Пятый митинг против пенсионной реформы в Новосибирске

Митинг профсоюзов. Борьба или имитация

17 июля 2018 года в Новосибирске состоялся очередной, уже пятый митинг против повышения пенсионного возраста. Напомним, что ранее митинги состоялись: 16 июня (пл. Ленина, около 250 человек), 28 июня (Первомайский сквер, 1 – 1,5 тысячи), 12 июля (возле ГПНТБ, не согласованная акция, около 200 человек) – под эгидой Комитета «Пенсионеры – за достойную жизнь!», 8 июля (около 300 человек) – митинг КПРФ в Первомайском сквере.

Пятый митинг против пенсионной реформы в НовосибирскеМитинг состоялся по инициативе Федерации профсоюзов Новосибирской области. Заявлялся митинг на ГПНТБ, но, по традиции последнего месяца, акция была согласована вдали от центра – на набережной Оби, в парке «Городское начало». Стоит напомнить, что акция состоялась накануне рассмотрения в первом чтении в Государственной думе законопроекта, предполагающего повышение пенсионного возраста. По оценке организаторов, журналистов и полиции, в акции 17 июля в парке приняли участие от 600 до 1 000 человек. Это меньше, чем было на митинге 28 июня в Первомайском сквере. И это – скорее всего, меньше, чем соберется завтра, 18 июля на многострадальный митинг «либерально-демократической» оппозиции в сквере по ул. Орджоникидзе. Как так? Ведь митинг собирала самая многочисленная общественная организация области!

Почти очевидно (но, по-видимому, еще не для всех) то, что повлиять на позицию Правительства РФ, Государственной думы (точнее, партии «Единая Россия») и, наконец, на позицию Президента по поводу предлагаемого законопроекта, может только МАССОВОСТЬ протестных акций, МАСШТАБ несогласия с предлагаемой реформой. Сбор подписей, обращения, петиции и прочие «цивилизованные» формы общения с властью не смогут поколебать жесткий и циничный настрой авторов реформ.

Пятый митинг против пенсионной реформы в НовосибирскеПонятно (наверное, всем), что пикеты и митинги, численностью 500, 1000 или даже 4 тысячи человек (последнее имело место в Череповце) не способны доказать, что большинство населения реально, жестко не приемлет предлагаемый вариант реформы. Такая численность, точнее – ничтожная численность акций протеста, наоборот, позволяет говорить инициаторам повышения пенсионного возраста, что «Народ, в общем-то, и не против. Вон, какие-то жалкие несколько сотен на полуторамиллионный город».

А вот многомиллионный по стране протест для власти чреват не только негативной картинкой. Такая массовость протеста означает, что его организаторы реально настроены на решительную борьбу. Такая массовость означает, что организаторы (партии, профсоюзы, общественные движения) смогли мобилизовать необходимые ресурсы и установить взаимодействие.

Многомиллионные массы начинаю реально ощущать свое единство и силу. В рамках многомиллионного протеста могут начать созревать иные, более радикальные формы борьбы, в том числе – могут зазвучать призывы, например, к Всероссийской политической забастовке, начнут формироваться различные координационные советы. В этих условиях на арену политической жизни могут выйти совсем иные, несистемные, непарламентские силы, от которых власть не знает, чего ожидать. Поэтому тактика реального протестного движения предполагает постоянное наращивание организованности, численности массовых акций, вовлечение в него все новых организаций и активных граждан.

Пятый митинг против пенсионной реформы в НовосибирскеА что мы увидели 17 июля? Мы увидели на деле реализацию того самого «контролируемого протеста», о котором еще совсем недавно писали российские СМИ, и которые, в первую очередь, имели в виду именно профсоюзы — ФНПР. Предполагалось, что в рамках такого «контролируемого протеста» акции состоятся, но они будут не массовыми, не жесткими, «галочными».

Накануне митинга 17 июля к руководству Федерации профсоюзов официально обратились представители политических сил, создавшие затем коалицию по противодействию пенсионной реформе. Обратились с предложением своей помощи и участия в подготовке акции. Ответ был отрицательным. Никаких партий, флагов, выступающих. Все сделаем сами. Сами – так сами. Но был вопрос и по численности. Планировало ли руководство федерации собирать реально большое число людей? Похоже, не собирались. Заявка была подана, вроде бы, на 4 тысячи. Но, судя по всему, ориентировались вообще на физическую вместимость площадки в парке «Городское начало» — около 1,5 тысяч человек. В итоге, никакой информации по городу видно не было. Листовок для распространения не было. Были лишь афиши формата А4 для вывешивания в коллективах. Минимальной была активность в соцсетях. В общем, не было мобилизация!

После митинга я подходил к некоторым товарищам из руководства ФП НСО, спрашивал: ну как и что? «Будем готовиться к будущим митингам. Решающие схватки еще впереди», — был ответ. Понятно, что решающие схватки, действительно, впереди. Но вот готовы ли реально профсоюзные лидеры к таким схваткам? — большой вопрос.

И еще о профсоюзах. Роль лидеров в такого рода делах велика. Многое зависит от того, насколько смел, решителен, мотивирован руководитель организации, председатель обкома, первички. Но не менее важно то, с каким настроением, решительностью готовы к этим классовым схваткам остальные, «рядовые» члены профсоюза, работники новосибирских предприятий. Они то что по этому поводу думают?

Сергей Крупенько,
1-й секретарь Новосибирского обкома политической партии
«Российский объединенный трудовой фронт» (РОТ ФРОНТ)