Восстание испанских шахтёров становится вооружённым

 

Потребовалось определенное время для того, чтобы новости о студенческом восстании в Квебеке попали в англоязычную прессу. То же самое касается и новостей о забастовке испанских шахтеров – только сейчас информация о ней просачивается в британскую прессу, хотя эскалация конфликта там длится уже более двух недель.

Испания – одна из «периферийных» экономик еврозоны – весьма неустойчивая и все глубже погружающаяся в долги. Испанские банки сначала разрослись во время строительного бума, а сейчас их положение является очень слабым. Как и Греции, Италии и Ирландии, этой стране навязали меры экономии – якобы, ради сокращения бюджетного дефицита. В этом году запланировано сокращение расходов на 27 миллиардов евро. Сокращения бюджетных расходов и вызванные ими ухудшения условий жизни стали причиной вспышки массового недовольства и возникновения на площади Пуэрта-дель-Соль движения «возмущенных», которые взяли в качестве примера протесты на египетской площади Тахрир.

Недавние сокращения расходов, кроме всего прочего, урезали на 63% субсидии в угледобывающую промышленность, в результате чего тысячи шахтеров лишились работы. Это вызвало яростное и отчаянное сопротивление – тем более, что сокращение расходов еще и совпало по времени с выплатой государством миллиардов евро на спасение банков страны.

В конце мая бессрочную забастовку объявили около 8 000 шахтеров. В Астурии, где находится большая часть испанских шахт, рабочие оккупировали главную площадь города Овьедо, использовав ту же тактику борьбы, что и «возмущенные».

Однако это не означает, что шахтеры всего лишь следуют за движением «возмущенных». Баннер одного из бастующих шахтеров гласит: «No Estamos Indignados, Estamos Hasta Los Cojones» – «Мы не просто возмущены – мы озлоблены до предела!».

Ответные меры правительства вызвали сопротивление, которое по своей воинственности и ожесточенности ощутимо превзошло мирные протесты на площади Пуэрта-дель-Соль. Испанское правительство традиционно использует любые средства, в том числе и силу, для подавления забастовок. Во время забастовки авиадиспетчеров в 2010-м году правительство социалистов воспользовалось законом о военном положении, чтобы вынудить бастующих вернуться на рабочие места. И совсем недавно полиция стреляла резиновыми пулями по забастовщикам в Барселоне, в результате чего несколько человек получили ранения. И сейчас в Астурии против забастовщиков развернуты силы Гражданской Гвардии, которая ведет себя здесь, как оккупант на чужой земле, расстреливая бастующих шахтеров резиновыми пулями и используя против них слезоточивый газ.

Нынешний конфликт напоминает и о восстании астурийских шахтеров в 1934-м году, подавленном войсками Франко, и о первой всеобщей забастовке при режиме Франко, которую организовали астурийские шахтеры в 1962-м году. Да, у астурийских шахтеров есть давние традиции борьбы. Ведь шахтеры – это рабочие, которые много времени проводят вместе, они живут по соседству и сообща разделяют риск, связанный с их профессией. Солидарность – это часть самого их образа жизни.

Единство действий воспринимается горняками как нечто само собой разумеющееся. Хотя внешне может казаться, что протесты шахтеров вспыхивают спонтанно, но солидарность здесь продиктована самой жизнью в шахтерских поселках. И здесь сказываются не только традиции классовой борьбы рабочего класса – они также накладываются на традиции герильи, укоренившиеся в Астурии со времен борьбы против Франко.

Рабочие Астурии ответили на атаки правительства блокадой дорог и возведением баррикад на транспортных магистралях. Когда их атаковала полиция, они развернули ответную борьбу, в ходе которой применяли даже самодельные ракетные установки. На понедельник, 18 июня, назначена всеобщая забастовка, которая должна охватить несколько угледобывающих регионов Испании. По всему региону и до этого периодически вспыхивали забастовки: транспортников, учителей, рабочих судостроительных верфей. Однако особенностью нынешней забастовки шахтеров является ее бессрочный характер – рабочие ничего не сообщили работодателям по поводу того, когда и на каких условиях они вернуться на рабочие места. Нет никакой определенности, позволяющей делать какие-либо прогнозы.

Важно, что шахтеры настроены очень воинственно. Блокада дорог является сейчас их самой распространенной тактикой. Мы уже привыкли, что работодатели постоянно жалуются на то, что забастовки носят разрушительный для экономики характер – забывая, что они изначально должны быть такими по определению. Предпосылкой любой забастовки является то, что самой системе необходимо сотрудничество с рабочими для ее эффективной работы. Но это сотрудничество возможно лишь в случае, если сами рабочие согласны с его условиями. Происходящий ныне по всей Европе эпохальный откат назад в том, что касается уровня доходов и условий труда рабочих, просто не может не повлечь за собой ответные действия, нацеленные на нарушение работы всей системы.

Испанское правительство консерваторов весьма обеспокоено тем, что его европейские партнеры могут увидеть, как оно капитулирует перед забастовщиками и идет на переговоры. Ведь, кроме всего прочего, политическое доверие европейских кредиторов обусловлено способностью испанского правительства сдерживать у себя нарастающую революцию.

Подобная динамика имеет место по всему Евросоюзу, что значительно повышает ставки в каждом конкретном эпизоде классовой борьбы. Правительства Евросоюза окапываются и прячутся – каждое в свой защищенный бункер. Они готовятся выдерживать там длительные сражения. Они делают ставку на то, что профсоюзные лидеры не смогут выдержать столь долгой и упорной войны. Но в Астурии их тактика пока не сработала, несмотря даже на то, что ключевые профсоюзы здесь связаны с Социалистической  Партией, поддерживающей введение мер экономии.

Позиции нынешнего испанского правительства являются очень слабыми, что усугубляет хаос, охвативший испанский банковский сектор. Они стали еще более шаткими после того, как оно вернулось с переговоров с Евросоюзом с новым пакетом обязательств финансовой помощи банкам. В Испании правительство заявляло о том, что этот пакет «не предполагает дополнительных обязательств» – а для Германии тут же заявляло обратное. Реальность же такова, что «спасение» испанских банков, вероятнее всего, породит очередной суверенный долговой кризис – но на этот раз уже в государстве, экономика которого в пять раз крупнее экономики Греции.

Таким образом, испанское правительство, которое ведет сейчас войну с шахтерами Астурии, само стоит на зыбкой почве и может достаточно легко пасть. И это касается не только Испании – по всей Европе положение правителей является сейчас весьма слабым и шатким, что является первым признаком грядущих реальных перемен.

Ричард Сэймур 20.06.2012 ФОРУМ

Источник: перевод Дмитрия Колесника


От редакции: Совпадение — читаю сейчас как раз «Испанский дневник» Михаила Кольцова, вычитываю его искреннее удивление темпераментности и сентиментальности тех людей, что занимались национализацией промышленности в Испании 1936-го года и шли в атаку на фашистов с одними винтовками, против танков и самолётов, которым иснабжали «Братьев фашистов» Германия и Италия. Похоже, боевой настрой леворадикалов, каковыми испанцы, кажется, рождаются автоматически — не пропал и у нынешнего поколения. Потрясения кризисом не прошли даром и здесь — осталось теперь только социалистическое соревнование между точкмаи роста, а точнее революционного накопления. То, как бастующие рабочие здесь (мало внешне отличающиеся от тех, кого в Москве называли хомячками и креативным классом, все эти парни в спротивной, вполне фанатской одежде) вооружаются, и булыжник, своё первое наследное оружие, меняют на самодельные «базуки» — поражает. Так же поражает, как Кольцова инициатива анархистов, воевавших не только с фашизмом, но, казалось, со всем миром капитала. Мы продолжим публикацию  видеорепортажей из Испании. То, как палят из своих самодельных РПГ пролетарии — скорее, напоминает Армию Дудаева, делавшую оружие из подручных труб и металлолома…

Д.Ч.