Рабочая политика в профсоюзах

ЗА ЧТО ПРИКАЗЧИКИ БУРЖУАЗИИ В РАБОЧЕМ ДВИЖЕНИИ НЕ ЛЮБЯТ РАБОЧУЮ ПОЛИТИКУ?

Молодое поколение рабочих активистов ни раз слышало проклятья от некоторых идеологов профсоюзного движения в адрес советских профсоюзов . Отчего же такая нелюбовь к казалось бы коллегам и предшественникам, победоносно решавшим грандиозные исторические задачи? Ответ на этот вопрос поищем в истории русского рабочего движения. Обратимся к задачам, которые встали перед рабочим классом и его профессиональными союзами после двух лет отчаянной борьбы с белогвардейцами и капиталистами, которых поддерживали капиталисты всего мира. Для осмысления вопроса борьбы за рабочую классовую политику в рабочем движении предлагаем читателям текст речи В.И. Ленина на I ВСЕРОССИЙСКОМ УЧРЕДИТЕЛЬНОМ СЪЕЗДЕ ГОРНОРАБОЧИХ.

РЕЧЬ НА I ВСЕРОССИЙСКОМ УЧРЕДИТЕЛЬНОМ СЪЕЗДЕ ГОРНОРАБОЧИХ

 

Товарищи! Позвольте, во-первых, передать приветствие от имени Совета Народных Комиссаров первому съезду рабочих горной и угольной промышленности.

 

Товарищи, значение этого съезда и всей этой отрасли промышленности для Советской республики исключительно важно. Вы, конечно, все знаете, что без угольной промышленности никакая современная промышленность, никакие фабрики и заводы немыслимы. Уголь — это настоящий хлеб промышленности, без этого хлеба промышленность бездействует, без этого хлеба железнодорожный транспорт осужден на самое жалкое положение и никоим образом не может быть восстановлен; без этого хлеба крупная промышленность всех стран распадается, разлагается, поворачивает назад к первобытному варварству, и теперь, даже в странах, гораздо более передовых, чем Россия, гораздо менее потерпевших от войны, чем Россия, даже в странах-победительницах, угольный голод и кризис сказываются самым мучительным образом. Тем более для нас необходимо, чтобы товарищи, которые съехались теперь для создания прочного, сильного, могущественного и сознательного союза горнорабочих, — чтобы они со всей ясностью себе представили, какие громадные задачи вся Советская республика, вся рабоче-крестьянская власть возлагает на этот съезд, возлагает на горнорабочих, ибо теперь, после двухлетней отчаянной борьбы с белогвардейцами и капиталистами, которых поддерживали капиталисты всего мира, теперь, после всех побед, которые одержаны нами, предстоит снова тяжелая борьба, не менее трудная, чем прежняя, хотя и более благодарная, именно борьба на фронте бескровном, на фронте труда.

 

Когда на кровавом фронте помещики и капиталисты пытались сломить Советскую власть в России, казалось, что дело Советской республики безнадежно, что Советская Россия, самая слабая, самая отсталая, самая разоренная страна, не сможет устоять против капиталистов всего мира. Богатейшие державы мира оказывали в этой борьбе русским белогвардейцам помощь, они сотни миллионов рублей выкинули на эту помощь, давали снаряжение, устраивали за границей специальные лагери для обучения офицеров, и до сих пор еще существуют за границей эти вербовочные бюро, где при помощи богатейших капиталистов мира вербуют русских пленных и добровольцев для войны против Советской России. Естественно, казалось, что это безнадежное предприятие, что Россия не устоит против военных держав мира, которые сильнее нас. Но, однако, такое чудо оказалось возможным, и за эти два года Советская Россия чудо это сделала.

 

В войне против всех богатейших держав мира Советская Россия оказалась победительницей. Почему? Не потому, конечно, что в военном отношении мы были сильнее. Это не так. Но потому, что в цивилизованных государствах были солдаты, которых уже нельзя было обмануть, несмотря на то, что им старались на целых ворохах листов доказать, что большевики — немецкие агенты, узурпаторы, изменники, террористы. В результате такой работы мы видим, что солдаты возвращались из Одессы либо убежденными большевиками, либо людьми, которые заявляли, что «они воевать против рабоче-крестьянского правительства не будут». Основной причиной нашей победы было то, что рабочие западноевропейских передовых стран оказались настолько понимающими и сочувствующими рабочему классу во всемирном масштабе, что, вопреки лжи буржуазной печати, которая в миллионах экземпляров своих изданий поливала большевиков отвратительными клеветами, несмотря на это, рабочие оказались на нашей стороне, и это обстоятельство решило нашу войну. Всем было ясно, что, если бы сотни тысяч солдат воевали против нас так, как они воевали против Германии, мы бы не смогли удержаться. Это было очевидно всякому, кто знает, что такое война. Тем не менее совершилось такое чудо, что мы одержали над ними победу, что они развалились в грызне друг против друга, что вместо пресловутой Лиги наций у них оказалась лига бешеных собак, которые друг у друга рвут кости и не могут согласиться ни по одному вопросу, а сторонники большевиков, прямые и косвенные, сознательные и малосознательные, в каждой стране растут не по дням, а по часам.

 

Все, кто сочувствует социализму, знают о II Интернационале, который 25 лет, с 1889 г. по 1914 г., руководил движением социализма во всех странах, а когда началась империалистическая война, социалисты II Интернационала перешли на сторону своих правительств, каждый защищал свое правительство; все, кто считался республиканцами, эсерами и меньшевиками, в каждой стране становились на сторону своих правительств, защищали свое отечество, скрывали тайные договоры, не опубликовывали их; те социалисты, которые считались вождями рабочего класса, переходили на сторону капиталистов, шли против русского рабочего класса. Во главе правительства в Германии стоят шейдемановцы, которые до сих пор называют себя социал-демократами и, однако, являются самыми гнусными палачами, в союзе с помещиками и капиталистами, убившими вождей германского рабочего класса, Розу Люксембург и Карла Либкнехта, и перебившими 15 тысяч германских пролетариев. За это время как создался III, Коммунистический Интернационал, за этот год он победил полностью. II Интернационал развалился окончательно.

 

Вот какое сильное влияние на рабочих всего мира оказала русская Советская власть, вопреки всякой лжи, вопреки всем клеветам против Советской власти. Солдаты и рабочие считают, что власть должна принадлежать тем, кто работает, кто не работает — тот не ест, кто работает — тот имеет право голоса в государстве, имеет влияние на решение дел государства. Это — простая истина, и миллионы рабочего класса поняли это.

 

Теперь перед вами стоит трудная задача — после наших военных побед одержать победу еще более трудную. Эта победа тем более трудная, что тут нельзя удовлетвориться одним героизмом, тут можно достигнуть результатов только упорным трудом, тут нужны годы напряженной работы.

 

Капиталисты во всем мире собирают рабочую силу и увеличивают производство, но рабочие отвечают им: сначала накормите рабочих, сначала прекратите грызню за счет жизни рабочих, сначала прекратите бойни, ибо вчера в них погибли миллионы людей из-за того, чтобы господствовать английским хищникам или кому-нибудь другому. Пока власть у капиталистов, мы думаем не о поднятии производства, а о том, чтобы сбросить капиталиста.

 

Но с того момента, когда капиталист сброшен, докажите, что вы можете поднять производительность без капиталистов, опровергните ту ложь, которую капиталисты распространяют против сознательных рабочих, говоря, что это не революция, это не новый порядок, это просто погром, это просто месть капиталистам, организовать и вывести страну из состояния разрухи сами рабочие никогда не сумеют, они создадут только анархию. Вот та ложь, которая миллионами способов распространяется капиталистами всех стран, которая через непартийных людей, через противников большевиков просачивается тысячами способов и в русскую рабочую среду, в особенности в ту, которая наименее воспитана, наиболее развращена капитализмом, или наиболее темна. А мы видели, что если за 2 года Советской власти мы победили весь мир, то только благодаря больше всего героизму рабочих.

 

Нас упрекают за диктатуру пролетариата, за железную, беспощадную, твердую власть рабочих, которая ни перед чем не останавливается и которая говорит: кто не с нами — тот против нас, и малейшее сопротивление против этой власти будет сломлено. А мы этим гордимся и говорим, что не будь этой железной власти рабочих, этого передового рабочего отряда, нам не только 2-х лет не продержаться бы, но и 2-х месяцев.

Эта диктатура нам давала то, что всякий раз, когда наступал трудный момент в войне, партия мобилизовала коммунистов, и в первую голову они гибли в первых рядах, тысячами они погибли на фронте Юденича и Колчака; гибли лучшие люди рабочего класса, которые жертвовали собой, понимая, что они погибнут, но они спасут поколения, спасут тысячи и тысячи рабочих и крестьян. Они беспощадно позорили и травили шкурников, тех, кто на войне заботился о своей персоне, и беспощадно расстреливали их. Мы гордимся этой диктатурой, этой железной властью рабочих, которая сказала: мы свергли капиталистов и мы ляжем все костьми при малейшей попытке их снова восстановить свою власть. Никто не голодал так за эти два года, как рабочие Питера, Москвы и Иваново-Вознесенска. Теперь подсчитано, что за эти два года они получали хлеба не больше 7 пудов в год, тогда как крестьяне хлебных губерний ели не менее 17 пудов. Рабочие пошли на большие жертвы, переносили болезни, в их рядах увеличилась смертность, и они докажут, что рабочие восставали против капиталистов не из чувства мести, а из непреклонного решения создать социальный порядок, в котором помещиков и капиталистов не будет. Вот ради чего принесены были эти жертвы, только этими неслыханными жертвами, причем сознательными, добровольными, подкрепленными дисциплиной Красной Армии, не прибегающей к средствам старой дисциплины, только этими величайшими жертвами передовые рабочие свою диктатуру удержали и завоевали себе право на уважение рабочих всего мира. Не надо забывать тем, кто особенно клевещет на большевиков, что диктатура означала больше всего жертв, больше всего голода для самих рабочих, которые ее осуществляли. Иваново-вознесенские, питерские и московские рабочие перенесли за эти два года столько, сколько никогда не переносил никто другой в борьбе на красных фронтах. Это надо больше всего и прежде всего иметь в виду, и тверже всего запомнить товарищам, занятым в угольной промышленности. Вы — передовой отряд. Мы войну продолжаем — не войну крови — мы ее кончили,

 

 

к счастью, теперь никто не посмеет броситься на Советскую Россию, потому что они знают, что они будут побиты, ибо сознательных рабочих на нас вести нельзя: они так же взорвут порты, как взорвали в Архангельске у англичан, как взорвали в Одессе. Это доказано, это мы себе отвоевали, но мы войну продолжаем, все-таки продолжаем, войну экономическую. Мешочники, небольшое число рабочих, которые развращены старым капитализмом, которые думают, что «мне должна быть плата повышена, а на остальных наплевать», вот с кем мы сейчас боремся. «Давай мне плату вдвое, давай мне 2—3 фунта хлеба в день», а о том, что они работают для защиты рабочих и крестьян, о том, что они идут на завоевания капиталистов, они этого не думают. С ними нужно бороться товарищеским воспитанием, товарищеским воздействием, и тут, кроме профессиональных союзов, этого никто не может сделать. Таким рабочим нужно разъяснить, что если они пойдут на сторону мешочников и спекулянтов, на сторону тех богатых крестьян, которые говорят, что «чем больше хлеба у меня, тем я больше наживусь», что «каждый за себя, один бог за всех», — что так рассуждают господа капиталисты и все, кто старые капиталистические привычки хранит, а тех, кто по-старому рассуждает, мы считаем изменниками, предателями, которых рабочий класс должен клеймить и позорить. Нас окружает большинство капиталистических стран, они соединяются во всем мире против нас, они соединяются с нашими мешочниками, они хотят нас силою свергнуть, они думают, что они сильнее нас. Мы продолжаем быть осажденной крепостью, на которую смотрят рабочие всего мира, зная, что отсюда им идет свобода, и в этой осажденной крепости мы должны действовать с военной беспощадностью, с военной дисциплиной и самопожертвованием. Шкурников, которые не хотят сочетать интересы своей группы с интересами всех рабочих и крестьян, нам терпеть в рабочей среде нельзя. Надо создать посредством профессионального союза такую товарищескую дисциплину, которая была у нас в Красной Армии, которая вырабатывается у нас каждым лучшим профессиональным союзом, которую, я убежден, и вы, создав теперь профессиональный союз горнорабочих, создадите.

 

Ваш союз будет одним из самых передовых союзов, получив на это всю помощь государственной власти, которую мы только сможем дать. И я уверен, что такие же жертвы внесете и вы в дело создания прочной трудовой дисциплины, в дело поднятия производительности труда и самопожертвования рабочих угольной промышленности, занятых трудом, может быть, самым тяжелым, самым грязным, самым убийственным, который человеческая техника стремится вообще уничтожить.

 

Но чтобы спасти Советскую власть сейчас, необходимо дать хлеб для промышленности, т. е. уголь. Без этого нельзя восстановить хозяйство, нельзя пустить железные дороги, без этого нельзя пустить фабрики и дать предметы для обмена на хлеб крестьянам, которые, конечно, не могут удовлетворяться одними цветными бумажками, которые дают нам ссуду, ибо они обязаны дать ссуду голодным рабочим. Но мы обязаны вернуть эту ссуду, и поэтому надо удесятерить производство и пустить в ход все фабрики.

 

Вот, товарищи, та гигантская задача, которая лежит на всех сознательных рабочих, которая ложится на рабочих, понимающих, что дело идет об удержании и укреплении Советской власти и социализма, чтобы все дальнейшие поколения спасти навсегда от гнета помещиков и капиталистов. Тот, кто не хочет понять этого, тот должен быть изгнан из рабочей среды, а тот, кто недостаточно это понимает, на того окажут свое воздействие профессиональные союзы своим обучением, своим влиянием и пропагандой, своей величайшей заботой о производстве и дисциплине. На этом пути ждет нас укрепление рабоче-крестьянской власти, и посредством этой, хотя и медленной, но самой важной работы, вы одержите и должны одерживать победы более важные, чем победы нашей Красной Армии на фронте.

 

Напечатано в 1920 г. в брошюре «Резолюции и постановления I Всероссийского учредительного съезда горнорабочих». Москва

 

За что приказчики буржуазии в рабочем движении не любят советские профсоюзы?