Школьники Санкт-Петербурга объединились для защиты своих прав

Интервью с организатором ученического профсоюза в Питере

В средней общеобразовательной школе номер 622 в Петербурге был создан «профсоюз» школьников. Школьная организация появилась в конце прошлого года. В нее уже вошло более 170 школьников.

У нашей организации только структура профсоюза. На самом деле, это аппарат по решению проблем школьников, который называется «Ученик», — уточнил Леонид (организатором ученического «профсоюза»). Самим школьникам не нравится, когда их «Ученик» называют профсоюзом.

Школьники Санкт-Петербурга сплотились для защиты своих правШкольники уже обозначили для себя два плана работы: максимум и минимум. Программа «максимум» включает в себя изменение системы образования.

По плану «минимум» школьники хотят добиться не более трех контрольных и самостоятельных работ в день и отмены строгого дресс-кода для учеников (включая возможность покрасить волосы). В ближайшие планы также входит расширение «Ученика» за пределы Санкт-Петербурга (по словам организатора «Ученика» уже имеются ячейки в Москве, Красноярске, Ижевске и Великом Новгороде). Также у «Ученика» есть претензии к совету старост школы.

Нужно избавиться от совета старост, который не выполняет свои обязанности и вообще малоэффективен, — добавил Леонид.

По словам Леонида, их организацией уже заинтересовался директор школы. В присутствии школьной администрации школьнику устроили допрос.

И начала говорить о перспективе стать дворником, угрожала психиатрической больницей, — рассказал Леонид.

Родители также не одобряют взглядов сына, вероятно, волнуются, что администрация может наказать ученика.

Редакция сайта РОТ ФРОНТа связалась с Леонидом и задала ряд вопросов. Также было организовано видеоинтервью.

Школьники Санкт-Петербурга сплотились для защиты своих прав

Эмблема «Ученика»

Корр. Насколько действительно возможно организовать «Ученика» с юридической точки зрения? Ведь подавляющая часть (если не все) членов вашей организации должны быть несовершеннолетними.

Леонид. Сейчас нам необходимо создать неформальный костяк самоорганизации учеников. Но в дальнейшем «Ученик» нужно будет перенести на формальную основу, вне зависимости от отношения к этому администрации.

Корр. Не будет ли ваша организация использоваться школьниками для борьбы с учителями? Ведь они заставляют учить ненужные предметы, задают много домашних заданий и т.д.

Леонид. Учителя — это одни из основополагающих союзников, которые также уязвимы перед администрацией, и даже в большей мере чем мы. Поэтому в скором времени мы также выпустим листовки для учителей и будем добиваться их поддержки.

Корр. На предприятии профсоюзные организации отстаивают права рабочих и «воюют» с «работодателем» — классом буржуазии, а с кем собирается «воевать» (и собирается ли?) ваша организация?

Леонид. Мы рассматриваем профсоюз как образец для структурирования и методологии борьбы. Боремся мы за выполнение закона. Соблюдая закон, уже можно улучшить учебный процесс и искоренить халатности администрации.

Корр. Конкретизируй, что подразумевается под «уточнением регламента проверки знаний» и «борьбой с самовольностью учителей в выборе оценки». Какая может быть «самовольность» от учителей и о каких «уточнениях регламента» идёт речь?

Леонид. Конкретный тезис у нас был насчёт выполнение регламента проверки знаний (количество контрольных и т. п). К самовольности мы не стремимся.

Корр. Вы говорите, что одной из ваших целей является «борьба за возможность самовыражения ученика, облегчение контроля за формой и внешним видом». Что имеется в виду под «возможностью самовыражения»? Кто сейчас этому препятствует? Каковы границы такого «самовыражения»?

Леонид. Мы боремся за самовыражение, которое не касается регламента и формы, то есть наши требования построены на выполнении закона, а не нашей фантазии.

Корр. Есть ли контакт с профсоюзом «Учитель» и другими профсоюзами в сфере образования? Если да, то как выстраивается это взаимодействие? Если нет, то собираетесь ли устанавливать?

Леонид. Прямой контакт с профсоюзом «Учитель» уже установлен. Они нас поддерживают, за что мы им премного благодарны.

Корр. Не кажется ли тебе, что учителя и ученики, а также администрация школы и родители должны объединяться в единой борьбе, а не противопоставляться и не противостоять друг другу, поскольку проблемы у них общие?

Леонид. Эта проблематика также отражает наш план-максимум. И к этому вопросу мы подойдем вплотную, когда сможем укрепиться и охватить больше регионов.

Корр. Насколько хорошо современный школьник знает свои права? Если знает, то хоть как-то борется за них? Если нет, то почему?

Леонид. В сфере защиты прав всё довольно разношёрстно. Здесь большую роль играет осознание, что за свои права можно и нужно бороться. Борьба после осознания проходит в информационном ключе, но только с помощью коллективного вмешательства вместе с товарищами.

Корр. Как много «политики» в школе, на уроках от учителя и на переменах в общении между учениками?

Леонид. К сожалению, российский политический строй всецело влияет на образование и очерняет нашу историю. Но перспектива революционного изменения общества заманчива для современных школьников, и эти перемены обязательно наступят.

Корр. Как современные школьники оценивают те исторические периоды и фигур, которых им преподают? С одной стороны — СССР, Ленин, Сталин; с другой стороны — Солженицын, Николай Второй, Столыпин… Есть ли доминирующее понимание?

Леонид. Правда всё же проблёскивает через старую и омерзительную госпрограмму, которая утверждает что Чернышевский недостаточно поэтичный или Солженицын — один из героев. Но революционная перспектива молодёжи не стоит на месте, мы рассматриваем метод анализа и критики, и мы понимаем, где истина, а где ложь.