Диалектика формального и реального обобществления в советском обществе

Лекция зам. руководителя Идеологической комиссии МК РКРП-КПСС Романа Осина в рамках молодёжного клуба «Политпросвет» 27 апреля 2016 г. Тема: диалектика формального и реального обобществления в советском обществе.

Основные вопросы лекции:

  • Что такое обобществление труда и обобществление средств производства?
  • В чем критерий реального обобществления и чем оно отличается от формального?
  • Всякая ли государственная собственность будет общественной?
  • В чем проявлялось формальное и реальное обобществление в СССР?
  • Как повлияло противоречие между формальным и реальным обобществлением на судьбу социализма в СССР?


Обобществление может рассматриваться с двух точек зрения: как процесс обобществления труда и производства и обобществление средств производства. К обобществлению труда и производства относится введение машин с соответствующей им коллективистской технологией и строительство дорог; дополнение административных связей между предприятиями и регионами связями экономическими и технологическими и налаживание обмена опытом; межотраслевая миграция кадров и культурное сотрудничество. К обобществлению средств производства относится замена частной собственности собственностью общественной.

Таким образом, мы видим, что обобществление труда и производства, с одной стороны, и обобществление средств производства, с другой, — это два взаимосвязанных процесса. Если обобществление труда и производства не достигло достаточного для социализма уровня, то обобществление средств производства будет неизбежно носить формальный (то есть юридический, опосредованный бюрократическим аппаратом государства) характер, первое время находиться в тесном переплетении с несоциалистическими укладами.

В буржуазном понимании обобществление как формирование общенародной собственности приравнивается к огосударствлению, то есть к переходу тех или иных средств производства в собственность государства. Такое представление неверно, поскольку при капитализме государство является инструментом наиболее сильного отряда буржуазии. Как частная, так и государственная капиталистическая собственность есть управление средствами производства меньшинством населения в интересах этого же меньшинства. Государственная собственность не влечёт за собой иных общественных отношений по сравнению с частной, то есть не является самостоятельным типом собственности.

После свержения господства буржуазии и ликвидации антагонистических классов государственную собственность можно называть общенародной, а переход средств производства в государственную собственность — обобществлением. Оно позволяет использовать средства производства в интересах всего общества, а не какой-либо её части. Однако распоряжение этой собственностью всё ещё остается в руках государства, то есть в руках силы, хоть и выражающей интересы рабочего класса, но представляющей из себя особый управленческий аппарат. Как показал опыт СССР, пока существует государство, еще сохраняется тенденция его превращения в организацию, стоящую над обществом. Поэтому огосударствление в период становления социализма можно называть формальным обобществлением. Реальным оно будет лишь тогда, когда распоряжение средствами производства будет осуществляться самим обществом. Таким образом, реальное обобществление предполагает значительно более глубокие изменения в производственных отношениях, чем простое изменение формы собственности. Отношения собственности составляют основу производственных отношений, и поэтому реальное обобществление невозможно без формального. Однако одним только изменением форм собственности невозможно добиться привлечения всех работников к управлению производством. Формальное обобществление есть преодоление социально-классовой, а реальное — технико-технологической стороны отчуждения работников.

Возможность реального обобществления во многом зависит от наличного уровня развития производительных сил. Только достаточно сильная материально-техническая база может позволить реализовать потенциальные возможности для развития в рамках тех или иных отношений собственности. Рабовладельческий строй стал возможен только тогда, когда человек стал производить больше, чем нужно для поддержания его собственного существования. Для капиталистического производства материальной базой является промышленное производство. Исторически капитал впервые подчинил себе труд в том состоянии, в каком он застал его при феодализме: ремесленный труд в городе, домашнюю промышленность, кустарные промыслы и земледельческий труд мелкого крестьянства в деревне. Материально-техническая основа труда оставалась прежней, т. е. в отношении способов, приёмов и орудий производства процесс труда, подчинённый капиталу, ничем не отличался первоначально от процесса труда мелких товаропроизводителей. Изменилась только общественная форма организации производства: вчерашний самостоятельный крестьянин и независимый ремесленник превратились в наёмных рабочих, эксплуатируемых капиталистом. Такое подчинение труда капиталу, возникшее на базе ручного труда и ремесленных орудий, К. Маркс назвал формальным. Оно было характерным для первых стадий развития капиталистического производства.

Не является исключением из этого правила и социализм. Если производительные силы развиты недостаточно, то и обобществление будет носить во многом юридический, формальный характер. Если общество без стоящей над ним силы не может справиться с управлением средствами производства, то после упразднения такой силы она неизбежно возродится, вырастет вновь из самого общества.

Вопрос о том, какой уровень развития производительных сил необходим для реального обобществления, является дискуссионным. Традиционно считалось, что необходимой для социализма материальной базой является крупная промышленность. Однако эта точка зрения имеет ряд недостатков. Крупная промышленность, сводя функции рабочего к выполнению нескольких рутинных операций, ведёт к сужению специализации, исключает рабочего из управления производством, делает излишним полноценное образование и всестороннее развитие человека. Поэтому сейчас марксисты чаще склоняются к тому, что социализму больше соответствует высокотехнологичное производство, требующее высокой квалификации работников и позволяющее минимизировать рутинные операции за счёт применения машин.

В Советском Союзе, начиная с середины 30-х годов, господствовали две формы собственности на средства производства: колхозно-кооперативная и общенародная. Эти отношения собственности были, безусловно, передовыми по отношению к капиталистическим странам. Однако материально-технический уровень развития Советского Союза оказался недостаточным для того, чтобы воспользоваться преимуществами общенародной собственности. Попытки поголовного обучения рабочих управлению государством, проводившиеся в 20-е годы, были свёрнуты в связи с необходимостью ускоренного развития материальной базы, которое на тот момент могло было быть достигнуто только ультрацентрализацией и сворачиванием советской демократии. Таким образом, недостаточный материально-технический уровень на тот момент не давал возможности перейти от формального обобществления средств производства к реальному. Однако к 60-м годам эта ультрацентрализация в советской экономике потеряла свою эффективность. Но вместо возрождения привлечения рабочих к управлению производством и совершенствования плановой системы управления экономикой при помощи кибернетики (проект ОГАС), реформа 1965 года привела к усилению групповой собственности, местнических отношений и, как следствие, более сильному отделению бюрократического аппарата от народных масс. Обобществлённое производство должно действовать как единый организм, как единый субъект экономической деятельности. Оно не может основываться на товарном производстве, подобно тому как отношения между цехами внутри одного завода не могут основываться на товарном обмене. В СССР это правило было нарушено. В результате коллективы, ставящие общественный интерес выше группового, оказывались в невыгодном положении; поощрение предприятий стало больше зависеть от корректировок плана, чем от организации производства. Рационализаторские предложения по снижению себестоимости продукции оказывались невостребованными. Всё это закрепило формальный характер обобществления, привело к снижению темпов роста экономики, к развитию враждебных социализму рыночных отношений и их социальных носителей («теневиков», сомкнувшихся с номенклатурой), в конечном итоге, к поражению социализма в СССР.

Литература по теме лекции
Э. В. Ильенков. Маркс и западный мир.
Р. И. Косолапов. Социализм. К вопросам теории.
Р. И. Косолапов. Полёт совы.
С. А. Новиков. Диктатура пролетариата (лекция).
Н. О. Архангельская. О некоторых причинах реставрации капитализма в СССР. МИС, №1, 2, 2008.
В.И. Ленин. О левом ребячестве и мелкобуржуазности.
В.И. Ленин. Государство и революция.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .