Трудовая эпопея

Широка страна моя родная,

Бюрократии полным — полно!

Я другой такой страны не знаю,

Где с ней так ужасно веселО!

 

Замечательная песня и главное, жизнеутверждающая! Ну как тут не порадоваться за население, когда оно словно на ёлочном утреннике, так и вертится вокруг контор и кабинетиков. Шлифует судебные лавки, да поклоны отвешивает секретарям — красавицам. А такая благодать не позволяет выращивать круглые животики, заплывать жирком благополучия, да на старости лет во квартирах с удобствами от безделья томиться.

С каким умилением ящик показал бабушку в кирзачах, с мотыгой и в древней телогрейке. Когда она выползала из колченогой избушки на встречу дорогому гостю. А бывший воин-захватчик, заплывший жиром, засунутый в костюм англицкий, да обвешанный кино-фото аппаратурой, раскланивается за спасение собственной жизни, которую подарила бабулька, в годы боевые и грозные. Улыбается гость, к себе приглашает, слезу умилительную вытирает, да треском кинокамеры старого кота пугает.

Давно это было. Тогда ещё подростком, спасла несчастного Ганса от смерти неминуемой, выходила, сердечного, и только потом в плен советский проводила. Вот и помнит Ганс молодость. На поклон приехал, фильму привёз о том, как справно живёт после событий молодецких. Пивоваренным заводиком похваляется, домиком многоэтажным. Фотографии семейства на колченогом столе, словно карты гадальные, раскладывает.

Славная получилась фильма. Чувственная, потому, наверное, и указ вышел: всех ветеранов той баталии, беспощадной к жизни человеческой, одарить квартирами. Наверное, фильму упомянутую насмотрелись. Потому и указание напечатали, печать приложили, в газетках пропечатали:

— …завершить обеспечение жильём нуждающихся в улучшении жилищных условий ветеранов ВОВ… имеющих право… исходя из общей площади на одного человека 22 кв.м…

И надзор приложили:

…контроль за реализацией мероприятий….высшим должностным лицам….

А к бумаге подпись нарисовали , дату, и даже год справили. Утёрли нос Гансу. Победители не хуже побеждённых прохлаждаются, и заботой окружены, словно заповедник колючей проволокой. Не то, что побеждённая немчура.

Оставим предсказуемую судьбу бабули в покое. Поведём рассказ о другом победителе той войны. О человеке, который всем смертям назло, выстоял не только в той войне, но такой же срок боролся с бюрократией нынешней, и сумел победить во второй раз!

Трудов Григорий Петрович, 24 года рождения, всю оставшуюся после войны жизнь, проживал в глухом местечке Волгоградской области. Пришёл с войны в 1949 году. После победы задержали сержанта. Хмуро было во Львовской стороне. Бендеровцы не давали покоя. Вот и воевал Гришка, потому, не сразу попал домой.

Женился, купил старый домик, который вот — вот ушёл бы под воду, перетащил на другое место и стал налаживать свой семейный уголок.

Летели годы, подрастали дети, домик ветшал. Уже когда сын оперился, помог родителям. Дом кирпичом обложил. Наверное, вспомнил молодые годы, когда утром вода в доме льдом покрывалась. Короче, сделал из некоего вещества конфетку.

Григорий никогда не жаловался. Обладал крепким здоровьем, радостью жизни. Одним из первых стал фермером. Подключил к новому начинанию сыновей. А когда начал понимать, что власть на местах слишком любопытна к чужому карману, занялся вопросами политическими. О ту пору шёл ему уже 83 год. Именно в этом возрасте очутился наблюдателем на своём участке, где представлял интересы кандидата на пост главы района. Но видно не судьба, проиграл тогда выдвиженец Трудова. Земляк героя войны вошёл в главный кабинет района, Клочков Владимир Павлович. Этого товарища он знал давно и подробно, потому как в бытность фермерства, много пересекались дороги с руководителем сельхоз предприятия Клочковым. Владимир Павлович обладал крепкой памятью и помнил, на чьей стороне выступал заслуженный в прошлом колхозник и ветеран ВОВ Трудов, потому принял к сведению. До поры! А тут указ вышел.

— Дед! – радостно в конце передачи подвела итог супружница. – Ты, как участник войны, получишь квартиру. Ой, какие справные правители. Не только конфетками балуют. Дожили, квартирку теперь получим. На старости лет туалетом тёплым попользуемся, да водичка из крана будет по надобности журчать.

— Не зря воевали – вторит дед Григорий. – Всё говорят, плохо нынче. Да ничего подобного. Власть ещё наладит благодать в стране.

И дальше, от избытка чувств, нахваливает времечко, заботу о ветеранах. Да погибших друзей вспоминает, которым не довелось дожить до лет преклонных.

С утречка пошёл в администрацию, чтобы зафиксироваться, и спросить, когда квартиру ему пожалуют.

Глава поселения, Нина Николаевна, приняла старейшего жителя сразу. На стульчик пригласила, рядышком присела.

— По какому поводу пожаловал, Григорий Петрович?

— Да вот указ прочитал, где нам жильё полагается.

Глава знает об этой бумаге. Знает и то, что она очень мудрая и для пользования удобная. Глаза скоромно опустила, ручкой стол гладит, глазки на дедушка смотрят. В голове мыслишка шевелится. По местному положению не положено деду смена жилья, т.к. он имеет на душу 10 м.кв жилья. И не важно какое оно. Главное метраж. Потому начинается диалог спокойный и доверительный.

— Григорий Петрович. Ну что же вы такой не внимательный. Там же ясно говорится: «жильё нуждающимся ветеранам». А вы разве нуждающийся? Уважаемый. Дом кирпичом обложен, просторный.

— Всё так, — соглашается ветеран. – Только тяжело мне воду из колонки носить. С печкой хороводиться. Силы уже не те. Разве я не заслужил? Тем более в указе написано: Ветеранам выделить квартиры.

— Но сперва надо определить, так ли вы нуждаетесь?

 

Ну как тут не пожалеть старого война. Ведь когда указ готовили, наверное, долго голову ломали: как бы его сочинить, чтобы общественность ликовала, но и выполнение не шибко того.

— А чего тут ломать – умная извилина голос подаёт. – Написать просто и непонятно: квартиры всем нуждающимся… независимо от их имущественного положения…

— Это как понимать? – кто слабо дружит с извилиной, вопросами балуется. – Что значит имущественное положение?

— Что тут не понятного. На местах создадим комиссии, которые и определят: нужна ли квартира ветерану или он и так во дворцах спину греет. А про имущество, это для куражу. Какое у них богатство? Слёзы. Но сами слова о поощрении, какой эффект произведет на публику? А -а , вот то — то!…

 

Ничего этого не знал старый ветеран, но догадывалась глава поселения. Ей в районе шепнули. Потому, после некоторого и обязательного словоблудия, выдала всё же бумагу от 1 декабря 2009 года. А в ней прямо говорится:

….участника с группой инвалидности… признать нуждающимся в улучшении…

Про годы и возраст забыл старый артиллерист. Домой помчался, радостью похвалиться. С женой планы начали строить, да к походу в районный городок собираться И опять многого не знал ветеран. Не ведал, почему ему дали эту бумагу.

В администрации района, Григорий сразу пожаловал в кабинет главы района. Всё же земляк.

— Так и так, товарищ глава, — задушевно начал Григорий Петрович и потекла речь о возрасте, боевых заслугах и остальном прочем.

Глава ничего не стал обещать, лишь вспомнил, как старик на избирательном участке против него работу проводил. Потом засуетился и к новым обязанностям поспешил.

— Зайди к моему заму, он объяснит, что надо делать.

А зам главы уже ведал, о затее ветерана. Приготовился к разговору. И выходило так, что Григорий Петрович поступил не правильно.

— Слов нет, хорошая бумага – в руках вертит разрешительный документ на квартиру. – Это ещё не факт. Ваше жилище должна посмотреть комиссия профессионалов, которая и может сделать заключение по поводу вашего строения.

Приуныл дед, радостное настроение исчезло. Наверное, в этот период впервые понял, борьба будет долгой и продолжительной. А в этой борьбе ну как обойдёшься без судебных разбирательств. Тут без адвоката вообще не стоит затеваться.

Одним словом, потянулись денёчки вялотекущей работы по поводу непригодности жилья. Не знал старик, адвокаты так же из бывших районных чиновников. И они никогда не пойдут против собратьев. Позолотили ручку бывший прокурор, да сотрудник ФСБ, к адвокатской работе приступили. Но когда узнавали мнение главы администрации, тихо свернули работу, откланялись.

На дворе год менялся следующим, менялись губернаторы и президенты, а старый воин упорно продолжал отстаивать своё право на получение квартиры, собираясь в скором времени отмечать своё девяностолетие. Лишь осенью 2012 года, наконец, удалось встретить адвоката, который был человеком приезжим, а потому мало знакомый с сотрудниками районной администрацией.

Адвокат Сивцев Василий Иванович, добился пересмотра дела в суде, но опять вышла заминка. Оказалось, у деда на душу проживающих, приходится аккурат по 10 метров жилья. Согласно нормативам. А потому, хоть сарай, но метраж имеется.

— Есть один совет, — предлагает адвокат, — вам, Григорий Петрович, надо прописать в доме дочь, чтобы на душу населения приходилось меньше площади, чем положено по нормативу.

Дед опять в сельскую администрацию, к главе. Нина Николаевна расстроилась:

— Григорий Петрович, кто же вам посоветовал этот шаг? – была уверена, что не догадается старый ветеран. И адвокаты промолчат.

— Я обратился к другому товарищу, вот он и помогает. И предложил, как сделать ловчее.

Большого труда стоило главе администрации составить бумагу. Знала, по головке в районе не погладят. Но всё же прописала в доме внучку старого война.

Так, скоро сказка сказывается, да дело не скоро делается.

И вот, второго апреля, 2013 года, война с бюрократическим аппаратом района завершена полным и окончательным вердиктом судебного решения. Отныне, Трудов Григорий Петрович, как участник Великой Войны, имеет право на улучшение жилищных условий. Проще, государство выделяет, согласно закона, благоустроенное жильё.

Григорий верил, что правда на его стороне и победа будет за ним! Слава Победителю! Поздравляем и аминь!

PS Итак, Трудов Григорий Петрович, , 85 летний старик набрался сил и к 89летию дня своего рождения сумел добиться той благодати, о которой трещали с экранов. Достоин ли звания Героя России в борьбе с бюрократией участник Великой Отечественной войны?

 

О. Круг