Религиозная партия как гарант общественной нравственности

Екатерина Коростиченко

Десять заповедейПроцессы сакрализации в российском государстве, предположительно светском по своему характеру, приобрели значительный размах, учитывая тот факт, что в понедельник, 17 февраля в Москве состоялся учредительный съезд «Российской партии десяти заповедей». В нем приняли участие 134 делегата, как христиане разных направлений, так и представители иудаизма и ислама. Возглавил руководящий орган партии – политический совет – доктор философских наук Сергей Мезенцев. На съезде партии была высказана общая установка от представителей трех монотеистических религий: сохранение традиционных культур нашей страны и претворение в жизнь религиозных социальных учений и гуманистических общественных идеалов. Как заявляют организаторы, «партия десяти заповедей» должна стать платформой для межконфессионального диалога.

Согласно 3 параграфу статьи 9 федерального закона от 11 июля 2001 г. N 95-ФЗ «О политических партиях», создание политических партий по признакам религиозной принадлежности не допускается. Здесь же мы видим как раз такое нарушение: создается политическая партия, главным принципом которой становится следование декалогу – совокупности нравственных предписаний, принимаемых представителями этих трех монотеистических религий. Как сказано в программе партии, божественные заповеди должны быть внедрены в повседневную политическую практику и в жизнь общества в целом.

Помимо явного нарушения законодательства, создание такой партии и утверждение ее программы нарушает право гражданина на самостоятельный выбор собственной этической парадигмы, заставляет его в принудительной форме следовать авраамическому моральному кодексу. Далеко не все люди могут подписаться под этими заповедями, с одной стороны, даже, если абстрагироваться от религиозного подтекста, они не отвечают духу времени, с другой стороны, например, первая заповедь: «Я Господь, твой Бог, который вывел тебя из Египта, из неволи. Пусть у тебя не будет никаких богов, кроме Меня» – не соответствуют миропониманию не только атеистов, но и адептов другой традиционной для России религии – буддизма, который не является теистической религией. Попытки возведения этих заповедей в ранг универсальных не только не реалистичны, но и бессмысленны.

Несмотря на очевидную абсурдность ситуации, мы не можем предугадать действий Минюста РФ. Двойные стандарты, имеющие место при регистрации политических партий, поражают. С одной стороны, можно вспомнить партию РОТ ФРОНТ, чья символика, по сути своей антифашистская, одно время была признана «экстремистской». С другой стороны, ни у кого не возникает когнитивного диссонанса, когда в политику пытаются протащить религиозные заповеди, и религиозный способ восприятия действительности в целом. А если бы попробовали то же сделать с каким-нибудь вариантом атеистического кодекса? Он, вероятно, незамедлительно был бы признан экстремистским, и партия, предлагающая его в качестве своей официальной идеологии, была бы запрещена или ей было бы отказано в регистрации. Ведь пытались же недавно в Екатеринбурге обвинить в «экстремизме» журналистов, разместивших рекламные растяжки с цитатами из конституции. Возникает ощущение, что «светское» и «сакральное» сосуществуют в форме симбиоза, иначе сложно найти объяснение такому пограничному явлению как возникновение политической партии с религиозной идеологией. Насколько далеко зайдет это панибратство, покажет время. Может быть, в ницшеанской идее о вечном возвращении есть доля правды, и Россия, как во времена графа Уварова примет хорошо забытую старую идеологическую триаду: «Православие, самодержавие, народность». Будет ли эта триада принята добровольно и осознанно – другой вопрос…