СОУТ как инструмент усиления эксплуатации трудящихся в России

СОУТ — звучит красиво. А что на самом деле?

Большинству работников, кто начал свою трудовую биографию еще в советское время, известно такое производственное просторечное выражение, как «вредность», т.е. работа во вредных условиях труда. Во времена Советского Союза все те, кто работал в недостаточно благоприятных санитарно-гигиенических условиях, имели существенные льготы. Что говорить, прежняя власть прилагала титанические усилия для улучшения санитарно-гигиенических условий, хотя и не всегда, к сожалению, однозначно эффективные.

СОУТНо вот, великой страны не стало, а с ней и той социальной политики, что была в отношении трудящихся. Сейчас многие молодые люди, работая в таких же, а порой и значительно худших условиях, чем их родители даже понятия не имеют о том, что им должно по справедливости, да и с точки зрения медико-биологических наук полагаться. Как же так получается?

Давайте разберемся. После развала СССР по инерции еще действовала система «оценки условий труда на рабочих местах», более или менее оформившаяся к середине 80-х. Позже, уже в начале 2000-х, она трансформировалась в процедуру аттестации рабочих мест (АРМ), на основании которой и определялась ситуация с наличием и степенью влияния опасных и вредных производственных факторов. Для справки, если немного упрощенно, то опасными производственными факторами являются любые явления, виды оборудования или ситуации, которые могут привести к травме или гибели работника, а под вредными факторами понимаются такие факторы, которые провоцируют постепенное ухудшение здоровья, так называемые профессиональные болезни. Надо сказать, что худо-бедно но АРМ справлялась со своей задачей, поскольку в ее основе лежали еще советские нормативы и принципы, ориентированные на здоровье человека, как приоритет государственной политики.

Главная цель абсолютно любого капиталиста, как бы он не назывался: буржуа, предприниматель или бизнесмен, во все времена являлось получение прибыли. Как ее можно увеличить? Конечно, прежде всего, за счет снижения себестоимости продукции. А как снизить себестоимость? Правильно, в том числе, за счет сокращения издержек на рабочую силу. Снижать зарплаты особенно больше некуда, и так, даже уже, Китай по минимальному размеру оплаты труда значительно опережает нашу, «поднимающуюся с колен» который год, страну. Сокращать людей также невозможно бесконечно, кто-то, но должен обеспечивать хозяину станков маржу. Вот и остается социальная составляющая расходов: экономия на санитарно-гигиенических и природоохранных коллективных средствах защиты, средствах индивидуальной защиты, надбавках к зарплате за «вредность» и т.д. На этом можно неплохо сэкономить. Да и государство, которое, фактически стоит на страже интересов капитала, в накладе не остается, на том же пенсионном обеспечении работников можно поживиться, а высвободившиеся средства направить на дворцы, яхты и развлечения «новых дворян», всяческие бессмысленные (для рядового гражданина) PR-проекты типа олимпиад и мундиалей, хищнические войны, наконец.

СОУТТак появилась у власть имущих очередная идея. А что если незаметно заменить базовые, еще «советские» нормативы другими, а для придания видимости заботы о подданных и создания информационной завесы принять новый федеральный закон в красивой упаковке в виде словосочетания: специальная оценка условий труда или, сокращенно – СОУТ. Сказано – сделано, и в 2013 году появляется федеральный закон (ФЗ № 426 от 28.12.2013). Во многом этот закон образец лицемерия, изощренного иезуитского подхода к решению проблемы. Данный «ФЗ» как айсберг в буквальном смысле: над поверхностью, видимая для наблюдателя часть: ну поменяли, например, понятие аттестация рабочих мест на специальную оценку условий труда, процедуру вроде бы более систематизировали и формализовали и т.д. Но его «подводная» часть, невидимая простому труженику, на самом деле и несет смертельную (в ряде случаев, к сожалению, в буквальном смысле) опасность.

Итак. Смотрим. До принятия этого закона работник работал, например, в подвальном помещении, т.е. в отсутствии естественного освещения – это был вредный фактор, с 2014 года согласно закону этот фактор больше не угрожает здоровью работника. Пульсация (частота мерцания) искусственного освещения, если превышает определенные значения, раньше рассматривалась как негативный фактор для зрения человека. Поскольку во многих производственных, да и в офисных помещениях этот фактор присутствует (старые светильники), есть два варианта решения проблемы. Менять везде осветительные установки на современные. Что, дорого? Тогда делаем вид, что этого вредного фактора больше не существует. И вот, его уже в соответствии с пресловутым 426-ФЗ учитывать и не надо. Еще пример, раньше, если работник вынужден был осуществлять свою трудовую деятельность при пониженных или повышенных температурах (проще, говоря, на улице или в помещениях без вентиляции и отопления, в мороз и зной) – это был еще один фактор вредности. Новый закон все поставил на свои места. Ты работаешь на свежем воздухе? Да это же замечательно, здоровье от этого только укрепляется, как там раньше вас учили: «солнце, воздух и вода – ваши лучшие друзья», раз это ваши лучшие друзья, то о какой вредности может идти речь? Подобный перечень уловок, заложенных нынешней властью в закон можно было бы продолжать и продолжать, но не они сейчас предмет нашего разговора, а запущенная система по законной ликвидации социальных гарантий для тех, кто работает во вредных и тяжелых условиях.

В результате, если раньше, наличие, нескольких или некоторых вредных факторов позволяло констатировать в ряде случаев факт работы человека во вредных условиях, со всеми вытекающими для работника последствиями в плане льгот и гарантий, то теперь заполучить «вредность» в аналогичной ситуации – недостижимая мечта.

Что же в результате мы имеем, вернее, что потеряли? Скажу по хорошо знакомому предприятию – одной из региональных электрических сетевых компании (кстати, компания – типичный монополист, т.е. деньжата у нее водятся), в целом по области это более 2000 работников. В среднем примерно, у четверти работников «вредность» испарилась, а вместе с ней и надбавки к заработной плате, дополнительные дни к отпуску, у некоторых – право на досрочный выход на пенсию и т.д. К сожалению, истинную картину в масштабах страны мы вряд ли сейчас сможем узнать, но значение в минимум 25% от числа работающих в реальном производстве по стране пострадавших в ходе СОУТ не кажется неправдоподобным. Кстати, есть все основания полагать, что одним их побудительных мотивов принятия этого закона было желание правительства, федерального собрания и президента (всех, кто вносил, принимал и подписывал этот закон) сэкономить на пенсионном обеспечении работников. Всем известно, с каким маниакальным упорством правительство и партия власти продавливает решение о повышении пенсионного возраста, так, что лишение права на досрочную пенсию работающих на производстве людей очень четко укладывается в эту людоедскую концепцию.

СОУТИтак, для закрепления прочитанного, так сказать. С 2014 года аттестация рабочих мест проводится по-новому и называется она специальная оценка труда – СОУТ. Действуют результаты этого самого СОУТ для конкретного рабочего места 5 лет (если за этот период не изменится технология, не появится новое оборудование или, вообще не изменятся условия работы). Если аттестация рабочего места была проведена до 2014 года, ее результаты еще могут кое-где действовать, поскольку срок прежней аттестации рабочего места, проведенной, самое позднее, в 2013 году заканчивается в этом году. А дальше…, здравствуй СОУТ и все, что за ней последует. Рад буду, если, уважаемый читатель, новая оценка не повлияет на социальные гарантии, связанные с условиями вашего труда. Но если ваша «вредность» странным образом после посещения цеха или участка экспертом, проводящим СОУТ, исчезнет, несмотря на то, что ваше рабочее место по-прежнему также (плохо) вентилируется, отапливается, освещается, а от производственного шума нарастает тугоухость и т.д. (нужное подчеркнуть), знайте – у вас провели СОУТ.

О том, как проводится организационно и технически СОУТ, может ли быть от этой процедуры все же польза для работника и может ли он повлиять на ее результаты или, даже, оспорить поговорим в следующий раз.

И. Викторов

От редакции: см. также другие наши материалы по СОУТ. Публикации по этой теме будут продолжены.