Главное – Москва, главные – москвичи? Часть 3

Интервью с муниципальным депутатом Лефортово

От редакции.

Заключительная часть интервью с Александрой Андреевой, в которой обсуждаются два вопроса: деятельность оппозиционных муниципальных депутатов и возможность консолидации инициативных групп разных районов Москвы в борьбе против точечной застройки.


Даёт ли что-то статус депутата муниципального собрания, кроме бесплатного проезда?

Возможности муниципальных депутатов в Москве, Санкт-Петербурге и Севастополе существенно меньше, чем в остальных городах. Тем не менее, советы депутатов сейчас согласуют:

1) строительство некоторых объектов, в том числе религиозных и гаражей;

2) схемы нестационарных торговых объектов, в том числе летних кафе;

3) переводы из жилого помещения в нежилое. Это бывает очень болезненно для жителей, когда у них вместо квартиры на первом этаже образуется ресторан или ещё какой-нибудь притон.

Значит, муниципальные депутаты хотя бы получают обо всём этом информацию. Не говоря уже о том, что в некоторых районах жителям удаётся заставить муниципальных депутатов голосовать так, как им нужно.

Помимо этого, муниципальные депутаты имеют следующие возможности.

1. Муниципальный депутат может запросить многие документы по своему району.

2. Муниципальные депутаты могут эффективнее, чем жители, общаться с исполнительной властью. Их должны быстрее принимать. На запросы муниципальных депутатов совсем другая реакция, чем на требования жителей.

3. В неформальном плане у нас в стране и чиновники, и граждане очень серьёзно реагируют на наличие у человека даже такого маленького статуса, как муниципальный депутат. Благодаря этому статусу иногда удаётся пробиться на приём к чиновникам и что-то с них стрясти. Но безумно смешно, что на это серьёзно реагируют жители. На объявление, что встречу с жителями проводит муниципальный депутат, люди реагируют гораздо серьёзнее, чем если бы встречу с жителями проводит просто активист.

4. Статус муниципального депутата помогает в общении с полицией во время пикетов, митингов и т. п. Кроме того, муниципальный депутат обязан проводить встречи с избирателями, их можно проводить в формате встреч депутатов с избирателями.

Какими качествами должен обладать человек, чтобы всеми этими возможностями он смог реально воспользоваться?

Я так понимаю, что вы предлагаете мне дать совет, кого имеет смысл делегировать в муниципальные депутаты, кому имеет смысл баллотироваться и за кого стоит голосовать. Граждане не всегда понимают, чем занимается депутат и какими качествами он должен обладать. Поэтому очень часто на выборах любого уровня они голосуют за «хороших парней». Они голосуют за учителей и врачей, потому что они занимаются благородным делом. Ещё смешнее, когда они выбирают по фотографии. Вы же не выбираете таким образом электрика, которого Вы пригласите чинить свет?

Часто выбирают ещё по партийной принадлежности.

Это уже более разумный выбор. Я хочу сказать о другом. Когда люди выбирают электрика, они выбирают того, кто квалифицирован в электрике, а не в музыке, например. С муниципальными депутатами у людей есть трагическое непонимание того, что должен делать депутат. Первое и главное — он должен защищать интересы жителей. По всем вопросам, которые входят в компетенцию совета депутатов, он должен выражать их интересы. Но у депутата есть ещё и представительская функция. Житель может обратиться к нему по любому вопросу, и депутат должен подумать, что нужно сделать и куда обратиться, чтобы решить его проблему.

Депутат, следовательно, должен обладать двумя важными качествами. Он должен обладать способностью и возможностью решать проблемы. Способности — это он должен иметь мозг, способный к аналитическим действиям. Когда к нему приходят жители, он должен подумать, как эту проблему решить, куда обратиться, у кого спросить помощи. Обычно лучшие муниципальные депутаты специализируются в тех или иных областях. Ну и по здоровью иметь возможность работать.

И, наверное, иметь много свободного времени?

Многие эффективные муниципальные депутаты работают. Другое дело, что многие — это люди творческих профессий, которые не работают с 9 до 18 часов. И второй момент, человек должен быть независимым, чтобы отстаивать ваши интересы. Нельзя голосовать за бюджетников. За учителей и врачей, особенно за директоров и главврачей категорически не рекомендую голосовать. Во-первых, Собянин платит им зарплату. А, во-вторых, у них обычно столько проблем в подведомственных им учреждениях, что на них всегда можно надавить. За университетских преподавателей голосовать можно, у них независимости больше.

Насколько важна партийная принадлежность? Есть хорошие представители от самых разных партий, кроме «Единой России». На мой взгляд, когда речь идёт о муниципальном депутате, его партийная принадлежность не имеет такого большого значения. Принадлежность к «Единой России» — это просто сигнал, что с человеком не надо связываться. Во всех остальных случаях возможны варианты. Лучше всего выдвигать и выбирать тех активистов, которые уже на деле доказали, что они могут и готовы что-то делать.

Политика — это дело практическое, а работа муниципального депутата — практическая в квадрате. То есть муниципальный депутат ещё должен уметь добиваться результата. Делать он это может по-разному. Но если он неспособен, например, если он тихий, неконфликтный человек, значит, работа депутата ему не подходит. Муниципальный депутат, который будет воевать за интересы жителей со сворой чиновников и застройщиков, должен быть бойцом. Он должен уметь держать удар. Он должен уметь отстаивать своё мнение.

Возраст может быть любым. Главное, чтобы человек мог работать.

Следующий вопрос. Хотелось бы узнать ваше мнение о возможности консолидации протеста, о преодолении той раздробленности, которая сейчас есть. Несколько раз объявлялось о создании коалиций инициативных групп. Какова дальнейшая судьба этих коалиций? Почему мы не видим яркой вывески, что коалиция принимает участие во всех митингах и помогает жителям?

Тут надо понимать, что консолидация инициативных групп — это и есть то самое гражданское общество, которое растёт снизу. Это процесс естественный, его нельзя сколотить молотком. В Москве самоорганизация работает тем лучше, чем старше дом, чем дольше в нём живут люди без массовых переселений. А самый низкий уровень показывают дома постсоветской застройки. Людей случайным образом свалили в одну кучу, и они просто не чувствуют, что это их территория.

Локальные протестные группы появляются в разных местах. Сейчас идёт взрывной рост таких соседских сообществ в фейсбуке. Чуть ли не каждый район свою группу создал! Люди таким образом общаются.

А что касается всяких общих коалиций, до сих пор очень многие из них создавались не по запросу снизу, а потому что некоторые люди решали, что нужно создать некую общую коалицию. То, что нужно объединяться, понятно уже несколько лет. Но как это сделать? Люди в целом готовы заниматься своей проблемой, но не готовы разрываться на все проблемы. И какие-то организации, которые создавались искусственным образом, не давали никакого результата, именно поскольку они были искусственными.

Сейчас, несколько месяцев назад была создана Московская городская коалиция. Она отличается тем, что она объединяет инициативные группы и основана только на горизонтальных связях.

Одной из проблем, с которыми сталкиваются активисты при организации инициативных групп, заключается то, что люди видят только свою локальную проблему и не рассматривают её как элемент более крупного противостояния. Можно ли преодолеть узость мышления людей?

Объяснять. Объяснять людям, в том числе на митингах. Объяснять, что вместе действовать всегда легче. И это работает: как минимум, в рамках района люди объединяются. Люди стали понимать, что сейчас они подпишутся в защиту соседнего парка, а потом те люди подпишутся в защиту вашего, и общая сумма будет больше.

Возникает вопрос, почему мы ездим по разным митингам, даже не своего района. Нас приглашают на эти митинги ровно потому, что мы знаем, как организовать противодействие незаконной застройке, и рассказываем, как это делать. Мы рассказываем, что проблема защиты конкретного парка нелокальна, что это часть одной общем проблемы, чтобы люди не думали, что они один на один с чиновничьим аппаратом. Мы рассказываем об истории успеха. Это ровно то, что мы можем делать.

И последний вопрос. Пока жители занимают оборонительную позицию. Когда же, наконец, будет контрнаступление?

Надо менять законодательство и надо менять представление людей. Они не воспринимают окружающее пространство как своё. Всё, что за дверью квартиры, люди воспринимают как какое-то общественное, государственное. Когда местная власть заявляет о публичных слушаниях, подходят местные жители и спрашивают: а что тут будет? Хозяин так никогда не поступит. Он скажет: это что? Мы это не заказывали. Уберите немедленно. И наверняка у себя на дачном участке он поведёт себя именно так.

И сейчас всё больше люди начинают понимать, что весь город, всё окружающее пространство — это их земля. Это наш город, наша земля. И мы должны решать, что здесь будет.

Записал П.Бахвалов

Предыдущая часть

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .