Рабы, крысы и гнилая галера

Человек — животное стадное. А всякому стаду или стае требуется вожак. Вожаками становятся сильные, хитрые и злобные экземпляры. Командуют они не за так. В стае сурикатов, например, руководящая самка за труды свои имеет исключительное право на секс (почти как в «Оборонсервисе»).

С приходом капитализма вожаками стали владельцы заводов, газет пароходов. За свою работу по организации производства они присваивают долю, названную Марксом прибавочной стоимостью. Можно считать, что это есть их зарплата. С таким положением приходилось мириться, поскольку других вариантов попросту не было. И все бунты смуты и революции, кончались тем, что старые или новые владельцы продолжали командовать.

Такая форма оплаты труда руководителей производства-капиталистов (присвоение прибавочной стоимости) вполне устроила бы человечество, если бы не приводила к регулярным кризисам перепроизводства, а в двадцатом веке еще и к разрушительным мировым войнам. Установлено, что войны развязывают не обычные обыватели, а так называемая элита: владельцы заводов, газет пароходов и нанятые ими политики. И ученые решили узнать, а как появляются эти поджигатели мировых боен – откуда они берутся? И провели эксперимент на крысах, которые, как и люди имеют свою элиту.

Гайдпаркер Павел Стратийчук нарыл в интернете любопытнейшую информацию и поделился со мной. Я же считаю долгом своим донести ее до широких масс обывателей.

Дидье Дезор, исследователь лаборотории биологического поведения университета Нанси (Франция) с целью изучения плавательных способностей крыс, поместил в одну клетку шесть зверьков. Единственный выход из клетки вел в бассейн, который необходимо было переплыть, чтобы добраться до кормушки с пищей.

В ходе эксперимента выяснилось, что крысы не плыли вместе на поиски пищи. Все происходило так, как будто они распределили между собой социальные роли: были два эксплуататора, которые вообще никогда не плавали, два эксплуатируемых пловца, один независимый пловец и один не плавающий козел отпущения.

Процесс потребления пищи происходил следующим образом. Две эксплуатируемые крысы ныряли в воду за пищей. По возвращении в клетку два эксплуататора их били до тех пор, пока те не отдавали свою еду. Лишь когда эксплуататоры насыщались, эксплуатируемые имели право доесть остатки пищи.

Крысы – эксплуататоры сами никогда не плавали. Чтобы наесться досыта, они ограничивались тем, что постоянно давали взбучку пловцам. Автоном (независимый) был довольно сильным пловцом, чтобы самому достать пищу и, не отдав ее эксплуататорам, самому же и съесть. Наконец, козел отпущения, которого били все, боялся плавать и не мог устрашать эксплуататоров, поэтому доедал крошки, оставшиеся после остальных крыс.

То же разделение – два эксплуататора, два эксплуатируемых, один автоном, один козел отпущения – вновь проявились в двадцати клетках, где эксперимент был повторен. Чтобы лучше понять механизм крысиной иерархии, Дидье Дезор поместил шесть эксплуататоров вместе. Крысы дрались всю ночь. Наутро были распределены те же социальные роли: автоном два эксплуататора, два эксплуатируемых, козел отпущения.

Такой же результат исследователь получил, поочередно поместив в одной клетке шесть эксплуатируемых крыс, затем шесть автономов и шесть козлов отпущения. В результате выяснилось: каков бы ни был предыдущий социальный статус индивидуумов, они всегда, в конце концов, распределяют между собой новые социальные роли.

Опыт был продолжен в большой клетке, куда посадили 200 особей. Крысы дрались всю ночь. Утром трех крыс, с которых содрали шкуру, нашли распятыми на сетке. Мораль: чем больше в крысином стаде численность населения, тем больше крысиная элита проявляет жестокости по отношению к эксплуатируемым и козлам отпущения.

В то же время проявились некоторые отличия: в большой клетке крысы – эксплуататоры создали иерархию своих заместителей, чтобы с их помощью навязывать свою волю другим крысам и даже не утруждать себя непосредственным террором эксплуатируемых крыс и козлов отпущения.

Французский ученый частично опроверг Дарвина, доказав, что элитная часть человечества происходит от крыс, установивших свои порядки, свою иерархию, свои спецслужбы, свою религию. По которой ты должен подставить вторую щеку, когда в первую тебя укусила крыса. И молча отдать ей пищу, добытую своим трудом.

Но крысы и миллион лет назад были такими, а человек значительно изменился. Он перестал есть своих врагов и соседей, перестал торговать ими как обычной скотиной и даже получил право избирать себе главную крысу. Вожака стада. Есть надежда, что и прибавочный продукт перестанет присваивать, прекратив тем самым кризисы и человеческие мясорубки. И есть теперь у человека для этого все условия. Крысы, нахватавшие огромные состояния, как управленцы, становятся не нужны. Информационные технологии позволяют управлять общественным производством с невиданной эффективностью, как одним целым. Устойчивое развитие, о котором двести лет твердят хозяева частной собственности на средства производства, без нее становится достижимым и позволяет искоренить все язвы: нищету, болезни, преступность и скудоумие – следствие крысиного эгоизма. И есть первый незавершенный эксперимент по принуждению крыс к человеческому образу жизни. После семнадцатого крысы в России прятались по углам. Злобно, но тихо шипели. Горбачев выпустил их на свободу и за двадцать лет они навели свой порядок. Теперь они нами командуют и дерутся между содой, не поделив добычу. Главная военная крыса только что стала жертвой такой грызни.

 

http://www.shturmnovosti.com