«Мосгортранс» — «стабильность» по-современному

Интервью у водителя ГУП «Мосгортранс»

От редакции: Предлагаем вашему вниманию интервью, которое корреспонденту нашей редакции удалось взять у водителя, работающего в государственной транспортной компании «Мосгортранс». Несмотря на относительную стабильность положения рабочих на предприятии, цена этой стабильности – в выматывающих переработках, бюрократичности на местах и штрафовании водителей при любом удобном случае. В рабочем коллективе отсутствует чувство солидарности друг к другу, каждый рабочий находится один на один с пристально следящим за ним руководством, а потому бессилен как-либо улучшить свое положение. Наш собеседник не отрицает, что отсутствие коллективизма является большой проблемой для трудящихся, но сетует на отсутствие воли к борьбе у коллег (“у нас каждый сам за себя…”).

— Опишите, как по времени устроен рабочий день у Вас на предприятии: во сколько начинаются смены, сколько они длятся? Как обстоят дела с перерывами на обед? 

— У всех всегда все по-разному. Все зависит от маршрута, который тебе дают и расписания для этого маршрута. В каждом маршруте 10 выходов, время выхода указано в расписании, там же есть время перерыва на обед. Всего перерывов два, длительность зависит от количества выработки часов. Я, например, в 6:35 выезжаю, заезд в парк у меня в 21:04. По отработке выходит 11 с лишним часов, из-за чего перерывы у меня длинные — около 2,5 часов. Те, кто работает меньше — 10/10,5 часов — соответственно, поменьше отдыхают.Водитель

— Каким образом устроена система оплаты труда?

— У нас фиксированная оплата, по разрядам. У меня 5-й разряд и поэтому ставка у меня 200 рублей в час. Плюс имеется «премия водителя» — небольшая, около 5 тысяч — но за какие-нибудь мелкие «залеты» премии лишают. Всего зарплата складывается из почасовой ставки, надбавок, “премии водителя” и оплаты предварительного и заключительного времени. Получается порядка 50 тысяч в месяц, но есть коллеги, которые работают каждый день и спят всего по 3-4 часа в сутки — у них зарплата около 70-80 тыс. рублей в месяц.

— Интересно. Сколько всего разрядов и как они влияют на зарплату?

— Всего разрядов семь, влияют они, главным образом, на размер часовой ставки и надбавки за стаж. Есть еще надбавка за ночное время, за работу в центре города, но они от разряда не зависят.

— Надбавка за стаж происходит в пересчете зарплаты в месяц?

 — Да.

— Как изменяется надбавка за стаж, и изменяется ли вообще?

— Работаю более 4 лет и не видел пока её увеличения или уменьшения. Со второго года, как начали ее платить, она была одна, потом на 3-й год она такая же, и на 4-й год такая же. Не ощутил, что она повысилась.

— Какова «текучка» на предприятии? Известны ли Вам примеры людей, дорабатывающих до пенсии?

— Да, известны, но таких примеров не много — человека три, не больше. А так, Вы правы, многие больше двух лет не задерживаются.

— Расскажите о предварительном и заключительном времени. Что это?

— Своего рода премия, которую платят всем без исключения. Приходишь заранее на работу, и готовишься к выходу на маршрут. Надо получить “путевку” (путевой лист — прим. ред.), пройти медика, получить валидаторы, прийти к автобусу, поставить это все, проверить как работает, осмотреть техническое состояние техники. Если ты закреплен за своим автобусом, то с этим нет проблем, ты эту машину уже знаешь. А если машина тебе неизвестна, то это все надо проверять, техническую исправность техники. Если что-то случится на линии, то это будет твоя вина и тебя лишат премии. Если выезд на линию в 6:30, то ты приходишь в 6:00. Я прихожу за 40 минут, максимум за 1 час где-то. Все это — предварительное время. Заключительное время – примерно то же самое. После смены нужно приводить транспорт в порядок и готовить его к следующему дню. Например, можешь вечером приехать на мойку и простоять на ней час. За все это нерабочее время выплачивается премия.

— Можно по подробнее про валидаторы? Вы ставите их перед каждым выездом?

— Да и их 4 штуки, каждый весит около 10-ти килограмм. Те, кто на длинных автобусах работает, на т.н. «гармошках», им совсем не сладко приходится…

— А какой смысл его каждый раз снимать/ставить?

— Он ставится и запускается с помощью специальной маршрутной карты. Т.е. под каждый маршрут, своя карта.

— Меняются ли маршруты или водитель постоянно на одном и том же маршруте работает?

— Могут и на другой маршрут поставить, если ты его знаешь, чтобы не допускать ошибок. Но все водители, которые долго работают, обязаны знать их все. В колонне где-то 15-20 маршрутов и каждый их должен знать.

– Снабжают ли вас навигаторами? Или, может, есть автобусы со встроенными навигаторами?

— Нет, в автобусе не стоит ничего. Если только есть телефон с навигатором, ну, с программой специальной, чтоб точно маршрут показывала. Но ведь есть люди, которые не то что программой, но и телефоном сложным пользоваться не умеют.

— Ясно. Вот вы упоминали водителей, которые получают по 70-80 тыс. рублей в месяц и почти не спят. Такие выработки – это добровольно?

— Да, хочешь больше получать, тогда и работай соответствующим образом. Есть норма часов, которая устанавливается руководством. Если норму не выполнил, то зарплату меньше получаешь. Но все по желанию, никто не заставляет работать каждый день, сам решаешь. Кто-то вот работать так не хочет и поэтому выходит 2 через 2.

– Какова при этом среднемесячная отработка?

– Если в месяце 30 дней и где-то половина — это рабочие дни, то 10 часов в день, получается 150-160 часов в месяц, примерно.

— Так это стандартная отработка, месячная, по 160 часов?

– Для большинства да.

— Можете отметить какие-либо проблемы на работе? Недостаток горюче-смазочных материалов, расходников. Что-то приходится докупать самому?

– По большому счету такого нет, нас этим снабжают. Другое дело, что для того чтобы получить что-то, приходится побегать. Бюрократия царит полная. Недостатка расходников нет, но я слышал про одного “деятеля” из начальства, что он принуждает водителей покупать запчасти на технику за свой счет под страхом увольнения за какую-то серьезную провинность.

– Что это может быть за “провинность”?

— Повреждение техники во время работы, например. В таких случаях увольняют лишних разбирательств, обычно.
Могут вычесть из зарплаты за перерасход солярки. Прописана норма расхода в день и ты не должен ее превышать. Бывает, обвиняют в сливе топлива водителями. Самое большое у меня выходило вычетов по 5 тыс. рублей. Кто-то по 6-8 тысяч бывало отдавал за перерасход…

– По какому принципу вычитают?

— По принципу неравномерности стандартного расхода, т.е. если несколько дней на одном и том же маршруте расход один, а потом в какой-то день перерасход больше, при тех же условиях. То его высчитывают и вычитают из зарплаты.

– Может быть и правда водители сливают?

— Не, не думаю. Если поймают, то мало не покажется. Побоятся. Выгода не существенна, если сливать для себя, даже ценой штрафа.

– Есть проблемы по отпускам, соц. пакетам, мед. страховкам?

– У меня нет, но был случай, когда один водитель попытался взять больничный, чтобы не брать отгул за свой счет. Это работодателю не понравилось и его начали кидать на разные маршруты, технику менять, ну, ухудшать условия его труда.

– Такое, к сожалению, распространено, когда рабочие на предприятии не сплочены. С белой зарплаты просто так уволить человека тяжело, и работодателю приходится придумывать другие средства, чтобы он сам ушел.
Довольна ли основная масса коллектива положением дел на предприятии?

— Нет, конечно, не довольна, хотят больше получать. При этом, ответственности очень много, за все спрашивают, а платят мало.

— Есть ли у вас профсоюз? Помогает ли он в решении каких-либо вопросов с работодателем?

– Профсоюз есть, но пользы от него никакой, многие хотят из него выйти, т.к. нет никакого желания платить ежемесячный взнос по 1 000 рублей. Вот, например, жаловались в профсоюз на вычеты за топливо, писали заявление, а в ответ – ничего. Зато если в открытую заговоришь о выходе, то начальник колонны говорит, что не будет давать больше подработок. Никто и не выходит.

– Это естественно, ведь вы действуете поодиночке. Если бы вы всем коллективом вышли из профсоюза, руководство ничего сказать не посмело бы. Такие профсоюзы, как у вас, для того и создаются, чтобы держать рабочий коллектив в узде и разбираться с наиболее активными работниками.
Не задумывались о создании собственной, независимой профсоюзной организации?

— Если попробовать создать нечто подобное, то многие бы проявили интерес, но так, чтобы что-то делать: подписи собирать, собрания проводить, я не знаю, станут ли другие принимать в этом деятельное участие. Не все смогут заниматься этим в свободное время, не знаю, сложно. Многие у нас закрываются у себя в кабине, ни с кем не общаются, обедают тоже в кабине — у нас в парке каждый сам за себя.

— Это не только у вас. К сожалению, так практически повсеместно.