Особенности национальной подставы

С начала года в России совершено более полутора миллионов преступлений. Из них иностранными гражданами – более 36 тысяч. Такова сухая официальная полицейская статистика. И лишь одно из них – не призывы к джихаду против русских, не действия этнической мафии, а всего-навсего бытовое убийство – сыграло роль горящей тряпки в пороховой бочке «нерезиновой» Москвы. Гибель благородного русского юноши, сход возмущённых жителей, погромы торговых центров, увлекательный детектив про ловлю и поимку убийцы, встреча взглядов главного полицейского и «понаехавшего» преступника… Этим нас кормят с экранов телевизоров и страниц новостных порталов. Пальчики оближешь! Производители новостей поспешили дать массу оценок случившемуся. Но ещё никто толком не задался вопросом: почему рядовое преступление и его прямое последствие – сход жителей Бирюлёво, недовольных бездействием полиции, превратились в новость номер один?

Рискнём разобраться?

Прошло чуть больше месяца с момента выборов мэра Москвы. Вернее, розыгрыша спектакля со «слоном» – путинским назначенцем Собяниным и «моськой» – доморощенным «лидером оппозиции» Навальным при участии «массовки» от КПРФ, ЛДПР, «Справедливой России» и «Яблока». Москвичам известно лучше, не-москвичам – хуже или вовсе неизвестно, но все без исключения кандидаты попытались набрать политические очки на теме нелегальной иммиграции. Проще говоря, сваливали криминогенную обстановку в Москве на «понаехавших», распаляли москвичей насчёт «наступления на традиции, культуру, родной язык и дух Москвы, на безопасность», подогревали впечатления жителей столицы от множества лиц неславянской внешности на улицах. Распалили. Подогрели.

Минул этот месяц – и 10 октября происходит убийство на бытовой почве (если дело было действительно так, как представляют СМИ): азербайджанец Зейналов убивает русского парня Щербакова, заступившегося за свою девушку. Таких преступлений по всей стране – сотни или даже тысячи. Мы уже привыкли к ним и смотрим криминальную хронику как рекламу или прогноз погоды на день. Свыклись, чего ещё делать… И никто из нас не возбухает, когда русские избивают, режут, насилуют русских. Типа своих своим можно. Всё в порядке вещей.

А тут – здрасьте-пожалуйста, лицо кавказской национальности. Самое главное – лицо. Цвет кожи. Нерусский говор. Мало кто ведь будет вникать, что данный субъект – сам по себе преступник и сволочь: потянулся в российскую столицу за лёгкой деньгой, работать толком не хотел, бомбил и торговал, а не ишачил на стройках или с метлой в руках, нарушал многократно ПДД, довёл до аварии, отсидел, буянил в колонии. Не он первый такой, не он последний. Такие есть в любых народах.

Национальность национальностью, а жители Бирюлёво собрались на сход в первую голову потому, что полиции было до лампочки на очередное преступление. Потому что она не способна обеспечить безопасность простых граждан. Потому что откупиться от ответственности в ней может любой с тугим кошельком – будь он торгаш из киоска с шаурмой или проворовавшийся министр. Потому что нашему государству до народа как до одного места. Больше того – это государство само заинтересовано в наличии преступности, в «понаехавших» дешёвых мигрантах вместо своих «родных» русских рабочих. Не стало ведь секретом, что начальник службы безопасности печально известной овощебазы в Бирюлёво, покрывавший нелегальную иммиграцию, – сам полковник полиции в отставке.

Это и толкнуло простых людей к стихийной самоорганизации, как только их задели за живое. Им ведь ни самим в тёмное время на улицу спокойно выйти, ни детей, жён, матерей одних оставить. Это естественно. Это понятно. Но именно нуждой людей в личной безопасности и воспользовались националистические группировки: мол, во всём виноваты не приезжие преступники, а просто приезжие. И вновь полиция проявила сначала пофигизм – допустила накручивание страстей в соцсетях, позволила националистам собраться и начать погромы. А уж когда ситуация вышла из-под контроля – ничего не поделаешь, пришлось бить по хвостам и арестовывать не в меру буйных громил. Сравнивая это с ситуацией, когда любой социальный протест, любую левую оппозицию готовы чуть ли не бульдозерами в асфальт закатывать, волей-неволей придёшь к выводу – не молодчики со вскинутыми в фашистском приветствии руками, а самоорганизованный народ и левые заставляют пятые точки власти сжиматься в страхе. Пример тому – срочное стягивание полиции на недавно бастовавший питерский завод «Антолин».

Тема межнациональных конфликтов была раздута из драки со смертельным исходом. СМИ охотно подсаливают события в Бирюлёво: гляньте, пока один кавказец русской девушки домогался, вооружённые азиаты на православный храм напали. Так оно было или нет – пёс их знает… Но блюдо всяко подготовлено, так что трескайте на здоровье!

Сейчас разгон погромщиков и поимка Орхана Зейналова вызвали чуть ли не международный резонанс – со стороны как Азербайджана, так и Европы. Но пройдёт месяц, другой… И эти события забудут, как уже забыли события на Манежной площади почти два года назад. Но что же может быть дальше?..

Нетрудно предположить, что под предлогом поддержания общественного порядка пойдут всяческие изощрения властей. Так, в Госдуму уже внесён проект по наделению Федеральной миграционной службы полицейскими функциями – вести дознание по преступлениям. Но наряду с этими популистскими мерами вполне может пойти прижим самих простых граждан. Мигрант попался на преступлении – давай давить их! Народный сход привёл к погромам – нефиг вообще допускать народные сходы! Логика, однако… Но вот и выходит, что приличные «работодатели» будут показывать на дверь всем, у кого в паспорте место рождения – Казахстан, Азербайджан или другая азиатская страна. А полиция – давить любые ростки народной самоорганизации, пресекать любые объединения трудящихся в борьбе за свои элементарные права. Мол, не надо нам второго Бирюлёво.

Народная ненависть к власти, которая сама сделала Москву центром притяжения и для честных людей, и для торговцев, и для бандитов всех национальностей, цветов кожи, разрезов глаз, переводится в ненависть к этим приехавшим – всем без разбору. К месту или не к месту, но вспоминается момент из «Особенностей национальной охоты», когда егерь Кузьмич говорит незадачливому финну: «Пока там тебе обезьяны мерещатся, лось уйдёт!» Пока наши сограждане не будут видеть никого, кроме наглых и нахрапистых выходцев с Кавказа и Средней Азии, уйдут от ответственности покрывающая их продажная власть и продажная полиция.

Может, на «лосей» пойдём, а, мужики?

Николай Сурский