Российская глубинка погружается в царское время

Охота и собирательство в Карелии

До Октябрьской революции многие жители Карелии вынуждены были жить охотой, рыбалкой и собирательством. Победа социализма и индустриальный рывок, совершённый СССР, начиная с 30-х годов прошлого века, превратил традиционные промыслы карелов в промышленные отрасли (напр., рыболовство) и хорошо организованные подсобные хозяйства. В советской Карелии ощущался постоянный дефицит кадров по причине бурного роста промышленности и сельского хозяйства. А как сейчас, в эпоху свободной России?..

Разруха в Карелии

Разруха в Карелии

Вместе с приходом капитализма промышленность и сельское хозяйство Карелии начали стремительно деградировать. «Тучные нулевые» не особо исправили ситуацию, хотя, конечно, прибавилось показухи. Местные жители с трудом находят себе работу в столице Карелии и таких городах, где ещё сохранились остатки промышленности, торговля и сфера услуг. Это Петрозаводск, Костаоукша, Сегежа, Кондопога. Что до остальных районных центров и практически всех сельских поселений, то они погрузились в жизнь начала XX века. Вновь стали актуальными поговорки тех времен: «Карел — кору ел», «От каждого порога — в Питер дорога»…

Вся молодёжь уезжает работать на «вахту». Единицам удаётся устроиться на госслужбу или начать свой бизнес. Впрочем, большинство прогорает хотя бы потому, что платежеспособный спрос в республике очень мал. Население нищее. Ведь основная масса тех, кто не на «вахте» и не на службе, вынуждена заниматься вещами, которые стыдливо величают «традиционными промыслами». В эту категорию теперь входит браконьерская охота, рыбная ловля, незаконные рубки леса, сбор ягод и грибов на продажу, разборка на металлолом всего того, что не успели или не пожелали разворовать местные «эффективные собственники». Обычно это руины советских промышленных предприятий…

Рассказывает Алексей Х., рабочий, житель поселка Ильинский Олонецкого района, бывшей житницы Карелии:

Раньше в нашем поселке был большой лесозавод и крупный совхоз, имевший очень большое стадо коров. Википедия пишет, что лесозавод работает. Это неправда. Сейчас лесозавод разрушен и разобран на лом. Молодежь разъехалась кто куда: кто в Питер на заработки, кто в Москву, кто «на севера». Те, кто остался, собирают грибы-ягоды, ловят рыбу, тем и живут… Сам я объездил все районные центры Карелии, много где приходилось работать. За исключением областного центра и двух-трёх райцентров, везде картина одна: разруха, бегство молодежи и выживание «чем бог послал». Некоторые всё же зарабатывают, сбывая дары природы проезжим и туристам, но большинство карельских «аборигенов», оставшихся в вымирающих городах и поселках, еле сводят концы с концами, а то и нищенствуют в прямом смысле.

Пьют, конечно, и мрут от такой жизни быстро… Население Кеми, к примеру, из-за роста смертности и оттока населения сократилось за последние тридцать лет с 18 до 11 тысяч. А всего за этот период население Карелии уменьшилось с 791 до 622 тыс. человек. Это сопоставимо с населением двух районов Москвы! Вот так мы развиваемся и идем в будущее под управлением этой власти уже 28 лет кряду. К разрухе, нищете и вымиранию…

При нынешней экономической системе у Карелии и у России в целом нет будущего, — считает Алексей. На собственной шкуре он ощутил, что без социализма у людей нет будущего.