобного пирога достаётся и населению.

В одно из поселений Волгоградской области, село Лозное, прикатила власть районная для отчёта. Много машин, да не российского разлива, все Европой пахнут. Чёрной полировкой в лужах отражаются и тихонько, словно гусыни, переваливаясь с кочки на кочку, на центральную улицу по бездорожью буксуют. Багажники папками, мешками с документами набиты. А как же! Вроде в тыл врага собирались. Потому, чтобы без сучка и задоринки ответы править, которые загодя доверенные товарищи выучили под расписку. Одним словом, щи не лаптями хлебают, а учёные семинары регулярно посещают. Да и телеящик учит, как ладно подобные встречи проводить, то президента кажут, по премьер присутствием балует.

Зал набит до отказа. Пятьдесят человек. Слово взял зачинщик мероприятия, глава Дубовской районной администрации, Клочков Владимир Павлович.

Он не стал разводить бесполезные разговоры, а предложил отчитаться приехавшей делегации, а уж потом поиграть в вопросы-ответы! Присутствующие согласились, милостиво промолчала оппозиция. Ну, а уж гости, тем более проглотили пилюлю и отворили уши.

Выступление главных специалистов районной администрации было с родни умным беседам кремлёвских чиновников. Только если они говорят об миллиардах, районные — о миллионах. В остальном, та же «стагнация, глобализация» и тем же лесом в кусты. Мелькнуло слово «недофинансирование». Но как то скромно, незаметно, вроде как и не опасно для собственных карманов лидеров района, потому под эту цифирь зал начал тихонько успокаиваться. Помните, когда под телевизор наваливается дрёма? Вот под неё, неспешно, с выражением, от тарабанил Амельченко Алексей. Главный по культурному наследию и историческим остаткам.

Были перечислены десятки мероприятий «а-ля два притопа, и прихлоп», под полудрёму эта тема сменилась на медицинские страсти. Рыбалкина, главврач района, добросовестно доложила о миллионах на оборудование, количестве ФАПов и взгрустнула об отсутствии кадров врачей и других халатов. Уже вроде оглянулась взад, чтобы сесть. Но поднялась Говорова Нина Васильевна. С горечью в голосе рассказала присутствующим о своей трагедии. Когда внука можно было спасти. Много в её выступлении было обидных слов в адрес красного креста. Но Рыбалкина мудро заметила:

— Сейчас не старое время. Если вам не нравится врач в Дубовке, можете выбирать любого, который люб!

— Мы, жители села, приезжаем в город к обеду, а уже в регистратуру очередь! – Бережная Галина голос подаёт. – Нашу больницу сократили, врачи уехали.

— У нас организована электронная запись! И больница с койками присутствует. – отбояривается Рыбалкина.

— Да не у каждого есть компьютер! – ропот недовольства набирает обороты.

Ну, на то и глава района, чтобы на корню:

— Не пойму, с ваших слов нужно закрыть больницу вообще? – прямо вопрошает.

На такой кардинальный шаг никто не готов, потому как то плавно перешли на таблетки, которые днём с огнём не сыщешь. Прошлись по врачу Щепоткиной, которая вроде грубостью страдает.

— Прихожу, — печалится страдалица, — А мне в ответ: «Я из тебя молодую не сделаю».

— Ладно, — опять поднялась Рыбалкина, уволим Щепоткину, а кого на её место поставим?

Крыть нечем! Пауза, но не долго. В разговор вступает Юрина Зинаида.

— Я сколько лет как заплатила за газ, а его до сих пор нет!

— Потом про газ. Слово культуре. – Клочков молодец, в фарватере гребёт.

Опять кружковая работа и самодеятельность зал успокоили. В нирвану потихоньку опускается.

Когда про школу заговорили, и елей в адрес директора Пахомова полновесным потоком хлынул в головы лозновцев, дрёма спугнулась, исчезла.

И в самом дела, при полнейшей разрухе строений общественного пользования, школа на общем фоне разрухи, выглядит ярким фантиком сладкой конфетки. На ум приходит давняя традиция советской поры: делать показательные колхозы и совхозы.

Но об это молчит главный педагог. Опять цифирь на обучение ребятишек. Экономию и прочие атрибуты современности.

— Слёзы рекой текут! – плачется завроно. – Жалко Садковскую школу, что в двадцати километрах в хуторе находится! Ну и держать её дальше нет смысла.

А директор школы Лозновской, в такт тикает, соглашается. За объединение школ ратует. Чай чем больше детишек, тем зарплата выше. Даже не сразу расслышал в свой адрес обвинения.

— Как мне внука в детский садик оформить? – плачется старушенция лет пятидесяти. – Закрывается, не удобно!

А уж когда Александр Борисович понял, о чём речь, осерчал, гневными словами в адрес жалобщицы плеснул:

— Приходи в кабинет, решим вопрос. Я тут хозяин в этом деле. – Громко и назидательно ответствует. Чувствуется, старший над горшками детсадовскими, потому в строгости надо!

Первая часть заседания закончилась, перешли к следующей. Забыли, правда, вопрос, который касается каждого селянина. Что конкретно сделано из запланированного между районной и администрации поселения? Какие есть помехи в работе? Как оценивает сотрудничество с администрацией района глава поселения, Зенина Виктора. Правда, он рядышком сидел. Скромно и не выпячивался.

Клочков взял слово, и сотрудники сделали умные лица, пошёл третий час заседания.

Владимир Павлович коротенько освятил ситуёвину в районе, как замечательную Но, вместе с тем, есть нерадивость. Тут и работа главы городского поселения, который так и не освоил деньги по ремонту центральной улицы. Подкачали шоферы, которых рекомендовал на работы по реконструкции дороги через балку Черёмуховую.

— Ну как положиться на вас? – спрашивает громогласно. – Тут опять будут просить людей на строительство моста в Оленье! Где взять таких, чтобы не подвели?

В докладе досталось всем. После негатива, глазки перешли на директора Лозновской укрупнённой школы:

— Вот, что я могу плохого сказать о руководителе?

— Лучшая базовая школа в районе! – поднялась завроно. – С области возим делегации.

— Да почитай, губернатор сказал, в городе нет таких школ! – От похвал совсем расплылся Пахомов, довольно поднялся, орлиным взором зал оглядел. Но тут и пискнул голосок о грубости директора. Но не такова Татьяна Викторовна:

— Если есть нарушения, прошу мне бумагу на стол. Накажу.

Сказала вроде тихо, но оказалось, не совсем. Испугалась, быстренько на стульчик присела. Пахомов встал, грозно уставился в массу людишек, но…. воробей улетел.

— Итак, мы работаем хорошо, цифры говорят сами за себя. Но среди нас есть товарищи, которые вставляют палки в колёса.

Сельчане начали с удивлением озираться, выискивать, кто посмел? Но дальнейшая речь выступающего развеяла сомнения:

— Тут присутствует член районной думы, Курышева Татьяна. Ну, это ещё вроде как понятно. Но почему приехал Елтонцев, который возглавляет ТОСы районного города? Тут и представитель «Нашей газеты», которая постоянно пишет только плохое о работе моего коллектива. Да ладно бы только писали? Но, как известно, в котельной заговор учинили в мой адрес.

Дальше пошло –поехало. В.В. Елтонцев, поднялся вместе с рукой, просит слово. Тут же к нему присоединилась депутат Районной думы, Курышева. С противоположной стороны, перекрывает шум Белов Виктор Павлович. Заслуженный человек и ветеринарный врач бывшего совхоза.

— Владимир Павлович! Почему вы затыкаете рот тем, кто не согласен с вашим мнением? Вы приехали отчитываться, или учить уму разуму?

Слова пенсионера словно последней капелькой детонатора, взорвали зал. Все вскочили, уже не слушая друг друга, принялись отстаивать своё мнение.

Жена директора школы, бросается на помощь мужу, что то пытается доказать бабульке. В среде до селе дремавших присутствующих жителей хутора Садки, послышались горькие слова о том, что с закрытием школы, окончательно быдет уничтожено поселение. Начинается паника за столом президиума. Главврач, вроде стала ещё меньше За экран, где мелькали модернизационные цифры начальства, спряталась заведующая народным образованием. На заднем ряду президиума начальственные головы вдруг исчезли. Куда успели спрятаться, было непонятно. В середине зала спорившие дамы представляли хоровод, который вот-вот пуститься в пляс. Наконец поднялся последний мужчина в президиуме, Зенин. Который глава поселения, нервно зашептал что то в ухо главе районной администрации. Тот, наоборот, почувствовал себя в своей стихии, среди механизаторов машинного двора. Когда путёвки выгодные распределяли, А Владимир Павлович с матершиной конфликт улаживал. Только вздохнул глубоко грудью, шепот в ухо услыхал. Потому на публику другие слова полетели:

— Спасибо за внимание, собрание закрыто.

Хорошо закончилось собрание. Ни один неправильный вопрос не выскочил. И кто захотел его задать, остались ни с чем.

Народу ничего не оставалось делать, как сматывать удочки. Да и три часа срок не малый, потихоньку начали выкатываться на улицу.

Одним из последних выходил Глава Клочков, доверительно приглашая оппозицию в кабинет, где можно обсудить любые вопросы.

О. Круг.