МПРА — Калуга: Борьба и перспективы

Интервью с профсоюзным активистом Андреем Заводским

Не так давно мы рассказывали нашим читателям о провокации, которую «правоохранительные» органы совершили против боевого профсоюза в Калуге. 21 марта большая группа активистов профсоюза МПРА была задержана полицией прямо во время заседания профсоюзного комитета. Фактически правительственные жандармы совершили бандитский налёт на профсоюзный штаб.

Столь суровые меры наглядно демонстрируют нам, как власть боится организованного рабочего класса. Профсоюз стал силой, которую невозможно игнорировать. Поэтому хозяева и их жандармы стараются уничтожить организацию, запугать рабочих.

О том, как развивался профсоюз МПРА в Калуге, с какими трудностями он сталкивался, какие перспективы перед собой видит, наш корреспондент решил побеседовать с профсоюзным активистом Андреем Заводским.

Андрей Заводской, активист МПРА Калуги — С чего началось профсоюзное движение в Калуге?

— Независимое профсоюзное движение началось в Калуге в 2008-ом. Связано это было с тем, что годом ранее в нашу область пришёл автогигант «Фольксваген», который сразу постарался «выкачать» из региона наиболее молодые и перспективные рабочие кадры. На Фольксваген шли люди, в том числе и с высшим образованием, так как многие надеялись, что автогигант предложит «европейские» условия труда и соответствующую зарплату. Практически никто тогда не задумывался, что концерн пришёл к нам как раз по причине того, что хотел сбросить с себя «ярмо» социальных гарантий и высоких зарплат, характерное для стран с развитым рабочим движением.

— Что считаешь важнейшим условием для самоорганизации?

— Надо отметить тот факт, что капитализм сам формирует условия для того, чтобы работники организовывались и боролись. Большая концентрация молодых и требовательных работников, которым предложили мизерную даже по тем временам зарплату — 7 тысяч рублей (что было значительно ниже, чем на старых калужских предприятиях) — всё это и породило среду, необходимую для строительства боевого профсоюза. На предприятии появилась первая инициативная группа, которая выйдя на контакт с МПРА, начала свой долгий путь борьбы. Со временем, в работу стали включаться трудящиеся и с других предприятий города.

— Как строится работа на текущий момент?

— Очень сложно ответить на такой всеобъемлющий вопрос. Если кратко, то на данный момент у нас существует территориальная организация МПРА всей Калужской области. Основная позиция МПРА — строить один большой профсоюз, который будет объединять как можно большее количество рабочих, независимо от деления на предприятия, сферы и отрасли. В Калуге у нас есть комитеты предприятий на трёх заводах, на Фольксваген, на «Бентелер», где мы 3 года назад организовали легендарную 3-х дневную забастовку, и на Пежо-Ситроен. На последнем предприятии, у нас сейчас идёт наиболее «жёсткая» и упорная кампания, связанная с тем, что этот концерн стремится заключать со своими работниками «срочные» трудовые договоры, чем наносит серьёзный ущерб гарантиям занятости в регионе.

Профсоюзное собрание МПРА Калуги — Могут ли у вас состоят рабочие без привязки к той или иной профсоюзной ячейке?

— Да, у нас могут состоять и рабочие с тех предприятий, где нет пока ещё комитетов предприятий, например я такой рабочий. В силу специфики, создать полноценном профсоюз на моём небольшом предприятии не получается, что не мешает мне быть членом регионального профкома и участвовать в деятельности всего профсоюза.

— Опыт рабочей борьбы демонстрирует, что администрация обычно не смиряется с существованием независимого профсоюза. Часто она пытается уничтожить профсоюз своими силами. Но иногда пытается прибегнуть и к помощи репрессивных органов государства. Бывали ли подобные ситуации у вас раньше?

— Случаев таких было очень и очень много. Про последний «полицейский рейд», я думаю все уже наслышаны. В период становления МПРА, и особенно в период заключения первого коллективного договора на Фольксваген и забастовки на «Бентелер» давление со стороны спецслужб и полиции было очень серьёзным. Были угрозы, похищения, постоянная слежка. Сейчас ситуация несколько нормализовалась, однако, как показали недавние события, расслабляться нельзя ни на секунду. Единственное, что может помочь профсоюзу выжить во враждебной среде, это сплочённость профсоюзного актива. На этом мы стояли и продолжаем стоять.

— Были ли вы готовы к этому?

— Конечно же, мы были готовы, так как понимаем, что живём в классовом обществе. У активистов профсоюза давно уже нет иллюзий по поводу того, чьи интересы защищают наши правоохранительные органы. Однако, в данном случае, серьёзных редпосылок к такого рода действиям органов мы не видели. У нас есть ряд «внутренних» версий того, что могло послужить причиной такого рода активизации. Мы предприняли соответствующие меры для самозащиты

Распространение газеты "Авторабочий" у одного из калужских заводов — Готовы ли вы при случае перейти к активным действиям, к примеру, «итальянской забастовке»?

— Забастовка, в том числе «итальянская» — это не самоцель, а метод. Мы рассматриваем возможность любых действий, которые поспособствуют решению наших задач. Пока что острая конфликтная ситуация у нас только на Пежо-Ситроен, но там до забастовочной стадии ещё далеко, в профсоюзе ещё не так много людей. За полноценную забастовку должны будут проголосовать сами работники предприятия, это их выбор, им сами бастовать, выдерживать давление работодателя и полиции. Если они решатся на этот шаг, профсоюз начнёт подготовку.

— Каковы перспективы развития профсоюзного движения в стране, и в Калуге в частности? Есть ли предпосылки к переводу борьбы в активную фазу?

— Сейчас мы в очередной раз сталкиваемся с тем, что бизнес и государство, обслуживающее бизнес, решают свои проблемы за счёт трудящихся. Кризис. Многие предприятия переходят на режим неполной рабочей недели. Простои, сокращения — это та реальность, с которой мы сталкиваемся в Калужской области, но которая характерна и для всей остальной России. При этом мы видим, что там где работники организованы, администрации предприятий боятся провоцировать открытые социальные конфликты и стараются прийти к компромиссным решениям. Там же, где работники годами приучивали своих начальников к мысли, что с трудящимися считаться не нужно, там рабочим рассчитывать не на что.

МПРА - Калуга — Можешь дать свой прогноз на дальнейшее развитие событий?

— Прогнозировать рост нового профсоюзного движения в ближайшее время очень сложно. Мы наблюдаем как медленно оно развивается в современной России и сейчас основной задачей мне видится сохранение хотя бы той структуры МПРА, которую удалось сформировать за последнее десятилетие. Однако кризис постоянно провоцирует всё новые и новые классовые конфликты, и там где рабочие будут приходить к пониманию того, что только организованно они могут защищать свои интересы, там всегда будет МПРА.

Беседовал Максим Тузин.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .