Работодатели вынуждены уступать профсоюзам

Профсоюзный комитет завода «Форд» во Всеволожске, известный своей жесткой позицией в спорах с работодателями, за две недели отменил две акции протеста. Сначала «итальянскую забастовку», первоначально планировавшуюся 21 мая, а затем — полную остановку конвейера, намеченную на 1 июня. Работодатели согласились сесть за стол переговоров и выполнили большую часть требований.

Большую часть, но не все, поэтому в трудовом коллективе остались недовольные. Членам профкома решение далось нелегко, но в итоге они рассудили, что на сегодняшний момент надо пойти на компромисс. Потому что главный спор с администрацией впереди.

Нам удалось добиться сокращения обычной смены и ввести дополнительные перерывы для десятичасовой, — сообщил новый лидер профкома «Форда» Александр Кашицын. — Также удалось договориться об отмене обязательного внесения рационализаторского предложения для получения разряда. Теперь сотрудники цехов могут расти и получать повышенную зарплату, опираясь на свою квалификацию. Рацпредложения тоже можно делать, но это теперь будет дополнительная возможность для карьерного роста.

Тем не менее некоторые требования пришлось отложить до лучших времен.

Мы просили улучшить условия труда на некоторых участках, ввести компенсацию за вредность, — продолжает Кашицын. — Многим нашим рабочим приходится несладко — они поднимают тяжести, дышат краской, некоторым приходится работать при 34–35 градусах. Здесь пока договоренностей не достигнуто. Мы сообщили результаты переговоров трудовому коллективу, провели опрос и голосование. Большинство приняло решение с администрацией согласиться.

Не сочтут ли ваш отказ от забастовки признаком слабости?

Во-первых, хочу уточнить: наша цель — не забастовка, а достижение конкретных результатов. Да, я тоже, безусловно, хотел бы большего. Но если положить на чашу весов все «за» и «против», то итог позитивный. Потому что без каких-либо потерь мы пришли к соглашению. Для нас очень важен такой опыт, когда работодатель и профсоюз договариваются и при этом не сжигают мосты. Дело в том, что в феврале заканчивается наш коллективный договор с работодателем, подписанный в марте прошлого года. Нам предстоят коллективные переговоры, где будут подниматься вопросы гораздо более принципиальные и масштабные. Речь пойдет о серьезном повышении оплаты труда, вернемся к компенсациям за вредность и так далее. Мы посчитали, что сегодняшнее жесткое противостояние может ослабить наши позиции на предстоящих более важных переговорах. Надеюсь, что это поймут те члены нашего профсоюза, которые остались недовольны результатами переговоров.

Добавим, что руководству «Форд Мотор» во Всеволожске забастовка тоже была бы совершенно некстати. С начала года спрос на автомобили стабильно растет, в том числе и на собранные на российских конвейерах иномарки. Скажем, в первом квартале 2012 года продано 27 тысяч автомобилей «Форд», по сравнению с прошлым годом рост составил 30%. А если бы руководство завода допустило остановку конвейера в период роста продаж, то пришлось бы терять позиции на рынке и подсчитывать убытки.

К месту вспомнить, что работники завода учились выстраивать отношения с администрацией при председателе профкома Алексее Этманове. На трудовых конфликтах он приобрел авторитет и ныне стал одним из лидеров МПРА — Межрегионального профсоюза работников автопрома. Он представляет интересы трудовых коллективов российских заводов «Фольксваген», «Ниссан», GM и еще двух десятков локальных организаций. Мы попросили профсоюзного лидера оценить ситуацию во Всеволожске.

Многие люди по природе максималисты, но в нашем деле редко случается, чтобы чьи-то требования были выполнены целиком. Половина — хороший результат. Есть интересы рабочих, есть интересы работодателя — каждый сделал шаг навстречу друг другу.

Вы что же, против акций протеста? А газеты писали, что Этманов всегда готов бастовать до последнего…

Чушь собачья, — машет рукой Алексей. — Может, кто-то специально хочет обвинить меня в экстремизме? На самом деле все, чего я хотел добиться, — это сесть за стол переговоров и вести равноправный диалог. И забастовка — не более чем способ продвижения к таким переговорам. А если руководство предприятия наши трудовые права признает и идет на уступки, зачем же бастовать? Напротив, это высшее мастерство — добиться реального улучшения, не прибегая к крайним мерам.

Получается, это первый случай в России, когда забастовку выигрывают без забастовки?

Нет, второй, — уточняет Этманов. — Первым было заключение коллективного договора на том же «Форде» в марте 2011 года. Я еще раз хочу подчеркнуть, что мастерство переговорщика в том, чтобы без крайних мер добиться конкретных улучшений для рабочих — повышения зарплаты, удлинения отпуска, сокращения рабочего дня, введения бесплатного питания и так далее. Вот это и есть высший пилотаж.

Источник http://www.unionstoday.ru/news/ktr/2012/05/30/16687