В поиске разворованных денег отказать…

О несправедливой приватизации 90-х годов пишут и говорят уже двадцать лет. Я тоже охотно выскажу «фэ» бессмертному, как Кощей, Анатолию Чубайсу и почившему в бозе Борису Ельцину — прорабам этой самой предательской приватизации. Но я предлагаю не брюзжать и ругаться, а поискать наши деньги. Те самые деньги, которые ещё один приватизационный антигерой Егор Гайдар отобрал у миллионов соотечественников и путём нехитрых экономических трюков передал в руки небольшой горстки людей.

ПРЕЖДЕ, ОДНАКО, СЛЕДУЕТ ПОНЯТЬ, каждый ли гражданин России в буйные 90-е годы мог попасть в ряды «счастливчиков», в одночасье становившихся миллионерами и миллиардерами. Не так давно мне рассказывали о горняке по фамилии Самсонов. Этот человек без малого двадцать лет отработал проходчиком и в самом начале приватизационного лихолетья захотел стать директором своей родной шахты.

В декабре 1992 года Ельцин подписал указ «О преобразовании в акционерные общества и приватизации объединений, предприятий, организаций угольной промышленности». Государственные шахты превращались в АО, хотя и оставались пока под контролем государства. Горняки формально становились совладельцами своих предприятий, но (внимание!) к управлению шахтами их не допускали. Закупкой оборудования и реализацией угля занимались директора. А занимались они очень странно: по их указке уголь без оплаты отгружали в адрес каких-то крохотных фирм, и он пропадал бесследно на просторах страны. В результате шахтёрские семьи стали испытывать нужду, а директора шахт и их помощники обзаводились особняками и джипами.

Друзья-горняки уполномочили Самсонова представлять их пролетарские интересы. Самсонов пришёл к директору шахты и потребовал провести собрание акционеров. Повестка дня предлагалась такая: дать оценку деятельности руководства шахты за прошедший год и поставить вопрос о назначении нового директора…

ПРЕРВЁМ НА ВРЕМЯ рассказ о проходчике Самсонове и поищем наши деньги. Я говорю «наши», потому что не считаю механизм искусственного обнищания миллионов людей ради обогащения отдельных личностей справедливым и законным. Если в 1990 году у меня на сберегательной книжке было накоплено 12 тысяч советских рублей, это значило, что я вложил мой личный труд в государственную копилку и эта сумма была денежным эквивалентом величины моего вклада. (Для справки: средняя заработная плата в 1989 году была около 260 рублей без учёта подоходного налога и пресловутых удержаний за бездетность).

Политика Гайдара привела к обесцениванию моих сбережений. Но! Мой вклад в государственную копилку не исчез. Он всегда составлял определённую долю богатства страны. И вся разница была в том, что ещё в 1990 году я мог забрать у государства эту долю в виде товаров и услуг, оплатив их моими личными сбережениями, а спустя пару лет уже не мог, так как мои сбережения обесценились. Именно инфляция дала возможность нашим хитроумным «макроэкономистам» передать народную собственность в руки нескольких граждан по собственному выбору. Мои сбережения были тоже поделены между новоявленными владельцами заводов, шахт и нефтяных скважин.

Присвоив накопления нашего трудового прошлого, кремлёвские «демократы» решили обобрать нас ещё и наперёд. Более миллиарда долларов были получены в Международном банке реконструкции и развития для реструктуризации угольной отрасли, однако большая часть этих денег исчезла в их бездонных карманах. А на трудовых людей повесили обязательства по выплате исчезнувших кредитов. (В конце концов масштабы российской коррупции возмутили даже привыкших ко всему иностранных банкиров: по требованию Всемирного банка была ликвидирована компания «Росуголь», главный виновник финансовых и организационных неурядиц в угольной промышленности).

Миллиард долларов… Это если денежки уложить в пачки из стодолларовых купюр, а сами пачки поставить на попа одну подле другой, то вытянется столб длиною в километр…

На что можно потратить такие деньжищи? Умница Самоделкин оснастил бы свою мастерскую новейшим оборудованием, добрый доктор Айболит выстроил бы замечательную лечебницу, а милиционер дядя Стёпа учредил бы премию «За безупречную службу в органах МВД». Но чиновники ельцинского призыва и чубайсовские «стратегические собственники» распорядились деньгами по-другому…

Вот, например, Татьяна Дьяченко, советник своего папы-президента по вопросам имиджа, летом 1998 года вознамерилась приобрести баварский замок Ляйтеншлессель. Для шахтёров 1998 год — памятный: доведённые до отчаяния хроническими невыплатами заработной платы, они перекрыли движение поездов на железной дороге. Депутат из Кемеровской области Юрий Чуньков направил тогда письмо в президентскую администрацию: не на шахтёрские ли деньги шикует Татьяна Борисовна? Но вразумительного ответа не получил.

Следующий кредит команда Ельцина оформила в Международном валютном фонде. В том же 1998 году России были выделены 4,8 миллиарда долларов, но в страну они так и не попали, а растеклись по зарубежным счетам всё тех же кремлёвских «демократов». (Об этом писалось едва ли не во всех газетах, но глухи были наши правоохранители — ни одного уголовного дела не возбудили).

ПРОШЛО НЕСКОЛЬКО ЛЕТ, в России появился новый президент, а поиском разворованных денег так никто и не озаботился. Зато российское государство (то есть как бы все мы в складчину) исправно погашало долги перед иностранными кредиторами да ещё выплачивало проценты. И тогда я решил обратиться к Дмитрию Медведеву (в то время он был президентом) с предложением создать комиссию по расследованию резонансных преступлений 90-х годов.

Ответ я получил из… ФСБ. Генерал Захаров предупреждал меня «о недопустимости злоупотребления правом». Я так и не понял, где именно я «злоупотребил правом». Но смысл предупреждения был ясен: не надо искать пропавшие деньги — они хорошо пристроены у уважаемых людей. Однако, наперекор Медведеву, я решил и дальше отстаивать интересы государства и его граждан и попросил Сергея Нарышкина (в то время он руководил президентской администрацией) разобраться в возникшей ситуации. И Нарышкин тоже переправил моё письмо в ФСБ, и я снова получил предупреждение. Только за подписью другого генерала.

В скобочках скажу ещё, что позднее, когда С.Е. Нарышкин стал председателем Государственной думы, я снова обратился к нему с той же просьбой: может быть, писал я, ваша позиция изменилась, и вы всё-таки организуете комиссию по расследованию резонансных преступлений прошлых лет?

Вот строка из ответного письма Госдумы: «Если Вы полагаете, что Ваши права как заявителя нарушены направленными Вам ответами Администрации Президента Российской Федерации и ФСБ России, Вы можете обратиться за защитой своих прав в суд». Я понял смысл ответа: не ищи тут дураков, которые помогут вернуть народу отобранные деньги, а если тебе дома не сидится — посудись с начальниками кремлёвской администрации и генералами секретной полиции. Ведь объективностью и неподкупностью российская Фемида славится на весь мир…

ВАМ ИНТЕРЕСНО ЗНАТЬ, чем закончилась история с проходчиком Самсоновым? Стал ли он директором шахты, на которой отработал двадцать лет, или не стал? Чуда не случилось. Никакого собрания не состоялось. Бедолагу Самсонова просто ударили по голове чем-то тяжёлым и отбили у него желание возглавить шахту и радеть за дело своих друзей-рабочих.

P.S. Данную статью прошу считать моим заявлением о вступлении в организацию «Совет рабочих комитетов Кузбасса». Не хочу более сражаться в одиночку за наше общее благополучие. Если есть у шахтёров желание вернуть себе то, что было у них отобрано и уворовано, давайте объединяться.

http://maxpark.com