Путь в революцию 1887-1917 гг.

22 апреля родился Владимир Ильич Ленин — революционер, мыслитель, человек

ЧТО ОПРЕДЕЛИЛО ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ ЛЕНИНА, ТОЛЬКО ЛИ КАЗНЬ СТАРШЕГО БРАТА?

Размышляя над тем, что же определило жизненный путь Владимира Ульянова, некоторые авторы дают самый простой ответ: он мстил за повешенного брата. Но можно ли объяснить подобного рода выбор лишь причинами сугубо личного свойства? А за кого мстила дочь петербургского генерал-губернатора Софья Перовская? Или орловский дворянин, генеральский сын Зайчневский? Или потомок старинного рода тверских дворян Михаил Бакунин? Значит, существовали и иные мотивы, помимо сугубо личных, определявшие жизненный выбор. И, несомненно, что один из них — идеи и мысли, господствовавшие в обществе. А с тех пор как Петр Лавров в «Исторических письмах» (1868) написал о неоплатном долге перед народом, идея борьбы за его освобождение доминировала в среде передовой интеллигенции. Анна Ильинична Ульянова-Елизарова писала: «Все честные и искренние люди из молодежи рвались к борьбе с гнетом самодержавия, рвались хоть немного расшатать те тесные стены, в которых они задыхались. Самым передовым это грозило тогда гибелью, но и гибель не могла устрашить мужественных людей. Александр Ильич принадлежал к числу их Выступив идейным революционером на суде, он говорил, что только полная невозможность проводить свои убеждения путем устной и письменной пропаганды толкнула его на террор»1.

«Судьба брата имела, несомненно, глубокое влияние на Владимира Ильича , — писала Н.К. Крупская, — обострила работу мысли, выработала в нем необычайную трезвость, умение глядеть правде в глаза, не давать себя на минуту увлечь фразой, иллюзией, выработала в нем величайшую честность в подходе ко всем вопросам»2.

В своей первой ссылке, в деревне Кокушкино зимой 1887-1888 гг. Владимир Ильич много читал. «Это было чтение запоем, с раннего утра до позднего часа, — рассказывал Ленин Вацлаву Воровскому в 1904 году. — Моим любимейшим автором был Чернышевский. Все напечатанное в „Современнике” я прочитал до последней строчки, и не один раз Я читал Чернышевского „с карандашом” в руках, делая из прочитанного большие выписки и конспекты». И «до знакомства с сочинениями Маркса, Энгельса, Плеханова, — говорил он, — главное, подавляющее влияние имел на меня только Чернышевский, и началось оно с „Что делать?”. Величайшая заслуга Чернышевского в том, что он не только показал, что всякий правильно думающий и действительно порядочный человек должен быть революционером, но и другое, еще более важное: каким должен быть революционер, каковы должны быть его правила, как к своей цели он должен идти, какими способами и средствами добиваться ее осуществления»3. Эти слова дают ключ к пониманию многих вопросов, связанных с формированием личности Ленина.

1 Ульянова-Елизарова А.И. О В.И. Ленине и семье Ульяновых: Воспоминания. Очерки. Письма. Статьи. — М.: Политиздат, 1988. — С. 201.

2 Крупская Н.К. Воспоминания о Ленине. — М., 1989. — С. 14-15.

3 Валентинов Н. Встречи с Лениным II Вождь: Ленин, которого мы не знали. — Саратов, 1991.-С. 39-41

 

КОГДА ВЛАДИМИР УЛЬЯНОВ НАЧАЛ ИЗУЧАТЬ «КАПИТАЛ» К. МАРКСА?

В сентябре 1888 г. Владимиру Ильичу Ульянову было разрешено переселиться из Кокушкино в Казань, куда переехала мать с младшими детьми, а несколько позже и Анна Ильинична. Квартиру сняли в доме Орловой на Первой горе. В Казани Ульяновы жили до мая 1889 г. «Володя, — вспоминала Анна Ильинична, — окружил себя книгами и просиживал за ними большую часть дня. Здесь начал он изучать I том «Капитала» К. Маркса. Помню, как он с большим жаром и воодушевлением рассказывал мне об основах теории Маркса и тех новых горизонтах, которые она открывала От него так и веяло бодрой верой, которая передавалась и собеседникам. Он и тогда уже умел убеждать и увлекать своим словом»1.

«Капитал» он изучал по русскому изданию 1872 г., «Нищету философии» с сестрой Ольгой читали по-французски. Но более всего приходилось переводить Маркса и Энгельса с немецкого. Чтение отдельных работ не давало, однако, цельного представления о марксизме. В зиму 1888-1889 гг. ему попадает в руки программа, составленная Н.Е. Федосеевым. Марксистские программы, в которых в систематизированном виде давались подробно аннотированные списки литературы по философии, политэкономии, истории и др., создавались во многих городах. Но в Поволжье наиболее известной стала «Казанская программа», составленная Федосеевым осенью 1888 года.2 В 1908 г. на Капри Ленин говорил М. Горькому, что «лучшего пособия в то время никто не составил» и именно эта работа Федосеева, содержавшая помимо Маркса и Энгельса конспект основных изданий группы «Освобождение труда», оказала ему «огромную услугу» и «открыла прямой путь к марксизму»3.

В 1904 г., когда Ленин стал говорить молодым большевикам о том, что он «начал делаться марксистом после усвоения I тома „Капитала” и „Наших разногласий” Плеханова», Валентинов спросил его: «Когда это было?» — и услышал: «Могу вам точно ответить: в начале 1889 года, в январе»4.

1 Ульянова-Елизарова А.И. О В.И. Ленине и семье Ульяновых: Воспоминания. Очерки. Письма. Статьи. — М.: Политиздат, 1988. — С. 120-121.

2 См. Логинов В.Т. Владимир Ленин. Выбор пути: Биография. — М., 2005. — С. 102- 103.

3 Валентинов Н. Недорисованный портрет. — М., 1993. — С. 493-494.

4 Там же. Ст. 186

 

ПРЕДПРИНИМАЛА ЛИ МАРИЯ АЛЕКСАНДРОВНА ПОПЫТКИ ОГРАДИТЬ ВЛАДИМИРА ОТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ?

25 февраля 1889 г. самарский губернатор А. Свербеев сообщал Департаменту полиции, что «…действительный студент, служивший в С.-Петербургской казенной палате канцелярским служащим, Марк Тимофеевич Елизаров, по доверенности Ульяновых — родственников казненного государственного преступника Ульянова, — купил у землевладельца Константина Михайловича Сибирякова участок земли при д. Алакаевке, в количестве 83 дес. и мельницу за 7500 руб. Мельница эта находится в аренде у крестьянина Казанской губ. Алексея Евдокимова. Из владельцев купленного участка на жительство в д. Алакаевку никто еще не прибыл»1.

Покупая хутор, Мария Александровна надеялась, что Владимир займется хозяйством. Его двоюродные братья Александр и Владимир Ардашевы вели хозяйство в Кокушкино. Мать очень хотела убедить сына стать управляющим в новом имении, надеясь, что в случае, если ему так и не удастся получить высшее образование, он увлечется ведением хозяйства, и это станет не только подспорьем в семейном бюджете, но и отвлечет его от политики, оградит от «нежелательных знакомств».

3 (15) мая Ульяновы выезжают из Казани на хутор. Позднее в статье «Несколько слов о Н.Е. Федосееве» Ленин напишет: «Весной 1889 года я уехал в Самарскую губернию, где услыхал в конце лета 1889 года об аресте Федосеева и других членов казанских кружков, — между прочим и того, где я принимал участие. Думаю, что легко мог бы также быть арестован, если бы остался тем летом в Казани»2. Но уйдя от ареста, Владимир не избежал полицейского надзора. На сообщении казанского полицмейстера самарскому уездному исправнику от 8 мая 1889 г. — надписи: «Об учреждении негласного надзора за Владимиром Ульяновым предписано приставу 2 стана и полицейскому уряднику Рандулину», «Записано в книгу поднадзорных № 55»3.

Поначалу Ульяновы действительно занялись хозяйством. Купили лошадь Буланку, корову, посеяли пшеницу, гречиху, подсолнух. Но дело не заладилось. И причиной тому была крайняя нищета окрестных крестьян, что порождало конфликты. Владимир Ильич рассказывал Крупской: «Мать хотела, чтобы я хозяйством в деревне занимался. Я начал было, да вижу, нельзя, отношения с крестьянами ненормальными становятся»4. А после того, как была украдена корова, Ульяновы решили, что фермерский опыт не удался, и на следующий год сдали всю землю в аренду некоему Крушвицу, оставив за собой дом и сад. Мария Ильинична Ульянова писала: «Но если хозяйство не пошло, и от него вскоре отказались, то как дача Алакаевка была очень хороша, и мы проводили в ней каждое лето»5.

В связи с переездом семьи в Москву, а Владимира — в Петербург, Алакаевку было решено продать. 23 июля (4 августа) 1893 г. М.А. Ульянова заключила договор о «запродаже дворянину Сергею Ростиславовичу Данненбергу имения при сельце Алакаевке Богдановской волости Самарской губернии и уезда в количестве 83,5 десятин земли с водяной мельницей, постройками и со всеми угодьями за 8500 рублей». Согласно договору арендатор Крушвиц сохранял за собой право на озимый посев 1893 г.6 Но купля-продажа не состоялась, и договор был расторгнут. Хутор был продан в 1897 г. крестьянину Х.С. Данилову.

Примечания:

1 В.И. Ленин в Самаре: Сб. документов и материалов. — Куйбышев, 1990. — С. 269.

2 Ленин В.И. ПСС. Т. 45. С. 329.

3 В.И. Ленин в Самаре: Сб. документов и материалов. — Куйбышев, 1990. — С. 270.

4 Крупская Н.К. Воспоминания о Ленине. — М., 1989. — С. 29-30.

5 Ульянова М.И. О Владимире Ильиче Ленине и семье Ульяновых: Очерки. Письмами Политиздат, 1989. — С. 52.

6 В.И. Ленин. Неизвестные документы. 1891-1922. — М., 1999. — С. 19

 

ПОЧЕМУ ВЛАДИМИР УЛЬЯНОВ НЕ БЫЛ ПРИЗВАН НА ВОЕННУЮ СЛУЖБУ?

В Уставе о всесословной воинской повинности, изданном 1 января 1874 г., говорилось, что защита престола и Отечества есть священная обязанность каждого русского подданного и что все мужское население, достигшее 20 лет, без различия сословий, подлежит воинской повинности1. По Уставу часть призывников зачислялась на действительную службу с переводом после окончания срока службы в запас армии и ополчение, другая — сразу в ополчение. Это решалось жеребьевкой. Лица, по жребию не подлежащие к поступлению в постоянные войска, зачислялись в ополчение (до 40-летнего возраста) и призывались лишь в военное время. Вполне возможно, что по жребию Владимир Ульянов попал в число ополченцев, а значит, вопрос о его призыве на воинскую службу мог не подниматься вообще.

Однако у Владимира Ульянова было и веское основание избежать службы в армии. Уставом был предусмотрен ряд льгот для призывников, в том числе и по семейному положению: не призывались единственные сыновья и единственные кормильцы семьи. Владимир Ульянов на момент достижения призывного возраста и до 1901 г. (т. е. до окончания университета младшим братом Дмитрием) формально был единственным кормильцем семьи, состоящей на 1890 г., когда он достиг 20-летнего возраста, из матери, двух сестер (Анна в 1889 г. вышла замуж) и брата, обучающегося в гимназии. Анна Ильинична Ульянова-Елизарова, отвечая на вопрос научного сотрудника Дома-музея В.И. Ленина А.Г. Медведевой о том, почему Ленин не был на воинской службе, написала: «Как старший сын при матери-вдове»2.

1 Золотарев В.А., Саксонов О.В., Тюшкевич С.А. Военная история России. Жуковский- М., 2002. — С. 390.

2 Ответы А.И. Ульяновой-Елизаровой на вопросы научного сотрудника Дома-музея В.И. Ленина А.Г. Медведевой в связи с созданием Дома-музея. Рукопись. Фонды УМЛ. КП-10887. А-42. П. 2.

 

ИМЕЛ ЛИ В.И. ЛЕНИН ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ?

29 июля 1887 г. Владимир Ульянов подает прошение о приеме на юридический факультет Императорского Казанского университета. На этом прошении ректор поставил резолюцию: «Отсрочить до получения характеристики». И лишь после получения этого документа из Симбирска на прошении Ульянова появилась новая резолюция: «Принять». С этого дня Владимир становится студентом. Однако проучился он в университете всего несколько месяцев. 5 декабря 1887 г. за участие в студенческих волнениях Владимир Ульянов был исключен из университета и сослан на год под надзор полиции в Кокушкино Казанской губернии, фамильное имение деда. Но мысль о продолжении образования не оставляла его. И уже 9 мая 1888 г. Владимир и Мария Александровна направили в Петербург два прошения — министру просвещения И.Д. Делянову и директору Департамента полиции П.Н. Дурново. В обоих прошениях содержалась просьба разрешить «бывшему студенту В. Ульянову» вновь поступить в Казанский университет. Оба прошения были отклонены. В конце августа в Казань приехал министр просвещения Делянов, и Марии Александровне удалось лично вручить ему прошение о приеме сына Владимира в любой из российских университетов.

1 сентября министр на прошении наложил резолюцию: «Ничего не может быть сделано в пользу Ульянова». Тогда 6 сентября 1888 г. Владимир подает новое прошение на имя министра внутренних дел с просьбой разрешить ему «отъезд за границу для поступления в заграничный университет». Но и на эту просьбу он получает отказ. 28 октября 1889 г. В. Ульянов вновь пишет министру просвещения И.Д. Делянову, он просит разрешить сдавать экзамены экстерном при любом российском высшем учебном заведении. Но и это прошение было отклонено. Тогда Мария Александровна в мае 1890 г. сама едет в Петербург, где добивается приема у министра просвещения. 19 мая Делянов на прошении Марии Александровны пишет резолюцию: «Можно допустить к экзамену в Университетской комиссии». А в конце июля приходит разрешение на сдачу экзаменов экстерном при Петербургском университете. В августе 1890 года Владимир едет в Петербург и наводит справки о порядке сдачи экзаменов.

Сдача экзаменов экстерном представляла определенные трудности. К экстернам профессора относились с особым недоверием и предубеждением, спрашивая гораздо серьезнее, чем студентов. Экстернам редко удавалось получать при сдаче хорошие оценки.

4 апреля 1891 г., сдав предварительное письменное сочинение по уголовному праву и уплатив 20 рублей в пользу испытательной комиссии, Владимир Ульянов сдает экзамен по истории русского права. Оценка ответа: «весьма удовлетворительно», т.е. высший балл. На следующий день он сдает экзамен по государственному праву, также получив высший балл. 10 апреля — экзамен по политической экономии и статистике, через неделю – энциклопедию и историю философии права, а 24 апреля — экзамен по истории римского права. И по каждому из этих предметов он вновь получает высший балл.

Новая сессия экзаменов началась в сентябре. После письменного сочинения на тему из области права первым устным экзаменом было уголовное право. Следующий экзамен — по догме римского права. В октябре — третий и четвертый экзамены: по гражданскому и торговому праву вместе с судопроизводством. В ноябре — два последних экзамена: по церковному и международному праву. За сочинение и все устные экзамены этой сессии Владимир вновь получил высшие оценки и из 134 экзаменовавшихся закончил первым в выпуске. 15 ноября 1891 г. юридическая Испытательная комиссия Санкт-Петербургского императорского университета присудила В.И. Ульянову диплом первой степени, соответствующий степени кандидата права.

Университетский диплом давал право заниматься юридической деятельностью. Поскольку для Владимира Ульянова, как брата государственного преступника, была закрыта служба в системе государственных учреждений, он выбрал адвокатуру в качестве своей профессиональной деятельности.

 

В ТЕЛЕПЕРЕДАЧЕ «ПОСТСКРИПТУМ» (10 МАРТА 2007 г.) ОДИН ИЗ СЮЖЕТОВ БЫЛ ПОСВЯЩЕН ДВУМ ПОЛИТИЧЕСКИМ ДЕЯТЕЛЯМ — ЛЕНИНУ И КЕРЕНСКОМУ. ВЕДУЩИЙ УВЕРЕННО ЗАЯВИЛ, ЧТО ЛЕНИН — «АДВОКАТ, НЕ ВЫИГРАВШИЙ НИ ОДНОГО ДЕЛА», «БЕЗДАРНЫЙ АДВОКАТ». ТАК ЛИ ЭТО?

(27) ноября 1891 г. Испытательная комиссия Петербургского университета присудила В.И. Ульянову диплом первой степени.

(16) января 1892 г. присяжный поверенный А.Н. Хардин подал в Самарский окружной суд рапорт с просьбой о зачислении В.И. Ульянова своим помощником. Общее собрание отделений Самарского окружного суда, состоявшееся 30 января (11 февраля), удовлетворило эту просьбу.

Впервые в качестве адвоката В.И. Ульянов выступил 5 марта 1892 г. Его подзащитным был крестьянин В.Ф. Муленков, обвинявшийся в «богохульстве» и оскорблении «государя императора и его наследника». Владимиру Ильичу удалось оспорить почти все доказательства по делу, и вместо каторги суд смягчил наказание до 1 года заключения.

Помощник присяжного поверенного В.И. Ульянов стал довольно известной личностью в Самаре. Подсудимые сами избирали его для своей защиты. Клиентами Ульянова были почти исключительно люди неимущие, обвинявшиеся в кражах. Именно эти преступления участились многократно, а виной тому был страшный голод, охвативший в 1891 г. 17 губерний Поволжья и Черноземного центра. Самара — хлебная столица — стала вдруг столицей голода. Неудивительно, что количество краж достигло небывалого уровня. Большинство обвиняемых были крестьяне. Почти все клиенты Ульянова совершали преступления от безысходности. Несколько примеров. В марте 1892 г. В.И. Ульянов выступил на заседании Самарского окружного суда в качестве защитника крестьян-бедняков Самарской губернии и уезда, Дубово-Уметской волости, села Березовый Гай М.В. Опарина и Т.И. Сахарова, обвинявшихся в краже у кулака Мурзина 300 рублей, и добился смягчения наказания.

В июне он выступил в качестве защитника по делу крестьянина Самарской губернии Николаевского уезда села Вязовки Каменно- Бродской волости М.С. Бамбурова, обвинявшегося в краже различных носильных вещей. Доказав, что подсудимый действовал под влиянием «крайности и неимению средств к пропитанию», защитник добился смягчения приговора.

18 ноября 1892 г. был бездоказательно приговорен к тюремному заключению подзащитный В.И. Ульянова отставной солдат Василий Красноселов. Он обвинялся в краже кредитных билетов у торговца квашеной капустой Сурожинкова. После защитительной речи адвоката Ульянова и повторного разбирательства дела двенадцать присяжных принимают решение: «Нет, не виновен».

Еще одно дело. Оно оказалось для Ульянова-адвоката одним из сложнейших. На железнодорожной станции Безенчук пришли в движение и покатились пустые вагоны, налетели на ручную вагонетку, в которой рабочий Наурсков и его девятилетний племянник везли воду. Рабочий получил легкие ранения, а мальчик погиб на месте. В преступной халатности, повлекшей увечья и смерть, обвинялись стрелочник Кузнецов и начальник станции Языков. Оба признали свою вину, обоим грозила тюрьма. Помощник присяжного поверенного Ульянов защищал Языкова. Следствие установило, что стрелочник не подложил под колеса порожних вагонов брусья, и когда поднялся сильный ветер, вагоны покатились. А начальник «не доглядел». Защитник досконально изучил положение на станции Безенчук, выяснились различные нарушения, за которые начальник станции не отвечал, но которые и создали аварийную ситуацию. Оказалось, что мастер Волгунцев бросил вагоны без присмотра и ушел, не поставив никого в известность; что рабочие не имели права пользоваться вагонеткой, она должна была храниться под замком. Но главное, защитник добивался переквалификации обвинения Языкова на третью часть той же статьи: не «преступная халатность», а «недостаточный надзор» за исполнением подчиненными своих обязанностей. Прокурор отстаивал прежнюю формулировку для обоих обвиняемых. В защитительной речи Ульянов представил суду личность своего подзащитного. Отставной прапорщик А.Н. Языков участвовал «в походах и делах противу турок» на Балканах, был награжден военным орденом «За оборону Шипкинского перевала» и серебряной медалью «В память войны 1877-78 гг.»; за десять лет службы на железной дороге проявил себя как честный, добросовестный работник. Трагедию на вверенной ему станции воспринял как собственное горе и сразу взял вину и ответственность на себя. Не умолчал защитник и о том, что начальство, не дожидаясь приговора, уволило Языкова и загнало его на глухой полустанок, где он ныне «исполняет должность конторщика» с мизерным окладом.

Суд согласился с доводами защиты, обвинение Языкову изменил и назначил самое мягкое наказание: 100 рублей штрафа, а в случае невозможности уплаты «выдержать под арестом один месяц». Примечательно, что пострадавшие — рабочий Наурсков и отец погибшего мальчика, ознакомившись со всеми обстоятельствами дела, отказались от своих прав на возмещение ущерба.

Все эти дела 22-летний помощник присяжного поверенного Ульянов вел бесплатно для клиентов, «по назначению суда». Услуги адвоката в таких случаях оплачивались из казны.

Сложными в юридическом отношении были и гражданские дела, в которых участвовал адвокат В.И. Ульянов, решивший их в пользу клиентов. И хотя в его практике преобладали уголовные дела, А.Н. Хардин не раз утверждал: из помощника выйдет со временем «выдающийся цивилист» (специалист по гражданскому праву).

Известно, что помощник присяжного поверенного Ульянов в Самарском окружном суде участвовал в 14 уголовных и 2 гражданских делах. Он добился оправдания для пятерых своих подзащитных; одно дело было прекращено в силу примирения сторон (благодаря опять-таки адвокату); добился смягчения наказания для восьми обвиняемых; сокращения объема первоначальных обвинений — для пятерых; добился изменения квалификации обвинения на более мягкую статью — для четверых. Оба гражданских дела он решил в пользу своих клиентов. Словом, он не имел поражений и всякий раз что-нибудь да выигрывал.

 

ЗАНИМАЛСЯ ЛИ В.И. ЛЕНИН ЮРИДИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ПОСЛЕ ОТЪЕЗДА ИЗ САМАРЫ В 1893 г.?

31 августа 1893 г. Владимир Ульянов приезжает в Петербург. А уже 3 сентября 1893 г. он по рекомендации А.Н. Хардина был зачислен помощником присяжного поверенного к адвокату М.Ф. Волкенштейну. Сразу же после его зачисления в Петербургскую адвокатуру Департамент полиции немедленно известил его столичных коллег о «неблагонадежности Ульянова»1. И вынесения постановления о выдаче свидетельства на ведение судебных дел пришлось ждать полтора месяца. В это период он обдумывал вопрос о поиске другого места работы. «Мне обещают здесь место в одном юрисконсульстве, — писал он матери, — но когда именно это дело устроится (и устроится ли), не знаю»2. Однако 16 октября 1893 г. Петербургский Совет присяжных поверенных выносит постановление о выдаче свидетельства, и Владимир Ильич начинает заниматься адвокатской практикой. В Юридическом календаре на 1894 г., на странице 276, его фамилия с указанием домашнего адреса появляется в списке столичной адвокатуры.

В течение 1893-1895 гг. В.И. Ленин, как помощник присяжного поверенного, регулярно посещал Совет присяжных поверенных при Петербургском окружном суде для ведения юридических консультаций и выступлений в судебных заседаниях по уголовным делам по назначению суда. Он регулярно предоставлял в Совет отчеты о своей юридической деятельности. Адвокатской практикой Владимир Ульянов занимался вплоть до своего ареста в ночь на 9 декабря 1895 г. Еще 5 декабря он писал матери: «Д.А. мне предлагает взять дело об утверждении в правах наследства его родственника, но пока мы еще не вполне согласились»3.

После ареста Владимира Ульянова его шеф, известный в Петербурге адвокат М.Ф. Волькенштейн, и председатель Совета присяжных поверенных Петербурга В.О. Люстих изъявили желание взять подследственного на поруки, что свидетельствует о том, что молодой адвокат Ульянов успел заслужить доверие своих коллег.

Из состава помощников присяжных поверенных Владимир Ильич был отчислен только в 1898 г., уже после вынесения ему приговора суда и отправки в ссылку, по причине «неизвестности места жительства и непредставления отчетов о работе»4.

В 1922 г. Владимир Ильич вспоминал: «…когда я был в Сибири в ссылке, мне приходилось быть адвокатом. Был адвокатом подпольным, потому что я был административно-ссыльным, и это запрещалось, но так как других не было, то ко мне народ шел и рассказывал о некоторых делах»5.

1 См. Логинов В.Т. Владимир Ленин. Выбор пути: Биография. — М., 2005. — С. 172.

2 Ленин В.И. ПСС.Т.55. С. 2.

3 Там же. С. 14.

4 Ленин в Петербурге. — Л., 1957 — С. 19.

5 Ленин В.И. ПСС.Т.45. С. 102.

 

БЫЛИ ЛИ У ЛЕНИНА РОМАНТИЧЕСКИЕ УВЛЕЧЕНИЯ ДО ЖЕНИТЬБЫ НА Н.К. КРУПСКОЙ?

Авторы ряда книг о Ленине, вышедших в последние годы, пишут, что в юности он пытался ухаживать за девушками. В воспоминаниях Н. Валентинова «Встречи с Лениным» приводится фраза, якобы брошенная Лениным: «Ухажерством я занимался, когда был гимназистом…»1 Но никаких свидетельств того, что В. Ульянов испытал юношескую влюбленность, нет.

Сестра Ольга перезнакомила брата со всеми своими гимназическими подругами, он с удовольствием помогал им готовить уроки. Но девочки стеснялись Олиного брата — серьезного, начитанного, хотя он относился к ним по-товарищески. Саша Щербо рассказывала, например, как Владимир по просьбе Марии Александровны провожал ее домой: «Подаст шубу, и пойдем. А я и говорить-то не знаю что, не смею. Какой-то он сосредоточенный, серьезный казался»2. А однажды, когда Ольга заболела, она попросила брата передать записку другой подруге — Вере Юстиновой. Но свидание не состоялось. Вера сказала, что Владимир убежал от нее, а он — что убежала Вера, сконфузившись перед старшеклассником. И в следующей записке Ольга пишет подруге: «Брат сообщил мне, что не он от Вас убежал, а Вы от него. Это можно объяснить взаимной храбростью»3. Чувствуя себя совершенно свободно в общении с родными и двоюродными сестрами, он был крайне стеснителен с малознакомыми девочками. Вполне возможно, что смерть отца и казнь брата были таким сильным потрясением для Владимира, что на несколько лет единственными женщинами в его жизни стали мать и сестры. Но не стоит исключать и того, что до отъезда в Петербург он просто не успел испытать сильное чувство.

Н. Валентинов сообщает, что широкое распространение получили опубликованные в вышедшей в Париже книге «Les amours secretes de Lenin», впервые появившейся в виде статей в 1933 г. и газете «Intransigent», сведения об интимных отношениях Ленина с некоей Елизаветой К. — дамой «аристократического происхождения». В доказательство приводились якобы письма Ленина к этой К. «Даже самый поверхностный анализ названного произведения немедленно обнаруживает, что оно — плод тенденциозной и очень неловкой выдумки»4, — писал Н.Валентинов. Стиль и язык этих «писем» абсолютно не похож на ленинский. Никто из профессиональных исследователей не воспринимает всерьез данную фальсификацию.

Луис Фишер, автор книги «Жизнь Ленина», писал: «Есть веские основания думать — хотя документальных свидетельств этому нет, — что до встречи с Крупской Ленин неудачно сватался к Аполлинарии Якубовой, тоже учительнице и марксистке, подруге Крупской по вечерне-воскресной школе для рабочих. Аполлинария Якубова отвергла сватовство Ленина, выйдя замуж за профессора К.М. Тахтарева… Разочарованный Ленин стал ухаживать за Крупской и победил ее сердце»5.

Известно, что Владимир Ильич и Аполлинария Якубова (Лирочка, как он называл девушку) испытывали симпатию друг к другу. Но никаких следов «сватовства» Ульянова к Якубовой нет ни в воспоминаниях многочисленных подруг Аполлинарии и Надежды Крупской, ни в других источниках. Она, как и Крупская, навещала его в тюрьме. По словам Анны Ильиничны Ульяновой-Елизаровой, когда его выпустили из Дома предварительного заключения, перед отъездом в ссылку, А.А. Якубова прибежала и расцеловала его, смеясь и плача одновременно6. На следующий день на собрании на квартире Радченко Ульянов столкнулся в дискуссии с Якубовой. К. Тахтарев вспоминал: «В пылу спора Владимир Ильич обвинил А.А. Якубову в анархизме, и это обвинение так сильно подействовало на нее, что ей стало дурно»7. Возможно, именно тогда Аполлинарии стало очевидно, что Владимир Ильич сделал личный выбор не в ее пользу. Крупская сидела в это время в тюрьме. И именно на следующий день он «химией» написал ей письмо с признанием в любви.

Отношения с Аполлинарией у Ленина и Крупской сохранялись еще долгие годы. Владимир Ильич характеризовал их как «старую дружбу»8. Что же касается личных отношений А.А. Якубовой с К.М. Тахтаревым, то они сложились позднее, когда молодая семья Ульяновых уже жила в Сибири в ссылке. Когда Якубова сидела в тюрьме, старых подруг и друзей на воле уже не было. А Тахтарев слал ей из-за границы письма, в которых не скрывал своих чувств к ней. В марте 1899 г. он предложил ей бежать к нему за границу. После некоторых колебаний летом она бежала из ссылки в Либаву, где ее ждал Тахтарев, а оттуда вместе — в Берлин. То есть факты свидетельствуют о том, что выбор сделал Владимир Ульянов, а не Аполлинария Якубова.

Примечания:

1 Валентинов Н. Встречи с Лениным // Вождь: Ленин, которого мы не знали. — Саратов, 1992.-С. 27.

2 Фонды УМЛ. Пап. 30. Л. 5. Рукопись.

3 Там же. КП 10776. А. 37. Рукопись.

4 Валентинов Н. Встречи с Лениным II Вождь: Ленин, которого мы не знали. — Саратов, 1992.-С. 31.

5 Фишер Л. Жизнь Ленина. — Лондон, 1970. — С. 40.

6 Пролетарская революция. -1924. — № 3. — С. 119.

7 Тахтарев К.М. Рабочее движение в Петербурге (1893-1901 гг.). Поличным воспоминаниям и заметкам. — Л., 1924. — С.170

8 Ленин В.И. ПСС. Т. 46. С. 56.

 

ПРАВДА ЛИ, ЧТО БРАК Н.К. КРУПСКОЙ С В.И. ЛЕНИНЫМ, КАК УКАЗЫВАЮТ НЕКОТОРЫЕ ИЗДАНИЯ, НЕ ПЕРВЫЙ?

В книге «Кто есть кто в России и бывшем СССР», вышедшей в 1994 г. в издательстве «Терра», утверждается, что первым мужем Н.К. Крупской был эсер Борис Владимирович Герман. В 1918 г. он якобы жил в Аргентине, где с ним часто встречался и беседовал издатель журнала «Сеятель» Н.А. Чоловский. Однако имеющиеся документы и воспоминания не подтверждают этого.

Впервые Ленин и Крупская встретились в феврале 1894 г. на квартире инженера Р.Э. Классона, где собиралась революционная питерская молодежь. Предлогом для собрания послужила масленица. На «блинах» у Классона внимание Владимира Ильича привлекла обаятельная, умная учительница воскресной школы. В юности Крупская была изящна, хороша собой: большие серо-зеленые глаза, пушистая пепельная коса до пояса. Н.К. Крупская вспоминала: «Зимою 1894/95 г. я познакомилась с Владимиром Ильичем уже довольно близко. Он. занимался в рабочих кружках за Невской заставой, я там же четвертый год учительствовала в Смоленской вечерне-воскресной школе. Целый ряд рабочих из кружков, где занимался Владимир Ильич, были моими учениками по воскресной школе»1. Ближайшая гимназическая подруга Надежды Константиновны Ариадна Тыркова, впоследствии видный деятель партии кадетов, в своих воспоминаниях, относящихся к этому периоду, писала: «Надина жизнь уже определилась, наполнилась мыслями и чувствами, которым ей было суждено служить с ранней молодости и до могилы Эти мысли и чувства были неразрывно связаны с человеком, который ее захватил, тоже целиком Надя говорила о нем скудно, неохотно. Я ни одним словом не дала ей понять, что вижу, что она в него влюблена по уши Я была рада за Надю, что она переживает большое, захватывающее»2.

В 1895 г. Владимир Ильич тяжело заболел воспалением легких. Оторванный от семьи, от горячо любимой матери, он особенно остро почувствовал заботу, теплоту и внимание, которыми окружила его Надежда Константиновна. Она почти ежедневно навещала его и преданно за ним ухаживала.

В декабре того же года на них обрушился удар — арест почти всех руководителей и активных членов петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса». Больше года Владимир Ильич просидел в тюрьме. Надежда Константиновна все время до своего ареста поддерживала с ним связь, познакомилась с его родными — матерью, Марией Александровной, сестрами Анной и Марией, братом Дмитрием.

В 1897 г. Владимир Ильич был сослан в Сибирь. По делу «Союза борьбы» и Н.К. Крупская была приговорена к трем годам ссылки, которую она должна была отбывать в Уфе. Надежда Константиновна стала хлопотать, чтобы ее, как невесту В.И. Ульянова, направили в село Шушенское. Владимир Ильич также обратился к директору Департамента полиции с просьбой разрешить его невесте отбывать ссылку в Шушенском. Разрешение было получено. С нетерпением ожидал Владимир Ильич приезда Надежды Константиновны. Еще в Петербурге, когда она была в тюрьме, он в одном из «химических» писем признался ей в любви. А потом, уже из Шушенского, написал, что просит приехать к нему и стать его женой. Глубоко и нежно любила Надежда Константиновна Владимира Ильича, а на письмо его полушутливо ответила: «Ну что ж, женой, так женой». Не раз потом вспоминал этот ответ Владимир Ильич.

Надежда Константиновна приехала в Шушенское в начале мая 1898 г. вместе с матерью Елизаветой Васильевной.

Ни Владимир Ильич, ни Надежда Константиновна не собирались оформлять свой брак церковным путем, но через самое короткое время пришел приказ полицмейстера: или венчаться, или Надежда Константиновна должна покинуть Шушенское и следовать в Уфу, по месту ссылки. «Пришлось проделать всю эту комедию», — говорила позже Крупская. Владимир Ильич в письме к матери от 10 мая 1898 г. так обрисовывает сложившееся положение: «Н.К., как ты знаешь, поставили трагикомическое условие: если не вступит

немедленно (sic!) в брак, то назад в Уфу. Я вовсе не расположен допускать сие, и потому мы уже начали «хлопоты» (главным образом прошения о выдаче документов, без которых нельзя венчать), чтобы успеть обвенчаться до поста (до петровок): позволительно все же надеяться, что строгое начальство найдет это достаточно «немедленным» вступлением в брак»3.

Наконец, в начале июля документы были получены, и можно было идти в церковь. Но случилось так, что не оказалось ни поручителей, ни шаферов, ни обручальных колец, без которых свадебная церемония немыслима. Дело в том, что исправник категорически запретил выезд из Тесинского на бракосочетание и Кржижановским, и Старковым. Конечно, можно было бы опять начать хлопоты, но Владимир Ильич решил не ждать. Поручителями и шаферами он пригласил знакомых шушенских крестьян: писаря Степана Николаевича Журавлева, лавочника Иоанникия Ивановича Заверткина, Симона Афанасьевича Ермолаева и др. А один из ссыльных, Оскар Александрович Энгберг, изготовил жениху и невесте обручальные кольца из медного пятака.

10 (22) июля 1898 г. в местной церкви священник Иоанн Орестов совершил таинство венчания. Запись в церковной метрической книге с. Шушенского свидетельствует, что административно-ссыльные православные В.И. Ульянов и Н.К. Крупская венчались первым браком.

1 Крупская Н.К. Воспоминания о Ленине. — М.: Политиздат, 1989. — С. 15.

2 Тыркова-Вильямс А. То, чего больше не будет. — М., 1998. — С. 194.

3 Ленин В.И. ПСС. Т. 55. С. 89.

 

БЫЛА ЛИ Н.К. КРУПСКАЯ ДВОРЯНКОЙ? КТО ЕЕ ПРЕДКИ?

Надежда Константиновна Крупская была потомственной дворянкой. Ее дед по отцу, Игнатий Андреевич Крупский, происходил из дворян Волынской губернии Заславского повета. Мужчины рода Крупских были потомственными военными. Игнатий Андреевич начал военную службу в 1814 г., воевал с французами, турками, поляками. Из-за болезни он был переведен в Казань на относительно спокойную должность в батальоны кантонистов. В Казани он прожил до конца жизни. Около 1832 г. он женился на Марии Васильевне Гончаревской, происходившей из небогатой дворянской семьи Полтавской губернии. Рано оставшись сиротами, их дети, Александр и Константин, были определены на казенный счет в Константиновский кадетский корпус в Санкт-Петербурге. После окончания кадетского корпуса и Михайловского артиллерийского училища Константин Игнатьевич Крупский был назначен в Смоленский пехотный полк 7-ой пехотной дивизии, расквартированной в Польше. Здесь он познакомился с Елизаветой Васильопхюй Тистровой, служившей до замужества гувернанткой у местного помещика Русанова. Дед Елизаветы Васильевны, Иван Петрович Тистров, числился в свое время иностранцем (точно но установлено, какое подданство он имел: возможно, датское или немецкое), затем принял русское подданство. Он служил на императорском фарфоровом заводе инженером. Отец Елизаветы Васильевны Василий Иванович Тистров служил в корпусе горных инженеров в чине подполковника. Мать Н.К. Крупской рано лишилась родителей и воспитывалась в Павловском сиротском институте благородных девиц. В 1868 г. Константин Игнатьевич и Елизавета Васильевна поженились. Через год у них родилась дочь Надежда.

К.И. Крупский после окончания Военно-юридической академии в Петербурге служил уездным начальником в г. Гроец, недалеко от Варшавы. В 1872 г. Константин Игнатьевич был уволен со службы по клеветническому доносу как неблагонадежный, осужден Варшавской судебной палатой «за превышение власти» и лишен возможности занимать государственные должности. В поисках работы Крупские были вынуждены переезжать из города в город. Последние годы жизни Константина Игнатьевича прошли в Петербурге. В 1880 г. уголовный кассационный департамент Сената признал его «невиновным в превышении власти», определил «считать по суду оправданным, а приговор Варшавской судебной палаты отменить». Он умер в 1883 г. от туберкулеза легких.

Елизавета Васильевна Крупская всю жизнь прожила рядом с дочерью. Умерла она в 1915 г.

Сама Надежда Константиновна в автобиографии «Моя жизнь» писала: «Родители хотя и были дворяне по происхождению, но не было у них ни кола, ни двора, и когда они поженились, то бывало нередко, — так, что приходилось занимать двугривенный, чтобы купить еды»1.

1 Крупская Н.К. Моя жизнь. — М.-Л., 1925. — С. 3.

 

ПОЧЕМУ У В.И. ЛЕНИНА И Н.К. КРУПСКОЙ НЕ БЫЛО ДЕТЕЙ?

Секретарь Крупской В. Дридзо вспоминала, что однажды, когда к Н.К. Крупской попала в руки рукопись рассказа, где автор описывал, как сидели они с Владимиром Ильичем в ссылке и все время переводили с английского книгу, Надежда Константиновна с возмущением сказала: «Подумайте только, на что это похоже! Ведь мы молодые тогда были, только что поженились, крепко любили друг друга, первое время для нас ничего не существовало. А он — «все только Веббов переводили»1. О другой аналогичной рукописи Крупская написала: «Мы ведь молодожены были То, что я не пишу об этом в воспоминаниях, вовсе не значит, что не было в нашей жизни ни поэзии, ни молодой страсти»2.

В.И. Ленин и Н.К. Крупская очень хотели иметь детей, но, как известно, этого не случилось. Осенью 1917 г. в Разливе А.Н. Емельянов стал невольным свидетелем разговора его матери Надежды Кондратьевны с Н.К. Крупской. Крупская призналась: «…очень мы с Владимиром Ильичем хотели детей», и на вопрос: «А что же вам помешало? Ссылка, эмиграция?» — Надежда Константиновна ответила: «Да нет, болезни мои. И врачи не помогли»3.

Непроходящая боль от невозможности испытать материнские чувства сквозит и в письме Крупской Варваре Арманд, у которой родилась дочь: «Так я хотела когда-то ребенка»4.

Владимир Ильич, как мужчина, был сдержан в высказываниях по поводу сожаления об отсутствии у них с Надеждой Константиновной детей. Однако имеются свидетельства, из которых видно, что и для него этот вопрос был болезненным. Так, З.И. Лилина (жена Г.Е. Зиновьева) вспоминала о том, что их маленький сын Степан был любимцем Ленина: «Он никогда не уставал лазить под кровать и диван за мячом для Степы. Он носил Степу на плечах, бегал с ним взапуски и исполнял все его повеления. Иногда В.И. и Степа переворачивали все вверх дном в комнате. Когда становилось особенно уж шумно, я пыталась их останавливать, но Ильич неизменно заявлял — не мешайте, мы играем. Однажды мы шли с В.И. по дороге к ним домой. Степа бежал впереди нас. Вдруг В.И. произнес: „Эх, жаль, что у нас нет такого Степы”»5. Знавший Ленина и Крупскую социал-демократ Г.А. Соломон вспоминал, что они «очень, но тщетно, хотели иметь ребенка»6 и искренне завидовали тем, у кого были дети. Более того, Владимир Ильич делал все от него зависящее, чтобы помочь товарищу по партии, у которого должен был родиться ребенок7.

Вскоре после замужества Н.К. Крупская перенесла тяжелое женское заболевание: сказались месяцы тюремного заключения (с 28 октября 1896 г. по 12 марта 1897 г. Надежда Константиновна находилась в петербургском Доме предварительного заключения), и этот этап жизни унес много здоровья и сил. Ее мать, Елизавета Васильевна, шесть раз писала прошения об освобождении дочери ввиду ее крайне тяжелого состояния.

После новогодних праздников 1899 г. Мария Александровна в письме Надежде Константиновне спросила ее, здорова ли она, и долго ли еще ждать «прилета пташечки». В апреле 1899 г. Крупская ответила свекрови: «Что касается моего здоровья, то я совершенно здорова, но относительно прилета пташечки дела обстоят, к сожалению, плохо: никакой пташечки что-то прилететь не собирается»8.

В мае 1900 г., когда Надежда Константиновна приехала в Уфу для завершения срока ссылки, она обратилась к врачу. В.И. Ленин очень беспокоился за жену. В письме матери из Пскова в Подольск в июне 1900 г. он сообщал с тревогой: «Надя, должно быть, лежит: доктор нашел, что ее болезнь (женская) требует упорного лечения, что она должна на 2-6 недель лечь»9. Лениновед Г.Е. Хаит отыскал в Уфе запись окончательного диагноза, поставленного доктором Федотовым: «генитальный инфантилизм». Никакое лечение в те времена помочь не могло.

Для Владимира Ильича и Надежды Константиновны отсутствие детей было настоящей драмой.

Примечания:

1 Дридзо В. Надежда Константиновна. — М., 1969. — С. 56.

2 Исторический архив. -1957. — № 2. — С. 38.

3 Рубанов С.А. Наследница. — Л., 1990. — С. 178.

4 Там же.

5 Лилина З.И. Ленин как человек. — Л., 1924. — С. 14.

6 Соломон Г.А. Вблизи вождя: свет и тени. Ленин и семья Ульяновых. — М., 1991. — С. 28.

7 Там же.

8 Ленин В.И. ПСС. Т. 55. С. 409.

9 Там же. С. 183

 

В ЛИТЕРАТУРЕ ДЕЛАЕТСЯ АКЦЕНТ НА ТО, ЧТО КРУПСКАЯ БЫЛА ВЕРНЫМ ПАРТИЙНЫМ ТОВАРИЩЕМ ЛЕНИНА, ЕГО СОРАТНИЦЕЙ, ЕДИНОМЫШЛЕННИЦЕЙ, БЫЛА НЕОБХОДИМА И УДОБНА ВЛАДИМИРУ ИЛЬИЧУ ИМЕННО В ЭТОМ КАЧЕСТВЕ. КАКОВЫ БЫЛИ НА САМОМ ДЕЛЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ В.И. ЛЕНИНА И Н.К. КРУПСКОЙ?

Нельзя не признать, что Н.К. Крупская была единственной в своем роде женщиной, которую никто и никогда не смог бы заменить В.И. Ленину. Обладая большим тактом, самоотверженностью, она бесконечно его любила. Однажды племянница В.И. Ленина О.Д. Ульянова попросила Надежду Константиновну рассказать об их взаимоотношениях с мужем в молодые годы. «Как мы любили друг друга, всю жизнь любили! А в его биографиях пишут — соратница, друг. Да кроме того, что соратники и друзья, счастье было, любовь.

Любил он меня, и я его любила… И сейчас люблю»1, — сказала тогда Надежда Константиновна.

Надежда Константиновна на протяжении 25 лет была женой и близким другом Владимира Ильича. Они практически не расставались. Слаженность их быта была достигнута в значительной мере благодаря Крупской. Став женой Ленина, она не ломала себя, свой характер, черты и стереотипы поведения (она не была хорошей домохозяйкой, не уделяла особого внимания своему внешнему виду). Однако она знала, что муж принимает ее именно такой — со всеми достоинствами и недостатками. Надежда Константиновна отдала ему главное — свою жизнь ради его жизни. Интересы, вкусы, привычки, настроения мужа стали ее собственными. В автобиографии «Моя жизнь», написанной в 1925 г., Крупская писала: «Моя жизнь шла следом за его жизнью, я помогала ему в работе, чем и как могла».

Примером, характеризующим взаимоотношения Ленина и Крупской, может служить эпизод, рассказанный писательницей O.K. Матюшиной, которая в 1906 г. работала в книжном магазине большевистского издательства «Вперед» в Петербурге. Она стала свидетельницей такой сцены. «Был очень холодный день, — вспоминала Ольга Константиновна, — она вошла вся замерзшая. В руках большой пакет… В это время из внутренних комнат вышел Владимир Ильич, увидел ее в таком виде, подошел и говорит:

— Зачем ты это делаешь, зачем несла такую тяжесть?..

Видно, что он очень расстроился. А Надежда Константиновна ему говорит:

— Я нашла книги, которые так нужны для твоей работы. Могла ли я их оставить?

Вы бы видели, как изменился Владимир Ильич! Он бережно снял с Надежды Константиновны пальто, подвел ее к печке и усадил в кресло… Владимир Ильич развернул пакет и стал перебирать книги. Одну он быстро перелистал, погладил по обложке и прижал к груди.

— Спасибо, Наденька, я так давно искал эту книгу.

Мне было очень неловко. Я сидела на стремянке и думала: вот люди, которые так глубоко, так по-настоящему любят друг друга… Надежда Константиновна тащила эту тяжесть в мороз не только чтобы помочь Владимиру Ильичу, но и доставить радость любимому человеку»2.

Но и для Владимира Ильича Надежда Константиновна была очень дорога. Уже после Октябрьской революции американская журналистка Луиза Брайант, бравшая интервью у премьер- министра Советской республики, заметила: «Ленин обожает свою жену и охотно говорит о ней»3.

Он всю жизнь трогательно заботился о своей жене. И примером этой заботы может служить его отношение к свалившемуся на семью несчастью — болезни Надежды Константиновны, которая начала активно себя проявлять в период второй эмиграции. В своих воспоминаниях Н.К. Крупская писала, что на протяжении всей зимы 1912-1913 гг. чувствовала упадок сил, общую слабость, недомогание. Владимиру Ильичу с большим трудом удалось уговорить ее обратиться к врачу. Был поставлен диагноз: базедова болезнь. В мае 1913 г. в письме А.М. Горькому Ленин доверительно сообщал: «У меня невзгоды. Жена заболела базедовой болезнью. Нервы»4. Тогда же он писал в письме Г.Л. Шкловскому: «Приехали сюда в деревню близ Закопане для лечения Надежды Константиновны горным воздухом (здесь ок. 700 метров высоты) от базедовой болезни Лечим 3 недели электричеством. Успех = 0. Все по-прежнему: и пучение глаз, и вздутие шеи, и сердцебиение, все симптомы базедовой болезни»5. Как раз в это время Ленин усиленно разыскивал через своих знакомых возможность лечения жены у знаменитого швейцарского хирурга, профессора Бернского университета Т. Кохера. Это ему удается, и в июне 1913 г. Ленин и Крупская едут в Берн. Владимир Ильич не захотел отпускать жену одну и принял решение сопровождать ее. Предстоящая операция стоила немало денег, и Ленин предпринимал серьезные усилия по поиску нужной суммы. В письме в редакцию газеты «Правда» от 16 июня он просит прислать ему гонорар за май: «Очень прошу не опаздывать (деньги крайне нужны на лечение жены. На операцию)»6. В июле Кохер прооперировал Надежду Константиновну. В конце месяца Владимир Ильич сообщал матери: «Операция была, по-видимому, довольно трудная, помучили Надю около трех часов — без наркоза, но она перенесла мужественно. В четверг была очень плоха — сильнейший жар и бред, так что я перетрусил изрядно. Но вчера уже явно пошло на поправку…»7 Все эти трудные дни Владимир Ильич был рядом со своей любимой Надюшей, трогательно заботясь о ней.

Н.К. Крупская позже вспоминала: «Ильич полдня сидел у меня, а остальное время ходил в библиотеки… перечитал целый ряд медицинских книг по «базедке», делал выписки по интересовавшим его вопросам»8. В последующие годы болезнь Надежды Константиновны не раз давала рецидивы, и все это время В.И. Ленин был рядом с женой, заботясь о ее здоровье.

Владимир Ильич редко писал письма своей жене, по которым мы могли бы судить о его отношении к ней. Сохранившиеся несколько писем начала 1900-х гг. носят скорее деловой характер. Однако два ленинских письма, написанных в июле 1919 года, когда Надежда Константиновна отправилась в плавание на агитпароходе «Красная звезда», говорят о том, что он действительно любил свою жену. Оба они начинаются одинаково: «Дорогая Надюшка!», — и в этом обращении почти пятидесятилетнего мужчины столько нежности и тоски по любимой женщине! Заканчиваются оба письма также почти одинаково: «Крепко обнимаю, прошу писать и телеграфировать чаще. Твой В. Ульянов. N.B. Слушайся доктора: ешь и спи больше, тогда к зиме будешь вполне трудоспособна», «Крепко обнимаю и целую. Прошу больше отдыхать, меньше работать. Твой В. Ульянов»9. Показательно, что известный в то время всему миру как Ленин он подписывает личные письма жене своей подлинной фамилией, подчеркивая их интимный характер.

Вряд ли Ленин часто говорил Надежде Константиновне слова любви. Но он никогда не мыслил себя без ее постоянного присутствия рядом. Среди самых последних диктовок В.И. Ленина (5 марта 1923 г.) было письмо Сталину, защищающее достоинство жены: «Вы имели грубость позвать мою жену к телефону и обругать ее. Хотя она Вам и выразила согласие забыть сказанное, я не намерен забывать так легко то, что против меня сделано, а нечего и говорить, что сделанное против жены я считаю сделанным и против меня»10. Эти слова свидетельствуют не только о том, что Ленин всегда был готов встать на защиту Надежды Константиновны, но и являются свидетельством его нерасторжимости с женой.

Примечание:

1 Ульянова О.Д. Родной Ленин. — М., 2002. — С. 114-115.

2 Наследница: Страницы жизни Н.К. Крупской/сост. С.А. Рубанов.-Л., 1990.-С. 211-212.

3 Воспоминания писателей о В.И. Ленине. — М., 1990. — С. 238

4 Ленин В.И. ПСС. Т. 48. С. 180.

5 Пролетарская революция. -1925.- № 8(43). — С. 126-127.

6 Ленин В.И. ПСС. Т. 48. С. 191.

7 Там же. Т. 55. С. 343-344.

8 Воспоминания о В.И. Ленине. — М., 1968. Т. 1. — С. 398.

9 Ленин В.И. ПСС. Т. 55. С. 374, 377.

10 Там же. Т. 54. С. 329-330.

 

В РЯДЕ ЗАРУБЕЖНЫХ И ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ПУБЛИКАЦИЙ ГОВОРИТСЯ ОБ ОСОБОЙ РОЛИ И. АРМАНД В ЖИЗНИ В.И. ЛЕНИНА. КАКОВЫ НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛИ ИХ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ?

В.И. Ленин не любил говорить о себе. Знавший Ленина И.В. Валентинов, подметил: «В то, что он считал своей частной жизнью, никто не подпускался». Частная сторона ленинских отношений с Инессой Арманд была практически полностью сокрыта от посторонних глаз.

В.И. Ленин и И.Ф. Арманд познакомились в 1909 г. в Париже. Но заочное знакомство Арманд с Лениным произошло раньше в 1903 г., когда, как явствует из автобиографии И.Ф. Арманд, она в Швейцарии после короткого колебания между эсерами и эсдеками (по вопросу об аграрной программе) под влиянием книги Ильина «Развитие капитализма в России» стала большевичкой.

К моменту встречи с Лениным в Париже за ее плечами была работа пропагандиста в рабочих районах Москвы, были аресты, ссылка, побег из ссылки, эмиграция. Жизнь, полная опасности и риска, любовь, счастье материнства, горечь разлук с детьми и близкими людьми, потери. Яркой и необыкновенной была ее судьба. Родилась она в Париже в семье артистов, выросла в России. В 18 лет Инесса вышла замуж за Александра Арманда, сына богатого фабриканта. С 1904 г. стала членом РСДРП. Талант общения с людьми, умение быть другом, товарищем, огромная, поразительная работоспособность — это привлекало в И.Ф. Арманд. И, конечно, ее красота, очарование и обаяние. Эмиграция стала для нее и годами непрерывной учебы, углубления теоретических познаний, непосредственного знакомства с международным рабочим движением. Живя в Брюсселе, она за год прошла курс в Новом университете, блестяще сдала экзамены и была удостоена в октябре 1909 г. ученой степени лиценциата1 экономических наук. Позднее Инесса Федоровна посещала занятия Парижского университета и закончила его по курсу общественных наук.

В Париже И.Ф. Арманд активно включилась в работу существовавшей там местной группы большевиков, вошла в ее президиум, была избрана членом комитета заграничных организаций. Инесса вела обширную переписку с другими заграничными организациями партии, по заданию В.И. Ленина устанавливала связи с французскими социалистами, вела переговоры, переводила революционную литературу, выполняла массу кропотливой, незаметной для других, но столь нужной организаторской работы.

Пожалуй, самым ценным и достоверным источником, по которому полнее всего можно составить представление о реальной картине взаимоотношений И. Арманд и В.И. Ленина, являются письма. Более 120 писем Ленина и Арманд опубликовано в томах Полного собрания сочинений, «Биографической хронике» В.И. Ленина, в Ленинских сборниках. В них — поручения, просьбы, советы, обмен информацией о событиях, прочитанных книгах. Несомненно, это переписка единомышленников, людей, которые доверяют друг другу свои мысли, не скрывают чувств и переживаний. Перед читателем приоткрывается завеса над той стороной жизни Ленина, которая менее всего известна. Письма В.И. Ленина к И.Ф. Арманд отличаются особой доверительностью, лиризмом и эмоциональным подъемом. Так можно писать только близкому человеку, который верно поймет любые перепады настроения, не истолкует превратно временных капризов, проявления слабости, сомнений. Разве не глубоко автобиографичны такие строки, с которыми Ленин в трудные для себя дни обращается к И. Арманд: «Вот она, судьба моя. Одна боевая кампания за другой — против политических глупостей, пошлостей, оппортунизма и т. д. Это с 1893 года. И ненависть пошляков из-за этого. Ну, а я все же не променял бы сей судьбы на „мир“ с пошляками». Эти слова относятся в полной мере и к судьбе самой Инессы Федоровны Арманд, до последних своих дней беззаветно служившей делу революции.

Об отношении Инессы Арманд к Владимиру Ильичу можно судить по единственному сохранившемуся ее личному письму к Ленину, написанному в декабре 1913 г.: «Расстались, расстались мы, дорогой, с тобой! И это так больно. Я знаю, я чувствую, никогда ты сюда не приедешь! Глядя на хорошо знакомые места, я ясно сознавала, как никогда раньше, какое большое место ты еще здесь, в Париже, занимал в моей жизни Я тогда совсем не была влюблена в тебя, но и тогда я тебя очень любила. Я бы и сейчас обошлась без поцелуев, только бы видеть тебя, иногда говорить с тобой было бы радостью — и это никому бы не могло причинить боль. Зачем было меня этого лишать? Ты спрашиваешь, сержусь ли я на то, что ты «провел» расставание. Нет, я думаю, что ты это сделал не ради себя Я так любила не только слушать, но и смотреть на тебя, когда ты говорил. Во-первых, твое лицо так оживляется, и, во-вторых, удобно было смотреть, потому что ты в это время этого не замечал Крепко тебя целую. Твоя Инесса»2.

Но и для Ленина Инесса была по-настоящему близким человеком. Об этом свидетельствует уже то, что на протяжении нескольких лет он обращался в письмах к ней на «ты». Это обращение в устах Ленина носило действительно интимный характер, поскольку так, за исключением родных, он обращался всего к нескольким людям на протяжении всей жизни. Письма Ленина к Инессе носят скорее деловой характер, но иногда в них прорывались и такие высказывания: «Если возможно, не сердись на меня. Я причинил тебе много боли, я это знаю Преданный тебе В.У.»3 (25 мая 1914 г.), «О, мне хотелось бы поцеловать тебя тысячу раз, приветствовать и пожелать успехов Твой В.И.»4 (3 июля 1914 г.). В июне 1914 г. Ленин писал Арманд: «Я писал, что самая моя безграничная дружба, абсолютное уважение посвящены только 2-3 женщинам… Надеюсь, мы увидимся здесь после съезда5 и поговорим об этом. Пожалуйста, привези, когда приедешь (т. е. привези с собой) все наши письма (посылать их заказным письмом неудобно: заказное письмо может быть весьма легко вскрыто друзьями). И так далее… Пожалуйста, привези все письма сама и мы поговорим об этом»6.

Но в целом характер их взаимоотношений ближе всего передают слова Ленина, написанные в 1914 г.: «Не сердись, пожалуйста, это я любя по дружбе… (курсив наш)». Владимир Ильич в, казалось бы, непростой ситуации сумел установить раз и навсегда единственно приемлемые для порядочных людей границы взаимоотношений с Инессой Федоровной, не выходя за рамки близкой дружбы.

В этой ситуации с огромным тактом, женским достоинством и безусловной верой в порядочность мужа повела себя Надежда Константиновна Крупская. Между ней и Инессой Арманд установились полное взаимопонимание и сердечная дружба, которая была бы невозможна в случае каких-либо недомолвок и недоговоренностей со стороны мужа. Ведь сама Надежда Константиновна рассказывала, что с того момента «когда они стали жить вместе с Владимиром Ильичем, у них был уговор: никогда ни о чем друг друга не расспрашивать — без величайшего доверия они не мыслили себе совместной жизни. И еще об одном договорились они: никогда не скрывать, если их отношения друг к другу изменятся»7. Благородство поведения Владимира Ильича и Инессы не дали повода для отпечатка «треугольника» в душе Н.К. Крупской: ее теплое отношение к Инессе Арманд сохранялось на протяжении всей жизни. «Светлело в доме, когда Инесса приходила», — вспоминала Надежда Константиновна.

Да, они дружили и сохранили верность дружбе до последнего часа. И Надежда Константиновна и Владимир Ильич провожали 12 октября 1920 г. в последний путь Инессу как самого дорогого человека. Они заботились о детях Инессы Федоровны, помогали им в учебе, во всех сложных жизненных ситуациях.

Даже при отсутствии всей личной переписки, факты говорят о безусловной порядочности этих людей, сумевших сохранить в сложной жизненной ситуации по отношению друг к другу честность, доброту, благородство.

Что касается Вари Арманд, которую ряд авторов называют дочерью В.И. Ленина и И.Ф. Арманд, то родилась она 13 августа 1901 г., когда Ленин и Арманд еще не были знакомы.

Примечания:

1 Лиценциат — первая ученая степень в ряде стран Западной Европы и Латинской Америки, присваивается высшим учебным заведением и дает право преподавать в среднем учебном заведении.

2 В.И. Ленин. Неизвестные документы. 1891-1922 — М., 1999. — С. 121-122.

3 Там же. С. 136.

4 Там же. С. 154.

5 Брюссельское «объединительное» совещание, созванное Исполкомом Международного социалистического бюро II Интернационала, состоялось 16-18 июля 1914 г.

6 В.И. Ленин. Неизвестные документы. 1891-1922 — М., 1999. — С. 151.

7 Дридзо В. Надежда Константиновна. — М., 1969. — С. 62.

 

ПОЧЕМУ В.И. ЛЕНИН В РАЗЛИЧНЫХ АНКЕТАХ, ЗАПОЛНЕННЫХ ИМ САМИМ, УКАЗЫВАЛ РАЗНЫЕ ДАТЫ СВОЕГО ВСТУПЛЕНИЯ В ПАРТИЮ?

Чаще всего в ленинских документах указаны 1893 и 1898 годы (вместе и отдельно): 1893 г. указан 4 раза, 1898 г. — 2 раза, обе даты вместе — 5 раз; 3 раза указан 1895 год и по одному разу — 1894 и 1897 годы1.

Трудно объяснить, почему В.И. Ленин называл разные даты, но каждая из них имеет свой смысл. 1893 год в политической биографии Ленина — это время приезда в Петербург и установления связей с рабочими заводов и фабрик, активного включения в революционную работу марксистских кружков, начала становления как одного из руководителей петербургских марксистов.

1894 год в истории российской социал-демократической партии знаменателен тем, что именно тогда наметился поворот от пропаганды марксизма в небольших кружках передовых рабочих к агитации в широких массах рабочего класса, были сделаны первые попытки слить марксистскую теорию с рабочим движением. И Ленин был непосредственным участником этого процесса.

1897 год, по-видимому, назван Лениным потому, что в это время он вплотную приступил к разработке плана создания марксистской партии. Находясь в сибирской ссылке, он установил связи с другими социал-демократами в России и за границей, с центрами российского рабочего движения. В этом же году он написал имевшую характер программного документа статью «Задачи русских социал-демократов», работу «От какого наследства мы отказываемся?», в которой говорится об отношении социал-демократов к российским революционным традициям.

Совершенно ясно, почему названы 1895 и 1898 годы. 1895 г. — год создания петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса», который был, по словам Ленина, зачатком марксистской революционной партии в России. А в марте 1898 г. в Минске состоялся первый съезд РСДРП, провозгласивший создание Российской социал-демократической рабочей партии. И партийный стаж участников социал-демократического движения исчисляется именно с этих лет.

В двух последних партийных билетах, выданных В.И. Ленину при жизни: № 224332 образца 1920 г. и № 114482 образца 1922 г., в которых имеются его личные подписи, временем вступления в партию указан 1893 г.

1 См. Ленин В.И. ПСС. Т. 40. Между С. 234 и 235,353; Т. 41. Между С. 280 и 281,466; Т. 44. Между С. 284 и 285, 512; Т. 45. С. 454. Ленинский сборник XXXVI. С. 244

 

КАКИЕ КАЧЕСТВА В.И. ЛЕНИНА ПОЗВОЛИЛИ ЕМУ СТАТЬ ЛИДЕРОМ БОЛЬШЕВИКОВ?

Лидерство Владимира Ульянова в российских социал-демократических кругах становилось все более очевидным уже в середине 1890-х гг. Один из руководителей «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» М.А. Сильвин писал: «Мы единогласно, бесспорно и молчаливо признали его нашим лидером, нашим главой. Это главенство основывалось не только на его подавляющем авторитете как теоретика, на его огромных знаниях, необычайной трудоспособности, на его умственном превосходстве, — он имел для нас и огромный моральный авторитет»1. Принадлежавший уже тогда к числу идейных оппонентов Ленина К.М. Тахтарев замечал: «Я не знаю, хотел ли с самого начала Владимир Ильич непременно руководить его окружавшими, стремился ли он непременно стать во главе движения Мне лично думается, что он в большинстве случаев становился руководителем своих товарищей и окружавших его не потому, что непременно хотел быть среди них первым, а потому, что он шел всегда впереди их, показывая им дорогу своим личным примером и невольно ведя за собой»2.

В дальнейшем В.И. Ленин получил бесспорное лидерство среди большевистской фракции РСДРП, стал лидером партии большевиков и, в конечном итоге, привел ее к власти.

Что же позволило Ленину занять это место? Ответ на этот вопрос давали его современники, которые, включая и оппонентов Ленина, признавая его очевидное лидерство в партии, отмечали и причины этого лидерства. А.Н. Потресов, знавший Ленина еще с 1894 г., вместе с ним организовавший и редактировавший «Искру», а затем бывший его противником, признавал за ним спустя 32 года после знакомства бесспорные качества: «Никто, как он, не умел заражать своими планами, так импонировать своей волей, так покорять своей личностью, как этот на первый взгляд невзрачный и грубоватый человек, по-видимому, не имеющий никаких данных, чтобы быть обаятельным. Ни Плеханов, ни Мартов, ни кто-либо другой не обладал секретом излучавшегося Лениным прямо гипнотического воздействия на людей, я бы сказал, господства над ними Ленин представлял, в особенности в России, редкостное явление железной воли, неукротимой энергии, сливающей фанатическую веру в движение, в дело, с не меньшей верой в себя. Эта своего рода волевая избранность Ленина производила когда-то и на меня впечатление»3. П.Б. Струве, один из лидеров правого крыла социал-демократии в 1890-е гг., автор «Манифеста Российской социал-демократической рабочей партии», принятого на первом съезде РСДРП, а в дальнейшем один из лидеров партии кадетов, писал: «В своем отношении к людям Ленин подлинно источал холод, презрение и жестокость в этих неприятных, даже отталкивающих свойствах Ленина был залог его силы как политического деятеля: он всегда видел перед собой только ту цель, к которой шел твердо и непреклонно»4. Однако следует заметить, что данная характеристика Ленина отражает сложные личные и политические отношения автора воспоминаний и адресата.

Один из лидеров партии социалистов-революционеров, председатель Учредительного собрания, разогнанного большевиками, В.М. Чернов, давая характеристику Ленина, писал: «Его волевой темперамент был как стальная пружина, которая тем сильнее „отдает“, чем сильнее ее нажимают. Это был сильный и крепкий партийный и политический боец, как раз такой, какие нужны, чтобы создавать и поддерживать в своих сторонниках подъем духа, и чтобы при неудаче предупреждать зарождение среди них паники, ободряя их силой личного примера и внушением неограниченной веры в себя, и чтобы одергивать их в моменты удачи, когда так легко и так опасно превратиться, выражаясь словами Ленина, в „зазнавшуюся партию“, способную почить на лаврах и проглядеть будущие опасности. В этой необыкновенной целостности натуры заключается и в значительной доле секрет умения Ленина импонировать своим сторонникам»5. Видный деятель большевистской фракции РСДРП, знавший В.И. Ленина с 1905 г., торгпред Советской России в Италии, отказавшийся в 1925 г. вернуться в СССР, А.Д. Нагловский вспоминал: «С первых же слов в нем чувствовался сразу большой ум, тонко схватывающий каждую мелочь, хитрая практическая сметка и, конечно, абсолютная преданность делу партии. К тому же, в противоположность другим вождям, в Ленине тогда было что-то еще очень живое, молодое Ленин в своей „линии” был абсолютно твердокаменен От своих положений он никогда не отступал, даже если оставался один. И эта его сила сламывала под конец всех в партии Ленин являл собой исключительно цельную натуру. Она и превращала его в вождя. В партии все ощущали это, сознательно или подсознательно чувствовали, что без Ленина они — ничто»6. О волевых качествах личности В.И. Ленина говорил и Пятаков в разговоре с Н. Валентиновым: «В растаптывании так называемых объективных предпосылок, в смелости не считаться с ними, в этом призыве к творящей воле — решающим и определяющим фактором был и есть Ленин»7.

Известный русский философ, член партии кадетов Н.А. Бердяев также отмечал целостность и своеобразие натуры В.И. Ленина, позволившие ему стать абсолютным лидером партии: «Ленин сделан из одного куска, он монолитен Ленин потому мог стать вождем революции и реализовать свой давно выработанный план, что он не был типическим русским интеллигентом. В нем черты русского интеллигента-сектанта сочетались с чертами русских людей, собиравших и строивших русское государство Ленин был революционер-максималист и государственный человек. Он соединял в себе предельный максимализм революционной идеи, тоталитарного революционного миросозерцания с гибкостью и оппортунизмом в средствах борьбы, в практической политике. Только такие люди успевают и побеждают»8. Английский писатель-фантаст Герберт Уэллс, встретившийся с Владимиром Ильичем уже после революции, отмечая огромный авторитет Ленина, писал, что «основой его личного престижа были трезвость суждений и дальновидность Силу его составляла ясность цели в сочетании с тонкостью мысли»9.

Примечания:

1 Пролетарская революция. -1924. — № 7(30). — С. 75

2 Тахтарев К.М. Рабочее движение в Петербурге (1893-1901 гг.). Поличным воспоминаниям и заметкам. — Л., 1924. — С. 167.

3 Валентинов Н. Встречи с Лениным II Волга. -1990. — № 10. — С. 111-112.

4 Струве П.Б. Мои встречи и столкновения с Лениным II Новый мир. — 1991. — № 4. С. 219.

5 Чернов В.М. Ленин II Вождь: Ленин, которого мы не знали / сост. Г.П. Сидоровнин- Саратов, 1992. — С. 96-97.

6 Иоффе Г. История русской революции в «НЖ» II Новый журнал. -1996. — Кн. 202. С. 258.

7 Там же. С. 259.

8 Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. — Париж, 1955. — С. 94-95

9 Воспоминания о В.И. Ленине. Т. 5. — М., 1985. — С. 296.

 

НАСКОЛЬКО БЫЛО ИЗВЕСТНО ИМЯ В.И. ЛЕНИНА ДО РЕВОЛЮЦИИ 1917 г.?

КОГДА ВПЕРВЫЕ ИМЯ В.И. ЛЕНИНА ПОПАЛО В ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ?

Имеется немало дореволюционных источников, показывающих, что задолго до Октябрьской революции В.И. Ленин был замечен и оценен российской общественностью. Одним из таких источников являются дореволюционные энциклопедические словари. Исследователи выявили пятнадцать библиографических справок о В.И. Ленине в различных энциклопедических словарях, изданных до 1917 года. Самая ранняя биографическая справка о В.И. Ленине (под псевдонимом В. Ильин) была напечатана в «Научном словаре», который вышел в 1898 году в качестве приложения к журналу под редакцией М.М. Филиппова «Научное обозрение». Текст справки гласил: «Ильин 2. Владимир, новейший русский экономист, автор книг: „Экономические этюды“, 1898 г. и „Развитие капитализма в России», 1899 г.; сотрудничал в журнале „Начало», пишет в „Научном обозрении», в „Жизни» и др. журналах».

Затем биографические справки о В.И. Ленине были помещены в 3-томном «Малом энциклопедическом словаре» Брокгауза и Ефрона в 1899 году, в 3-томном «Энциклопедическом словаре» М.М. Филиппова (1901), «Энциклопедическом словаре» Ф. Павленкова (1905, 1907). Во всех этих изданиях В.И. Ленин характеризуется, главным образом, как видный экономист. Называются его наиболее значительные труды по экономике.

После первой российской революции характер биографических справок меняется. К оценкам В.И. Ленина как экономиста добавляются оценки его как политика, лидера большевиков. Имя В.И. Ленина начинает упоминаться в больших многотомных энциклопедиях. Так, в 1908 году в 21-м томе «Большой энциклопедии» была помещена справка: «Ленин Н., псевдоним писателя и политического деятеля, лидера социал-демократов Ульянова». В этой же «Большой энциклопедии» в 21 и 22 томах, в статьях «Большевики» и «Искра» вновь упоминается имя В.И. Ленина.

После поражения первой российской революции вышли «Русская энциклопедия» под редакцией группы ученых Петербургского университета, 27 томов «Энциклопедического словаря» Русского библиографического института Гранат, «Новый энциклопедический словарь» Брокгауза и Ефрона, «Политическая энциклопедия» (под ред. Л. 3. Слонимского) и др.

Биографические справки о В.И. Ленине, помещенные в этих энциклопедиях, были различными по объему и содержанию, но во всех указывались наиболее значительные из его трудов, отмечалась его выдающаяся роль в социал-демократическом, рабочем движении.

 

СКОЛЬКО БЫЛО ПСЕВДОНИМОВ У В.И. ЛЕНИНА, И С ЧЕМ СВЯЗАН НАИБОЛЕЕ ИЗВЕСТНЫЙ — ЛЕНИН?

В.И. Ленин в автобиографическом наброске в мае 1917 г. писал: «Зовут меня Владимир Ильич Ульянов».

Да, настоящая фамилия Ленина (по отцу) была, как известно, Ульянов, а Ленин — это один из его псевдонимов. Занимаясь революционной работой в царской России или находясь в эмиграции, Владимир Ильич вынужден был в целях конспирации скрывать свою настоящую фамилию.

Лишь после Октябрьской социалистической революции, когда Владимир Ильич стал во главе Советского правительства, все официальные документы он стал подписывать подлинной фамилией. Но он так сроднился со своим псевдонимом, что и тогда подписывался обычно: «В. Ульянов (Ленин)».

Сколько было псевдонимов у В.И. Ленина? В 1963 г. вышла книга «Вспомогательные указатели к хронологическому указателю произведений В.И. Ленина», в которой перечислены все его известные псевдонимы.

В этом справочнике перечислено 148 различных псевдонимов В.И. Ленина. Неполный перечень псевдонимов Ленина опубликован и в известном «Словаре псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей», составленном И.Ф. Масановым. Наиболее распространенными псевдонимами Владимира Ильича были Тулин, Старик, Статист, Фрей, Ильин, Петров, Мейер.

В начале XX века вышла в свет работа Владимира Ильича, подписанная новым тогда псевдонимом «Ленин». Это была статья «Г.г. „критики» в аграрном вопросе. Очерк первый», опубликованная в декабре 1901 года в журнале «Заря».

Так впервые на страницах революционной печати прозвучало имя Ленин. Правда, еще раньше, в январе того же 1901 г., Владимир Ильич подписал псевдонимом «Ленин» письмо Г.В. Плеханову из Мюнхена. В марте 1902 года вышла известная книга Владимира Ильича «Что делать?», на обложке которой значилась фамилия автора: «Ленин». Штутгартская типография печатает книгу и переправляет в Россию.

Там мало еще кто знает, кому принадлежит этот псевдоним. В департаменте полиции отмечали: «…за границей появилась вызвавшая большую сенсацию брошюра Н. Ленина…» Но даже несколько месяцев спустя приписывают ее не Ульянову, а другому лицу, хотя с начала 1902 года имя Ленин становится главным псевдонимом Владимира Ульянова. Мы находим его и в критико-биографическом словаре профессора Е.А. Венгерова. Во II томе (издание 1916 г.) словаря сказано: «Ленин Н. известный публицист-марксист, псевдоним В.И. Ульянова».

«Откуда же взял Ленин этот основной свой псевдоним?» — спросят много лет спустя Н.К. Крупскую. «Я не знаю, — ответит она, — почему Владимир Ильич взял себе псевдоним „Ленин», никогда его об этом не спрашивала. Мать его звали Мария Александровна, умершую сестру Ольгой. Ленские события были уже после того, как он взял себе этот псевдоним. На Лене в ссылке он не был. Вероятно, псевдоним выбран случайно, вроде того, как Г.В. Плеханов писал однажды под псевдонимом „Волгин»»1.

Петербургский исследователь М.Г. Штейн предложил собственную версию происхождения псевдонима «Ленин». В Петербурге действительно проживали Ленины. С представителями этой семьи, братьями С.Н. и Н.Н. Лениными, был знаком В.И. Ульянов в петербургский период жизни. Они встречались на заседаниях Вольного экономического общества. Кроме того, с сотрудником Министерства юстиции Н.Н. Лениным помощник присяжного поверенного В.И. Ульянов мог встречаться и по профессиональным делам в канцелярии Съезда мировых судей Петербурга. С сестрой С.Н. и Н.Н. Лениных Ольгой Николаевной была знакома по совместной работе в Смоленской вечерней школе для рабочих Н.К. Крупская. В 1900 г. С.Н. Ленин (по одной семейной версии, по просьбе сестры, по другой — своего знакомого А.Д. Цюрупы), когда возникло подозрение, что власти откажут в выдаче заграничного паспорта Владимиру Ильичу, передал В. Ульянову паспорт своего смертельно больного отца Н.Е. Ленина, исправив в нем дату рождения. Но в тот момент этот паспорт Владимиру Ильичу не понадобился, так как ему был выдан паспорт для поездки за границу на собственное имя. Однако, по данным бывшего директора Музея В.И. Ленина в Кремле А.Н. Шефова, В.И. Ульянов предъявил паспорт на имя Н.Е. Ленина владельцу типографии, печатавшего журнал «Заря», в ответ на просьбу доказать, что он действительно является Лениным. Вполне возможно, что эти события послужили основанием для выбора Владимиром Ильичом Ульяновым псевдонима «Н. Ленин»2.

Примечания:

1 Комячейка. -1924. -16 мая.

2 Штейн М.Г. Ульяновы и Ленины. Семейные тайны. — СПб., 2005. — С. 394, 418— 419.

 

СКОЛЬКО ЛЕТ В.И. ЛЕНИН ПРОЖИЛ ЗА ГРАНИЦЕЙ? ЧЕМ БЫЛА ВЫЗВАНА ЕГО ЭМИГРАЦИЯ?

Впервые Ленин выехал за границу в апреле 1895 г. для установления прямых связей «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» с группой «Освобождение труда». Предлогом для этой поездки были отдых и лечение после перенесенного им воспаления легких. Во время этой поездки Владимир Ильич познакомился с Г.В. Плехановым, П.Б. Аксельродом, встретился с зятем Карла Маркса П. Лафаргом и одним из лидеров Германской социал-демократической партии Вильгельмом Либкнехтом. Ленин посетил Швейцарию, Францию и Германию и в начале сентября 1895 г. вернулся в Россию.

Во второй раз В.И. Ленин выехал за границу 16 июля 1900 г. в связи с подготовкой издания первой общерусской социал-демократической газеты «Искра». Издание газеты в России в тех условиях было нереальным. Работа над «Искрой», журналом «Заря», а затем издание большевистской газеты «Вперед» требовали присутствия Ленина за границей. Первая эмиграция Владимира Ильича длилась почти пять лет. В этот период он жил в Швейцарии, Германии и Великобритании, выезжал в Бельгию и Францию.

В ноябре 1905 г., в период подъема первой российской революции Ленин возвращается в Россию. На родине Владимир Ильич и приехавшая вскоре Надежда Константиновна Крупская вынуждены были постоянно скрываться от полиции. Достаточно сказать, что за первые полтора месяца после приезда в Петербург Ленин сменил 8 адресов, а в 1906 г. — более пятнадцати. Департамент полиции возбудил дело об его аресте, поводом к чему была статья Владимира Ильича «Рабочая партия и ее задачи при современном положении».

Во время пребывания в России В.И. Ленин несколько раз выезжал за границу: в апреле 1906 г. в Стокгольм — для участия в работе IV (Объединительного) съезда РСДРП; в апреле 1907 г. в Копенгаген и Лондон — в связи с подготовкой и работой V съезда партии и в ноябре 1907 г. в Штутгарт, где участвовал в Конгрессе II Интернационала.

В ноябре 1907 г. Петербургский комитет по делам печати наложил арест на книгу В.И. Ленина «За 12 лет», и было возбуждено дело о привлечении ее автора к суду. 22 декабря Петербургская судебная палата вынесла приговор об уничтожении книги «Две тактики социал-демократии в демократической революции». Скрываясь от полиции, Владимир Ильич вынужден был выехать за границу. Вторая эмиграция В.И. Ленина продолжалась девять лет. Он вернулся в Россию после победы Февральской революции в апреле 1917 года.

 

В СОВРЕМЕННОЙ ПУБЛИЦИСТИКЕ ЧАСТО ВСТРЕЧАЕТСЯ УТВЕРЖДЕНИЕ, ЧТО В ЭМИГРАЦИИ В.И. ЛЕНИН ВЕЛ ОБРАЗ ЖИЗНИ «РУССКОГО БАРИНА». ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ ДЕЛАЛ ЛЕНИН, НАХОДЯСЬ В ЭМИГРАЦИИ?

В.И. Ленин провел в эмиграции в общей сложности более тринадцати лет. И эти годы были отнюдь не самыми легкими в его жизни.

В этот период он вел активную научную работу. Им были написаны крупные философские работы «Материализм и эмпириокритицизм», «Философские тетради», ряд научных статей. Он выступал с научными лекциями и рефератами. Например, в феврале 1903 г. Владимир Ильич прочел ряд лекций по аграрному вопросу в России и Европе в парижской Русской высшей школе общественных наук, организованной известными русскими учеными М. Ковалевским и Ю. Гамбаровым, относившимися неприязненно к марксистам и вообще избегавшими «политики». Они пригласили для чтения лекций В. Ильина — автора «Развития капитализма в России» и других солидных экономических работ. Лекции прошли с успехом. Когда М.М. Ковалевский узнал, что лектор В. Ильин — это один из лидеров социал-демократов В.И. Ульянов, он с огорчением заметил: «А какой хороший профессор мог бы из него выйти»1.

Однако ведущую роль в жизни В.И. Ленина в период эмиграции играла партийная работа. Он участвовал в работе ЦК РСДРП, Заграничного бюро ЦК РСДРП, Большевистского центра, Комитета Заграничной организации РСДРП, а также в деятельности II Интернационала и Международного социалистического бюро. Ленин выступал с лекциями и рефератами, посвященными текущим вопросам партийной жизни, поддерживал связи с Россией, участвовал в организации партийных съездов и конференций. Один из критиков Ленина, лидер партии эсеров В.М. Чернов так характеризовал его партийную работу в этот период: «В расколах, во фракционной борьбе протекала вся жизнь Ленина. В ней и развилась его несравненная мускулатура гладиатора, профессионала-борца, ежедневно практикующегося, ежедневно изобретающего новые трюки и уловки, чтобы положить противника на обе лопатки»2.

Неотъемлемой частью партийной работы была редакционная и публицистическая деятельность В.И. Ленина. Он являлся редактором нескольких социал-демократических и фракционных изданий (иногда он не входил формально в состав редакции, но осуществлял фактически функции редактора издания), сотрудничал в ряде общепартийных и практически во всех центральных большевистских газетах и журналах, издававшихся как легально в России, так и нелегально на родине или за границей.

Можно по-разному оценивать результаты деятельности В.И. Ленина в период вынужденной эмиграции, но его никак нельзя назвать тунеядцем. А.Д. Нагловский, находившийся среди встречавших В.И. Ленина по приезде его в Петроград в апреле 1917 г., вспоминал: «…когда я увидел вышедшего из вагона Ленина, у меня невольно пронеслось: „Как он постарел!»». В приехавшем Ленине не было уже ничего от того молодого, живого Ленина, которого я когда-то видел и в скромной квартире в Женеве, и в 1905 году в Петербурге. Это был бледный изношенный человек с печатью явной усталости»3. Это свидетельство человека, знавшего Ленина и отнюдь не симпатизировавшего ему, говорит о том, что годы эмиграции были для В.И. Ленина не «увеселительным путешествием по загранице», а периодом интенсивной научной, издательской и публицистической работы, сложной внутрипартийной борьбы. Драматизм положения Ленина в этот период усиливался еще и невозможностью вернуться на родину в связи с полицейскими преследованиями его в России вплоть до победы Февральской революции.

1 Пролетарская революция. -1924. — № 3. — С. 146.

2 Чернов В.М. Ленин II Вождь: Ленин, которого мы не знали / сост. Г.П. Сидоровнин.- Саратов, 1991.-С. 96.

3 Нагловский А.Д. Председатель наркомов II Слово. -1991. — № 11. — С. 86

 

НА КАКИЕ СРЕДСТВА ЖИЛ В.И. ЛЕНИН ЗА ГРАНИЦЕЙ?

В годы эмиграции бюджет В.И. Ленина складывался из партийного жалования, гонораров за выходившие книги и статьи, а также сумм, которые посылала мать Мария Александровна Ульянова.

Как и три остальных редактора «Искры» (Г.В. Плеханов, Ю.О. Мартов и В.И. Засулич), Ленин получал в это время жалование от партии. В дальнейшем он получал жалование как редактор большевистских изданий «Вперед», «Пролетарий», «Социал-демократ» и др., помесячное жалование как сотрудник ряда изданий, в том числе и газеты «Правда»1, а также гонорары от РСДРП(б) за публикацию статей в изданиях партии. Сохранились расписки В.И. Ленина за 1909 г. в Хозяйственную комиссию Большевистского центра о получении денег в счет заработной платы («диеты»), выдаваемых из партийного бюджета2.

Бюджет семьи пополнялся и за счет публикаций в легальных журналах, а также за счет издания книг. Так, в письмах В.И. Ленина родным от 7 июня и 21 сентября 1901 г. идет речь о гонораре от издательницы Водовозовой за книгу «Развитие капитализма в России»: «От своей издательницы я получил на днях 250р., так что и с финансовой стороны теперь дела недурны»3; «Моя издательница прислала мне кое-что, и я надеюсь обойтись этим еще довольно долго»4. В 1900-1901 гг. он получил также от издательницы О.Н. Поповой гонорар за перевод двухтомного труда С. и Б. Вебб «Теория и практика английского тред-юнионизма» (из расчета 20 рублей за страницу)5.

Анна Ильинична Ульянова-Елизарова, помогавшая В.И. Ленину в публикации книги «Материализм и эмпириокритицизм» в частном издательстве Л. Крумбюгеля «Звено» в Москве, писала В.И. Ленину 10 апреля 1909 г.: «Издателю я передала твой текущий счет, на который он обещал выслать через неделю по выходе книги 1400 р. (200 р. из них неустойки)»6.

В 1914 г. В.И. Ленин получил гонорар за заказанную ему братьями Гранат статью о К. Марксе, опубликованную в 28 томе издаваемого ими «Энциклопедического словаря».

Часть денег Владимир Ильич получал от своих родных. Например, в конце 1900 г. он получил от матери около 500 рублей, которые вместе с жалованием редактора «Искры» надолго обеспечивали ему жизнь в Мюнхене. «Мы устроились здесь совсем хорошо своей квартирой. Обзаведение мы себе купили из подержанных вещей недорого, с хозяйством Елизавета Васильевна и Надя справляются сами без особого труда»7, — писал он матери.

О получении денег упоминается и в других письмах родным. В письме Марии Александровне от 1 июля 1901 г., в котором Владимир Ильич выражает благодарность брату Дмитрию за перевод 75 рублей, вырученных «должно быть, за продажу моего ружья»8. В другом письме (от 21 сентября) Ленин благодарит мать за присланные ему 35 рублей: «Их мы наконец получили после долгой проволочки, происшедшей случайно по вине одного приятеля»9.

Анна Ильинична в письме М.И. Ульяновой от 4 октября 1915 г. писала: «…Было письмо от Нади сегодня, а на днях открытка от Володи Пишет, что нужен заработок. Когда получу их зимний адрес, отправлю 100 с лишним рублей денег, которые они весной просили не посылать ввиду невыгодности курса, но надо же когда-нибудь. Запроси их, нужны ли еще деньги»10.

Н.К. Крупская вспоминала: «Нужды, когда не знаешь, на что купить хлеба, мы не знали Жили просто, это правда. Но разве радость жизни в том, чтобы сытно и роскошно жить?»11

Примечания:

1 В.И. Ленин. Неизвестные документы. 1891-1922. — М., 1999. — С. 115.

2 Там же. С. 30-31.

3 Ленин В.И. ПСС. Т. 55. С. 210.

4 Там же. С. 215.

5 См. Белов С.В. Стремянная, 12. — М., 1986. — С. 39.

6 Ленин В.И. ПСС. Т. 55. С. 310.

7 Там же. С. 210.

8 Там же. С. 211.

9 Там же. С. 215.

10 Переписка семьи Ульяновых. 1883-1917. — М., 1969. — С. 381.

11 Крупская Н.К. Воспоминания о Ленине- М., 1989. — С. 458

 

ОТДЫХАЛ ЛИ В.И. ЛЕНИН НА КУРОРТАХ ЗА ГРАНИЦЕЙ?

На этот вопрос отвечают строки из писем Ульяновых. Так, 18 июля 1895 г. Владимир Ильич писал из Швейцарии: «Живу в этом курорте уже несколько дней и чувствую себя недурно, пансион прекрасный и лечение, видимо, дельное, так что надеюсь дня через 4-5 выбраться отсюда…»1 (Речь идет о лечении обострившейся болезни желудка — Ред.).

Летом 1902 г. Мария Александровна в сопровождении Анны Ильиничны отдыхала на севере Франции в деревне Логиви на берегу моря. Вместе с ними некоторое время отдыхал Владимир Ильич, приезжавший из Лондона, где в то время жил.

В 1903 г. после окончания работы II съезда РСДРП Владимир Ильич и Надежда Константиновна неделю отдыхали в Лозанне, а затем, надев рюкзаки, отправились в горы. «Смена впечатлений, — вспоминала Н.К. Крупская, — горный воздух, одиночество, здоровая усталость и здоровый сон прямо целительно повлияли на Владимира Ильича. Опять вернулись к нему сила и бодрость, веселое настроение»2.

13 февраля 1909 г. Мария Ильинична писала из Парижа: «…вернулась домой, застала Володю с чемоданом у двери — решил ехать в Ниццу на 10 дней. Я очень рада, там хорошо, говорят, розы цветут, купаться можно»3.

В другом письме 1 сентября 1909 г. Мария Ильинична писала из деревни Бомбон под Парижем: «Здесь хорошо: настоящая деревня, воздух прекрасный. Наши много ездят на велосипеде, а я гуляю немного»4.

В годы эмиграции Владимир Ильич считал за правило каждый год летом, хоть ненадолго, бросать работу и ехать с женой отдыхать в горы, к морю, в деревню. Это правило ведет свое происхождение еще со времен выезда на лето в имение Кокушкино и, позднее, в Алакаевку.

1 Ленин В.И. ПСС.Т.55. С. 10.

2 Там же. С. 500.

3 Переписка семьи Ульяновых. 1883-1917. — М., 1969. — С. 192.

4 Там же. С. 210.

 

БЫЛА ЛИ У УЛЬЯНОВЫХ ПРИСЛУГА, КОГДА ОНИ ЖИЛИ В ССЫЛКЕ И В ЭМИГРАЦИИ?

Елизавета Васильевна Крупская, мать Надежды Константиновны, умело вела хозяйство Ульяновых. Сама Н.К. Крупская признавалась: «Хозяйка я была плохая люди, привыкшие к заправскому хозяйству, весьма критически относились к моим упрощенным подходам».

Ни Елизавета Васильевна, ни Надежда Константиновна практически не занимались так называемой «черной работой» (мытье полов, топка печей и т. д.). Если только была малейшая возможность, для этого нанималась прислуга. Впервые она появилась у Ульяновых в Шушенском в начале октября 1898 г.: «Наконец мы наняли прислугу, — писала Крупская, — девочку лет 15 за 2 1/2 р. в месяц + сапоги следовательно, нашему самостоятельному хозяйству конец»1. Уже через две недели Надежда Константиновна писала, что нанятая девочка «всю черную работу справляет»2. И через год она подтвердила, что благодаря прислуге «с хозяйством хлопот нет»3. А через много лет в своих воспоминаниях Крупская писала: «В октябре появилась помощница, тринадцатилетняя Паша, худющая, с острыми локтями, живо прибравшая все хозяйство. Я выучила ее грамоте, и она украшала стены мамиными директивами: „Никовды, никовды чай не выливай”…»4. Паша Мезина очень привязалась к своим хозяевам, и когда Ульяновы готовились к отъезду из Шушенского, она, по воспоминаниям Надежды Константиновны, «рекой по ночам разливалась»5.

В период эмиграции для «черной работы» по дому по возможности приглашалась на несколько часов приходящая прислуга. Так, в Париже в 1909 г. домашняя работница приходила по утрам, на два-три часа. Она убирала квартиру, мыла посуду. Известно ее имя — Луиза Фарош. А во время жизни семьи Ульяновых в Кракове в 1914 г. в доме служила постоянная работница, поскольку Елизавета Васильевна из-за преклонного возраста уже не могла заниматься хозяйством.

Однако не следует думать, что прислуга сопровождала Ленина и Крупскую в течение всей их жизни в эмиграции. Например, в том же Париже прислуга была не всегда, так как, по словам Надежды Константиновны, экономили каждую копейку, а кроме того, французские девушки не всегда мирились с русской эмигрантской сутолокой. В этих случаях возрастала нагрузка на Елизавету Васильевну Крупскую.

1 Ленин — Крупская — Ульяновы. Переписка (1893-1900). — М., 1981. — С. 192.

2 Там же. С.196.

3 Там же. С. 280.

4 Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине. Т. 1. — М.: Политиздат, 1984. — С.226

5 Там же. С. 233.

 

КАКОВО БЫЛО ОТНОШЕНИЕ В.И. ЛЕНИНА К КУРЕНИЮ И АЛКОГОЛЮ?

В.И. Ленин не курил. Однако попытки закурить у него были. Уже после Октябрьской революции как-то в разговоре с красноармейцами, нещадно дымившими махрой, он рассказал: «Помню, когда был гимназистом, один раз вместе с другими так накурился, что стало дурно»1. Анна Ильинична Ульянова-Елизарова в своих воспоминаниях писала, что в казанский период жизни «Володя начал покуривать. Мать, опасаясь за его здоровье, бывшее в детстве и юношестве не из крепких, стала убеждать его бросить курение. Исчерпав доводы относительно вреда для здоровья, обычно на молодежь мало действующие, она указала ему, что и лишних трат — хотя бы и копеечных (мы жили в то время все на пенсию матери) — он себе, не имея своего заработка, позволять бы, собственно, не должен. Этот довод оказался решающим, и Володя тут же — и навсегда — бросил курить. Мать с удовлетворением рассказала мне об этом случае, добавляя, что, конечно, довод о расходах она привела в качестве последней зацепки»2. Н.К. Крупская свидетельствовала, что, дав слово матери бросить курить, Владимир Ильич «с тех пор ни разу не дотронулся до папирос»3. Более того, в период эмиграции, если у него дома закуривали, он не запрещал это делать, но начинал откровенно морщиться, демонстративно распахивать форточки, т. е. обнаруживать большое неудовольствие. Хотя Ленин не терпел курения в его присутствии, он добродушно относился к курению тещи Елизаветы Васильевны Крупской, слывшей «отчаянной курильщицей».

Владимир Ильич не особенно жаловал и алкоголь. Н.В. Валентинов писал: «Его нельзя себе представить пьяным. Вид одного пьяного товарища в Париже вызвал у него содрогание и отвращение». Однако он любил пиво. Он пристрастился к нему в Мюнхене. Немного позже, в Женеве, Ленина нередко можно было увидеть в кафе Ландоль, где, по воспоминаниям Крупской, они «подолгу засиживались… за кружкой пива». Приехавший в Париж в 1909 г. И. Эренбург вспоминал позднее: «Большевистская группа собиралась в кафе на авеню д’Орлеан Мы пришли одними из первых. Я спросил Савченко , что мне заказать; она ответила: „Гренадин. Все наши пьют гренадин..”

Действительно, всем приносили ярко-красный приторный сироп, к которому добавляли сельтерскую воду. Только Ленин заказал кружку пива»4.

В 1913 г. по дороге из Берна в Поронин Ленин с Крупской специально заехали в Мюнхен, чтобы посмотреть, каким он стал с того времени, когда они там жили. Они провели в городе несколько часов, побывали «в ресторане, славившемся каким-то особым сортом пива». Надежде Константиновне запомнилось, что «Ильич похваливал мюнхенское пиво с видом знатока и любителя»5. Однако все тот же Валентинов утверждал, что он никогда не видел, чтобы Ленин «пил более одной кружки пива».

1 Рабочие и крестьяне России о Ленине. Воспоминания. — М., 1958. — С. 215.

2 Ульянова-Елизарова А.И. О В.И. Ленине и семье Ульяновых: Воспоминания, очерки, письма, статьи. — М.: Политиздат, 1988. — С. 121.

3 Рабочие и крестьяне России о Ленине. Воспоминания. — М., 1958. — С. 215.

4 Эренбург И.Г. В январе 1909 года // Вашим, товарищ, сердцем и именем… Писатели и деятели искусства мира о В.И. Ленине. — М., 1976.- С. 52.

5 Крупская Н.К. Воспоминания о Ленине. — М.: Политиздат, 1989. — С. 215.

 

БЫЛ ЛИ В.И. ЛЕНИН ГУРМАНОМ? КАКУЮ ПИЩУ ОН ПРЕДПОЧИТАЛ?

Из воспоминаний родных и близких можно сделать вывод о том, что В.И. Ленин не был гурманом и в пище был весьма неприхотлив. Н.К. Крупская в воспоминаниях писала: «Довольно покорно ел все, что дадут. Некоторое время ели каждый день конину. Они с Иннокентием находили, что очень вкусно Не мог есть земляники (идиосинкразия). С наслаждением ел простоквашу»1.

Из Шушенского Н.К. Крупская писала: «…кормят нас хорошо, молоком поят вволю, и все мы тут процветаем…». Владимир Ильич писал в письме, что о минеральной воде, прописанной для его желудка, «я и думать забыл и надеюсь, что скоро забуду и ее название».

Затем, после довольно спокойной жизни в сибирской ссылке, началась нервная, напряженная жизнь долгих годов эмиграции. Ленину приходится передвигаться из Мюнхена в Лондон, из Лондона в Женеву, из Женевы в Париж и т. д., ездить на съезды и конгрессы.

Из воспоминаний Н.К. Крупской (Лондон, 1903 г.): «Скоро должна была приехать моя мать, и мы решили устроиться посемейному — нанять две комнаты и кормиться дома, т. к. ко всем этим „бычачьим хвостам», жаренным в бараньем жиру скатам, кэксам российские желудки весьма мало приспособлены». «С самого начала съезда (июнь 1903 г.), — писала она, — нервы его были напряжены до крайности. Бельгийская работница очень огорчалась, что Владимир Ильич не ест той чудесной редиски и голландского сыру а ему было тогда не до еды…»

В июне 1904 года «мы с Влад. Ильичем взяли мешки и ушли на месяц в горы. Деньжат у нас было в обрез, и мы питались больше всухомятку — сыром с яйцами, запивая вином да водой из ключей, а обедали лишь изредка…», — вспоминала Н.К. Крупская.

Ленин и Крупская обладали, по ее выражению, «в достаточной мере поедательными способностями», хорошим аппетитом. Особенно Ленин любил всякие «волжские продукты: балыки, семгу, икру, которые в Париж и Краков ему посылала мать, иногда в гигантском количестве». Домашнюю запечную ветчину Владимир Ильич называл «превосходной снедью». «Ну уж и балуете вы нас в этом году посылками!» — писала Крупская А.И. Ульяновой-Елизаровой 9 марта 1912 г. Когда же заканчивались запасы, он спокойно завершал день чаем или молоком, а утро начинал с вареных яиц или чая. Невзирая на болезнь желудка, Ленин любил перец и горчицу. В одном из писем родным из Кракова он писал, чтобы выслали крепчайшую русскую горчицу, несравнимую по вкусу с местной. Ценил Владимир Ильич и крепкий кофе.

В Женеве, в Париже Ленин очень часто посещал кафе, однако не любил и избегал ресторанов и жизни в пансионатах. «Не люблю общих обедов с их разговорами», — говорил он.

1 Там же. С. 468.

 

КОГДА УМЕРЛА И ГДЕ ПОХОРОНЕНА МАТЬ В.И. ЛЕНИНА МАРИЯ АЛЕКСАНДРОВНА УЛЬЯНОВА?

Мария Александровна намного пережила своего мужа. Она умерла 12 июля 1916 г. на 82-м году жизни от расширения аорты на почве атеросклероза. Это случилось в деревне Юкки под Петроградом, где снимала дачу на лето ее старшая дочь Анна Ильинична Ульянова- Елизарова. Похоронили Марию Александровну на Волковом кладбище, одном из старейших в Санкт-Петербурге. 10 мая 1891 г. здесь была похоронена младшая сестра В.И. Ленина — Ольга, учившаяся на Высших Бестужеских женских курсах и умершая от тифа. Рядом с ней и похоронили М.А. Ульянову. В 1919 г. здесь же был похоронен муж А.И. Ульяновой-Елизаровой — Марк Тимофеевич Елизаров, первый нарком путей сообщения. А когда в Москве в 1935 г. скончалась Анна Ильинична, урна с ее прахом была доставлена в Ленинград и захоронена рядом с сестрой, матерью и мужем.

Над местом погребения родных В.И. Ленина сооружен памятник- мемориал, авторами которого являются М.Г. Манизер и архитектор В.Д. Кирхоглани. Над могилой М.А. Ульяновой возвышается гордо стоящая фигура матери. В ее внешне спокойном взгляде и жесте руки с письмом, прижатым к груди, угадывается скорбь и напряженная внутренняя жизнь. Такой была Мария Александровна Ульянова, такой она запечатлена в бронзе.

 

ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ БЫЛ ОСУЩЕСТВЛЕН ПРОЕЗД В.И. ЛЕНИНА В РОССИЮ ЧЕРЕЗ ТЕРРИТОРИЮ ГЕРМАНИИ В 1917 г.? КАКИЕ ВИДНЫЕ ДЕЯТЕЛИ РЕВОЛЮЦИОННОГО ДВИЖЕНИЯ ВОСПОЛЬЗОВАЛИСЬ ЭТИМ ПУТЕМ?

С первых дней Февральской революции в России был создан Центральный комитет по возвращению на родину проживающих в Швейцарии русских политэмигрантов, который объединил в общей сложности 560 революционеров всех направлений, стоявших на платформе Циммервальдской конференции (интернационалистов — противников войны).

Когда стала совершенно очевидной невозможность возвращения российских интернационалистов через союзные страны (Англию, Францию), на совещании социалистов-циммервальдцев 19 марта 1917 г. был признан целесообразным предложенный Мартовым план обмена русских эмигрантов на немецких военнопленных.

Дальше события развивались стремительно: политико-дипломатические и технические приготовления заняли всего около трех недель. Это обусловливалось и стремлением революционеров возможно быстрее добраться до России, но также и настоятельным желанием немецкого правительства добиться своей цели.

Поездка российских интернационалистов — это «ответный ход» немцев на вступление в войну США, военную политику Антанты и на отсутствие готовности к миру Временного правительства России. Задачу этой транспортировки немецкий генерал Людендорф обрисовал так: Верховному главнокомандующему армии «требовалось для продолжения операций окончательное ослабление России и мир на Востоке». «…Военное руководство следует пожеланиям политики…», — писал он. В книге Вернера Хальвега «Возвращение Ленина в Россию в 1917 г.» приведен ряд главных документальных источников, относящихся к поездке Ленина, а именно: документы Министерства иностранных дел Германии, в основном, материалы Главного архива и Архива кайзеровского германского посольства в Берне.

В ходе общих переговоров между немецкими правительственными службами и представителями эмигрантского ЦК поездка В.И. Ленина объективно выделялась в качестве особой акции.

В послании немецкой контрразведки от 30 марта МИД со ссылкой на донесение одного своего агента говорилось: «Для Германии предпочтительнее был бы провоз сторонников партии Ленина, максималистов и большевиков». «В путь двинутся только такие русские, — гласит одна из наиболее поздних телеграмм военных органов, — которые станут добиваться мира».

Немецкие спецслужбы были заинтересованы в том, чтобы поездка Ленина прошла быстро и беспрепятственно. Поэтому поезду с эмигрантами, как «важному дипломатическому транспорту», повсюду предоставлялось предпочтительное право проезда. Это пришлось испытать и самому немецкому кронпринцу, чей поезд почти 2 часа ожидал в Галле, пока будет пропущен транспорт с Лениным и его группой.

Да, В.И. Ленин прекрасно понимал настоящую подоплеку немецкой предупредительности. Оказавшись в нейтральной стране — Швеции, В. И. Ленин, по воспоминаниям Ф. Стрема, заявил, что вполне естественно правительство Германии, разрешая проезд интернационалистов, «спекулировало на нашей оппозиции буржуазной революции, но этим надеждам не суждено оправдаться. Большевистское руководство революцией будет гораздо опаснее для немецкой императорской власти и капитализма, чем руководство революцией Керенского и Милюкова».

В некоторых изданиях утверждается, что только В.И. Ленин и его ближайшие соратники проехали через территорию Германии в «опломбированном» вагоне, а раз так, то они немецкие шпионы. Следует сразу сказать, что через территорию Германии проехало свыше 400 эмигрантов за март — декабрь 1917 г. (не один вагон, а четыре поезда), представляющие почти все оппозиционные течения в России. Кампанию обвинений в 1917 г. были вынуждены свернуть сами организаторы из-за шаткости обвинений, да к тому же среди членов других партий, кто проехал через Германию, были Мартов, Чернов. А специальная комиссия, созданная исполкомом Петроградского Совета, не смогла найти в их деятельности ничего предосудительного.

В 1917 г. бывший министр Временного правительства князь Львов написал личное обращение во все петроградские газеты с просьбой снять материалы с обвинениями против Ленина из-за их

«неверности и необоснованности». И этот вопрос по существу был снят. В тот период не только Ленин, но и меньшевики, и эсеры были за поражение своей страны в войне. За поражение своей страны в войне были и Жорес во Франции, и Роза Люксембург, и социалисты других стран, но почему-то их никто не называет шпионами.

 

ВЕРНА ЛИ ВЕРСИЯ О НЕМЕЦКИХ ДЕНЬГАХ, КОТОРЫЕ ЯКОБЫ ПОЛУЧАЛ В.И. ЛЕНИН?

Вопрос о «немецком золоте», которое якобы было передано большевикам на организацию революции в России, в последнее десятилетие активно муссируется в средствах массовой информации. Делаются ссылки на заявление германского социал-демократа Эдуарда Бернштейна о том, что, по его сведениям, большевики получили от кайзеровского правительства 50 миллионов золотых немецких марок. Однако не имеется ни соответствующих расписок, бланков, более того, никто не видел документов германского военного министерства и Разведывательного отделения Генерального штаба Германии. Имеются лишь материалы вторичного характера, и постоянно сохраняется вопрос об их достоверности, поскольку не исключены фальсификации, как это было с оказавшимся фальшивкой «досье Сиссона».

Тем не менее, это досье, автором которого был польский журналист и авантюрист Ф. Оссендовский1, остается для некоторых исследователей источником получения информации о «немецких деньгах». Так, А. Арутюнов пишет: «…целесообразно дать читателю возможность ознакомиться с документами, которые были ранее недоступны даже исследователям. Это редчайшие материалы, проливающие свет на темные (и сознательно запутанные) лабиринты большевистской истории. Я имею в виду сборник „Немецко-большевистская конспирация», изданный Правительственным Комитетом общественного осведомления Соединенных Штатов Америки еще в октябре 1918 года»2. Но насколько верны указанные материалы?

Зимой 1917-1918 гг. правительственным агентом комитета общественной информации США Э. Сиссоном были приобретены в России будто бы подлинные документы, свидетельствующие об измене Ленина и Зиновьева, об ассигнованиях большевикам на пропаганду пацифистских взглядов, на организацию Красной Гвардии. Получить их удалось через журналиста Е.П. Семенова, который, как он сам утверждал, имел доступ в Смольный и смог там взять подлинники и сделать их копии. Версия Семенова вызывает подозрения уже тем, что он дважды отказывался от приглашения в США, чтобы подтвердить подлинность документов. И, в конце концов, сам Семенов признался в подделке документов. А то, что Сиссон стал обладателем фальшивки, заподозрили уже американские специалисты. Бездоказательная версия о «германском золоте», как пример политической конъюнктуры, была предметом обсуждения на заседаниях общества американских архивов. Эта история рассматривалась как классический пример ловушки, в которую может загнать даже ученых- профессионалов искушение сделать уступку ажиотажному спросу. Многие материалы и так называемые документы, дискредитирующие Ленина, являлись частью пропагандистских мер союзников, направленных против молодой России после революции. В связи с большим спросом на такие документы в посольствах бывших союзников нередко даже образовывались очереди из числа жаждущих продать различные фальшивки. Полезно вспомнить признание эмигранта Маклакова: «Многое из того, что мы сейчас называем „развесистой клюквой”, было сфабриковано нами для целей политической борьбы». Вот как оценивали материалы Сиссона люди, которые не испытывали особых симпатий к большевикам. Так, первый президент Чехословакии Масарик, ознакомившись с ними, пришел к выводу, что для сведущего человека уже из содержания документов «сразу было видно, что наши друзья купили подделку». Весьма пристрастный к большевикам историк, член партии народных социалистов П. Мельгунов также был вынужден воскликнуть: «Нет, без всяких колебаний нужно отвергнуть все эти сенсации, как очень грубую и неумно совершенную подделку»3.

Даже ряд специалистов, полагавших, что большевикам были переданы какие-то деньги, отрицают вербовку Ленина и других членов партии германской разведкой. Известный французский разведчик Л. Тома, активно дискредитировавший большевиков в 1917 г., впоследствии признавался: «Ленин не был платным агентом Германии в том смысле, что не получал от немецких властей задания действовать определенным образом в обмен на денежное вознаграждение или на заранее оговоренную выгоду»4.

В 1967 г. независимый французский историк Ж. Бонэн в статье «Большевики и немецкие деньги во время первой мировой войны», используя весь имеющийся материал по этой проблеме, пришел к выводу о том, что немецкие дипломатические архивы не дают основания говорить о продажности и предательстве большевиков, и они не доказывают то, что Ленин был агентом Германии, как и то, что большевики получили власть благодаря немецким деньгам5.

В настоящее время можно с полным основанием утверждать, что современное состояние источников не дает оснований для выводов о получении большевиками, и Лениным в частности, немецких денег.

1 См. Старцев В.И. Немецкие деньги и русская революция: Ненаписанный роман Фердинанда Оссендовского. — СПб., 2006.

2 Арутюнов А. Ленин. Личностная и политическая биография. Т. 1. — М., 2003. С.275.

3 Мельгунов С.П. «Золотой немецкий ключ» к большевистской революции. — Париж, 1940.-С. 9.

4 Попова С.С. Французская разведка ищет германский след// Первая мировая война.

5 Гросул В .Я. Октябрьская революция: истоки, ход, результат / Материалы Всероссийской научной конференции «1917 год в зеркале истории» II Вестник Ленинского мемориала. Вып. 9. — Ульяновск, 2007. — С. 57.

Источник: http://leninism.su/