Самое созидательное – избавиться от «Мамая»

На «круглом столе» оппозиционных партий от одного из слушателей  прозвучала такая критическая реплика: «У оппозиции нет ничего созидательного. Пока это созидательное не появится, она не победит».

За всю оппозицию не скажем; она достаточно пёстрая. Но вот что касается оппозиции коммунистической, что касается выступающей наиболее последовательным противником российского буржуазного режима партии РКРП-КПСС, то тут недостатка в созидательном не наблюдается. Возрождение власти Советов и поворот на социалистический путь развития для спасения страны от разрухи и колонизации – это ли не созидательно? Целый комплекс мер, — национализация основных отраслей экономики, передача предприятий  в хозяйственное ведение трудовых коллективов, национализация банков, государственное ограничение уровня цен на основные товары и услуги, восстановление бесплатных здравоохранения, образования, общедоступности жилья и др., — разве не носит созидательный, меняющий в пользу трудящихся состояние общества характер?

А есть ли этим мерам какая-либо альтернатива? В критической реплике слушателя угадывается предположение, что вроде бы в действиях существующего режима наличествует что-то созидательное. В отношении благополучия миллионеров, конечно, да. Но категорически нет для трудящегося большинства, категорически нет для экономики страны и перспектив её развития. Власть российской буржуазии была и остаётся исключительно разрушительной.

Какое созидание можно разглядеть у крушившей социализм «демшизы» 90-х годов? У «стабилизаторов» Путина, легко пускающих «на распыл» всё, что не приносит прибыли буржуазии? Мы видим у себя капитализм, уничтожающий созданное трудом человека и враждебный всякому будущему. После него, по русской поговорке, как Мамай прошёл. Не существует ни одного производства, которое бы или не исчезло совсем или не сжалось, как шагреневая кожа. Не существует ни одного вопроса, связанного с жизнеобеспечением человека, где бы не поселилась мерзость запустения. Поезжай по России в любой конец, и всюду будут сопровождать брошенные цеха, развалившиеся фермы, осыпающиеся здания бывших клубов и библиотек. Урон нанесен и наносится страшный. Такой урон, на фоне которого поистине пигмейские достижения режима, вроде пары «отверточных производств», да нескольких ниток газопроводов на север и юг, способны вызвать лишь злую насмешку. И дать повод сказать рабочим и всем трудящимся России: «Вот, что предоставляли вам Советская власть и социализм. А вот, что «отрыгнул» вам, сожрав вашу общенародную собственность, капитализм».

Да и могло ли случиться иначе? Мог ли реставрированный капитализм засучить рукава и начать «обустраивать Россию»? Нет, не мог. Речь идёт о контрреволюции, о противоречащем ходу истории восстановлении реакционного строя. История «второго пришествия» российского капитализма, способ его образования и способ нынешнего существования ничего, кроме «прохода Мамая», и не предполагает.

Так что нет ничего более созидательного, чем бороться за отстранение от власти буржуазного режима. Бороться за Советскую власть, социализм и плановую экономику. Чем и занимается  коммунистическая оппозиция. А возможность её победы зависит от того, как скоро эта необходимость овладеет сознанием широких масс трудящихся.

Александр Ставицкий