Новый этап антиимпериалистической борьбы в Китае

Цикл лекций об истории коммунистического и рабочего движения

К концу первой мировой войны Китай представлял собой уже не единую страну, а территорию, поделенную между различными дуцзюнями милитаристами и империалистическими державами. Пекинское правительство находилось под контролем северной милитаристской клики, а на юге действовал Сунь Ятсен тоже, однако, зависимый от южных милитаристов. На этом фоне многие китайцы связывали свои надежды с окончанием первой мировой войны. Тем более что «14 пунктов» Вильсона, и в особенности его демагогические заявления о «справедливом мире» и «самоопределении народов», способствовали росту таких иллюзий.


«14 пунктов» Вильсона — проект мирного договора, завершающего Первую мировую войну, разработанный президентом США Вудро Вильсоном, который лег в основу версальской системы и был средством для борьбы против декрета о мире, предложенного советским правительством. Включал в себя также пункты о свободе торговли, что диктовалось интересами растущего американского империализма.


Делегаты Парижской мирной конференции

Делегаты Парижской мирной конференции

Но империалистические страны уже готовились к новому этапу закабаления Китая. Застрельщиком здесь выступала Япония, которая подписала в 1917 г. с Англией секретный договор о признании «особых интересов» в Китае, а с пекинским правительством ряд тайных соглашений о размещении в Китае своих войск и контроле над китайской армией.

В январе 1919 г. прибывшая на Парижскую мирную конференцию китайская делегация поставила перед конференцией вопрос о возвращении Шаньдунского полуострова, а затем выдвинула дополнительные предложения: возвратить все «арендованные территории», а также сеттльменты, отменить японские «21 требование», вывести иностранные войска из Китая.

30 апреля руководители Парижской конференции известили китайскую делегацию, что все ее предложения отклоняются. Шаньдун подлежал передаче Японии как «по праву завоевания», так и по договорам пекинского правительства с Японией; обсуждение вопроса о «21 требовании» исключалось как не входящее в компетенцию конференции.

Это вызвало в Китае волну негодования. 4 мая 1919 г. в Пекине произошла многотысячная демонстрация студентов под лозунгами «Отказаться от подписания мирного договора!», «Отменить «21 требование»!», «Во внешней политике – борьба за государственный суверенитет, во внутренней – наказание государственных преступников!», «Бойкотируйте японские товары!». Полиция разогнала демонстрантов, но это только разозлило протестующих еще больше. Началась забастовка студентов в Пекине и других крупных городах. При этом антиимпериалистические требования активно поддержали городская беднота, мелкая буржуазия и рабочий класс. По Китаю прокатилась мощная волна политических стачек.

5 июня выступил пролетариат Шанхая: забастовали рабочие японских текстильных фабрик, к ним присоединились работники механических мастерских, типографий, городского транспорта, железнодорожники; число стачечников достигло 70 тыс. человек. Мало того стачки солидарности охватили многие крупные города Китая. Патриотическое движение охватило свыше 10 млн. человек в 150 городах 20 провинций Китая.
Пекинскому правительству пришлось освободить арестованных студентов, уволить трех высших чиновников, подписавших в 1915 и 1918 гг. кабальные соглашения с Японией, и объявить о своем несогласии с выработанными Парижской конференцией условиями мирного договора с Германией.

В движении 4 мая впервые в истории Китая мощно заявил о себе пролетариат, и это послужило толчком к росту рабочего движения и созданию коммунистической партии, так как многие руководители КПК, в том числе и Мао Цзедун активно учувствовали в движении 4 мая.

Большое значение имело и то, что СНК РСФСР в своем официальном заявлении от 25 июля 1919 года обратился китайскому народу и южному и северному правительствам, еще раз подтвердив отказ от империалистической политики Российской империи в Китае. Огромное значение имела и та часть обращения, в которой указывалось, что, «если китайский народ хочет стать, подобно русскому народу, свободным и избежать той участи, которую ему приготовили союзники в Версале с целью обратить его во вторую Корею или во вторую Индию, – пусть он поймет, что его единственный союзник и брат в борьбе за свободу есть русский рабочий и крестьянин и его Красная Армия». Это обращение вызвало в Китае рост симпатий к Советской России, в первую очередь, среди интеллигенции, особенно, студенчества. (Первые марксистские кружки в своих изданиях активно пропагандировали это обращение.) Пекинское правительство начало переговоры с РСФСР, но саботировало их под давлением северных милитаристов. С другой стороны, Сунь Ятсен очень заинтересовался опытом РСФСР в области государственного и военного строительства и попытался установить контакты с Москвой.

Рост рабочего движения и симпатий к РСФСР привели к тому, что в Китае начали возникать массово марксистские кружки, которые развернули пропаганду через журналы и газеты и помогали рабочим в создании профсоюзов. Сложность их создания была не только в противодействии капиталистов, но и в том, что в Китае существовало много старых объединений – землячеств, гильдий, и т.д. которые не желали терять членов и тоже противодействовали созданию профсоюзов.


В 1918 г. бастовало всего 6500 рабочих, в 1919 г. – 91 тыс., в 1920 г. по неполным данным – свыше 50 тыс. рабочих, в 1921 г. – 130 тыс.


1 июля 1921 г. в Шанхае открылся I съезд китайских революционеров-марксистов, оформивший создание Коммунистической партии Китая. Съезд заседал 5 дней в конспиративных условиях. Всех делегатов было 12 человек, представлявших 53-х членов партии. Съезд определил конечную цель КПК — построение коммунизма в стране, подчеркнув, что для достижения этой цели необходимо руководствоваться ленинским учением о партии и строить ее по большевистскому образцу, определив конечной целью ликвидацию частной собственности и построение коммунистического общества. Однако хотя были определены стратегические задачи партии, тактику действий ей все еще предстояло вырабатывать. При этом КПК не была свободна от противоречий, так руководителем ЦК I съезд партии избрал Чэнь Дусю, который затем перешел на оппортунистические позиции.

Хотя на момент создания партия насчитывала меньше ста человек, она, благодаря активности и пропагандистской деятельности, стала оказывать значительное влияние на события и завоевывать доверие масс.

Китайское рабочее движение начала 20 века

Китайское рабочее движение начала 20 века

Летом 1921 г. в Шанхае был сформирован Всекитайский рабочий секретариат, отделения которого затем стали открываться во многих крупных промышленных городах и чаще всего возглавлялись коммунистами. Деятельность секретариата способствовала тому, что рабочее движение приобретало все более организованные формы и проявляло всё большую солидарность. На протяжении второй половины 1921 г. по всем промышленным центрам Китая проходили забастовки, разные по продолжительности и с переменным успехом. Но в 1922 г. произошла забастовка моряков и портовых рабочих в Гонконге, которая во многом стала знаковой для Китая. Она длилась два месяца и, несмотря на разгоны и расстрелы рабочих английскими солдатами, окончилась победой бастующих. Судовладельцам пришлось пойти на соглашение, по которому повышалась заработная плата, признавался профессиональный союз моряков и портовых рабочих и частично оплачивались дни забастовки. Большую роль в победе забастовки сыграли комитеты помощи бастующим, созданные по призыву коммунистов. Успех этой забастовки способствовал росту популярности профсоюзов и подрывал позиции всех старых объединений.

1 мая 1922 г. в Гуанчжоу открылся I Всекитайский съезд профсоюзов, созванный по инициативе коммунистов. В его работе участвовали 162 делегата, представлявшие около 270 тыс. человек. Съезд обсудил вопрос об участии рабочих в демократической революции и одобрил предложенные КПК лозунги «Долой империалистов!», «Долой милитаристов!», а также принял решение бороться за 8-часовой рабочий день и оказывать поддержку бастующим. Эти решения способствовали дальнейшему росту рабочего движения в Китае и упрочнению влияния коммунистов.

Подъем рабочего и национально-освободительного движения настоятельно требовал, чтобы Коммунистическая партия вооружила народные массы четкой марксистско-ленинской программой революционной борьбы. Эту задачу выполнил II съезд КПК, собравшийся в Шанхае в июле 1922 г. В работе съезда участвовали 12 делегатов, представлявшие 123-х членов партии. Огромное значение при выработке программы КПК имели тезисы по национальному и колониальному вопросам, принятые II конгрессом Коминтерна по докладу Ленина, исходя из них КПК и анализировала китайское общество, придя к выводу о его полуфеодальном полуколониальном характере.

Страна была аграрной. В ней преобладало мелкое распыленное хозяйство, где фактически господствовали полуфеодальные отношения. 10% сельского населения владели 70—80% земли, а на долю всех остальных, приходилось всего лишь 20—30% земли. Соответственно была повсеместно распространена аренда, и крестьяне вынуждены были отдавать хозяину земли больше половины урожая. Это определяло полуфеодальный характер китайской экономики.

С полуфеодальной экономикой переплеталась полуколониальная. Империалистические государства захватили в свои руки командные высоты в хозяйственной жизни Китая. Они опутали страну сетью всесильных банков, торговых фирм, создали предприятия и горнодобывающие компании, контролировали более двух третей промышленного капитала Китая, установили полный контроль над таможней, открытыми торговыми портами, путями сообщения и финансами страны. Используя свое экономическое господство, империалисты поделили Китай на сферы влияния, а с помощью подконтрольных им милитаристов, распространяли свое влияние во внутренние области. Китай, таким образом, превращался в рынок сбыта и в источник дешевого сырья и рабочей силы.

Полуколониальной, полуфеодальной экономике Китая соответствовала и классовая структура китайского общества. Помещики и компрадоры, экономически заинтересованные в сохранении империализма и феодализма, решительно выступали против революции.

Национальная буржуазия олицетворяла капиталистические производственные отношения. Она подвергалась ударам иностранного капитала, испытывала на себе гнет феодальных сил и поэтому была заинтересована в революции. С другой стороны, она по-прежнему оставалась эксплуататорским классом и, значит, сохраняла все противоречия с трудящимися. К тому же экономические позиции национальной буржуазии были очень слабы, ее интересы в той или иной степени совпадали с интересами империализма и феодальных сил. Поэтому национальная буржуазия боялась рабоче-крестьянских масс и легко шла на компромиссы с контрреволюцией.

Крестьянство (беднейшее и среднее), а также городская мелкая буржуазия вели преимущественно разобщенное индивидуальное хозяйство. Они были кровно заинтересованы в революции и являлись основной армией китайской революции, так как составляли подавляющее большинство населения Китая и подвергались жестокой эксплуатации и гнету со стороны империализма и феодализма. Но они связаны с отсталым способом производства, разобщены, плохо поддаются организации, их политический кругозор ограничен.

Промышленный пролетариат в отношении к населению страны был немногочислен, но обладал организованностью и был последовательно революционным. Кроме того к пролетариату по своему положению были близки массы батраков, торговых рабочих и т.д.

Таким образом, съезд отметил, что рабочие, крестьяне, городская мелкая буржуазия и национальная буржуазия — все заинтересованы в революции. В то время как империалисты и местные феодальные силы в лице милитаристов ведут Китай к полной зависимости и деградации, поэтому в первую очередь на повестке дня должна стоять буржазно-демократическая революция, которая позволит добиться реального объединения страны, её независимости и превращения в действительно демократическую республику. II съезд КПК обратился с призывом к рабочим, крестьянам, городской мелкой буржуазии и национальной буржуазии создать единый демократический фронт, призывая к единству действий с Советской Россией, Коминтерном и рабочим и национально-освободительным движением во всем мире.

Но наряду с правильными тактическими решениями были допущены некоторые ошибки: призвав пролетариат оказать помощь демократической революции и отметив неизбежность «превращения пролетариата в руководителя революции», съезд не смог выработать четкой линии поведения, которая позволила бы этого добиться, во многом из-за руководства Чэнь Дусю.

Исполняя решения II Съезда, коммунисты стали активнее работать в деревне создавая крестьянские союзы, вначале крестьянство шло в них с неохотой. Сказывались вековые предрассудки, недоверие к горожанам, реакционная агитация помещиков. Но постепенно путем настойчивой и терпеливой разъяснительной работы коммунисты сумели пробудить классовое самосознание крестьян. Талантливый организатор, студент-коммунист Пэн Бай основал в 1922 г. на юге Китая, в Хайфынском уезде провинции Гуандун, первый крестьянский союз. В январе 1923 г. этот союз насчитывал 100 тыс. человек. Его успехи в разрешении тяжб крестьян с помещиками привлекли к нему новых сторонников; возникли крестьянские союзы в близлежащих уездах Луфын, Лунин и некоторых других. Вскоре число организованных крестьян в Гуандуне возросло до 200 тыс. человек.

В то же время тактика единого фронта становилась все более необходимой, так как пролетариат, несмотря на свою организованность и мощные выступления, не мог в одиночку справиться с милитаристами и добиться независимости Китая. В начале 1923 г. произошло крупное выступление пролетариата на Пекин-Ханькоуской железной дороге. Образованные к этому времени на всех участках этой дороги профсоюзы насчитывали более 30 тыс. членов. 1 февраля 1923 г. делегаты союзов вопреки исходившему от У Пэйфу (главы Чжилийский клики и на тот момент правителя центрального Китая) запрещению созвали в Чжэнчжоу съезд, который постановил создать Совет профессиональных союзов Пекин-Ханькоуской железной дороги. У Пэйфу по указанию иностранных империалистов разогнал съезд силой оружия. В ответ железнодорожники объявили 4 февраля всеобщую забастовку. Движение на Пекин-Ханькоуской дороге полностью остановилось. Стачка серьезно встревожила У Пэйфу и представителей империалистических держав. 6 февраля консулы США, Англии и Японии устроили в Пекине совещание и дали У Пэйфу приказ «действовать беспощадно». На следующий день, 7 февраля, войска У Пэйфу атаковали бастующих. Сорок рабочих были убиты, несколько сот ранены, многие арестованы. 9 февраля забастовка прекратилась. Несмотря на поражение, она произвела огромное впечатление на трудящихся всей страны. Рабочие ряда железных дорог Северного Китая объявили забастовки солидарности. К рабочим присоединились студенты Пекина и других крупных городов, которые устроили массовые митинги в поддержку железнодорожников. Таким образом, в Китае складывались объективные условия для объединения всех антиимпериалистических и антифеодальных сил.

В то же время произошли события, которые поспособствовали созданию Единого фронта КПК и Гоминьдана. Сунь Ятсен, возглавлявший южное правительство находился в полной зависимости от южных милитаристов. Так в 1918 году Гуначжоу был атакован Гуанскиской кликой. И Сунь Ятсен был вынужден бежать в Шанхай и скрываться там, и лишь осенью 1920 г. он смог вернуться в Гуандун, отбитый милитаристом Чзен Цзюмином, который придерживался, в основном, проамериканских позиций. Но оставался он там недолго. Чжилийская клика, разгромившая в мае 1922 г. фынтяньских милитаристов в Пекине, вошла в сговор с гуандунским милитаристом Чэнь Цзюнмином, который, так же, как и чжилийцы, ориентировался на Англию и Соединенные Штаты. В июле того же года Чэнь Цзюнмин свергнул правительство Сунь Ятсена в Гуанчжоу, а его самого вынудил бежать в Шанхай. Эти события, а так же политика все больше уверяли Сунь Ятсена в необходимости найти новую опору вместо постоянно предающих его милитаристов. Поэтому в Шанхае Сунь Ятсен после нескольких встреч с руководителями КПК созвал в сентябре 1922 г. конференцию Гоминьдана, на которую были приглашены и коммунисты. 1 января 1923 г. Гоминьдан опубликовал декларацию, выдвигавшую лозунг борьбы за отмену неравноправных договоров и некоторые другие патриотические требования. Этот документ, хотя он и не был до конца последовательным, свидетельствовал о новом шаге Сунь Ятсена по пути сближения с народными массами.

Важным событием этого времени была встреча Сунь Ятсена с советским дипломатическим представителем, состоявшаяся в Шанхае в январе 1923 г. В опубликованном совместном коммюнике констатировалось полное совпадение взглядов обеих сторон на советско-китайские отношения и, в частности, отмечалось, что Советское правительство не стремится навязывать Китаю какие бы то ни было свои цели, а питает величайшую симпатию к его борьбе за свое национальное объединение и национальную независимость.

Разгром Чэнь Цзюнмина гуансийскими милитаристами в феврале 1923 г. позволил Сунь Ятсену вернуться в Гуанчжоу и образовать новое правительство. Начал выстраивать свою политику на новых основаниях, создавая условия для союза с КПК и СССР.

В июне 1923 г. в Гуанчжоу легально собрался III съезд КПК. В его работе участвовали 30 делегатов, представлявшие 420 членов партии. Главным на съезде был вопрос о едином фронте с Гоминьданом. Здесь выявились разные течения в компартии Чжан Готао и его сторонники требовали отмежеваться от Гоминьдана как буржуазной партии, но большинство высказалось за Единый фронт. В то же время начали проявляться и оппортунистические тенденции, выразителем которых оказался Чэнь Дусю, который преувеличивал революционность буржуазии и, напротив, считал крестьянство слишком отсталым для того, чтобы оно сыграло в революции большую роль. В итоге, съезд постановил, что Коммунистическая партия, сохраняя политическую и организационную самостоятельность, разрешает своим членам вступать в индивидуальном порядке в Гоминьдан, который, таким образом, должен превратиться в партию блока всех антиимпериалистических сил Китая. При этом, отмечая важность Единого фронта, съезд также отметил и негативные тенденции в Гоминьдане, которые препятствовали его превращению в центр объединения всех прогрессивных сил:

  1. Он возлагает надежды на помощь китайской революции извне и такого рода исканием помощи у врагов и переоценкой ее роли подрывает веру нации в свои силы и независимость;
  2. Он концентрирует все свои силы на военных делах и пренебрегает пропагандой среди масс. Вследствие этого Гоминьдан теряет положение политического руководителя, он как революционная партия не в состоянии обеспечить себе симпатии со стороны всего народа и никогда не сможет добиться успеха, если будет полагаться только на военные дела.

Сунь Ятсен, который в этот период занимался укреплением связей с Советским Союзом, явно прислушивался к критике со стороны союзников. Поэтому в период подготовки к 1 съезду Гоминьдана выпустил ряд работ, в которых критиковал Гоминьдан именно с этих позиций. Для того, чтобы избежать таких ошибок в будущем он считал необходимым реорганизовать партию.

Он открыто признал, что партия потерпела поражение во всех революционных выступлениях из-за плохой организации и подготовки рядовых членов. В вину своим сопартийцам он ставил так же беспринципность, так как из тактических соображений они отказывались от своих основных принципов и в итоге перестали отличаться от милитаристов. Сунь Ятсен пишет и о том, что опора на армию как на институт совершения революции себя не оправдала и в сегодняшнем своем состоянии армия способна лишь грабить население, а не вести осмысленную борьбу. Для победы Гоминьдана нужно опираться на народные массы, до которых нужно донести три народных принципа.

В армии также необходимо усилить политическую подготовку, чтобы она стала истинно революционной. Вместе с тем, даже после этого, основным оружием революционеров должна оставаться пропаганда, чтобы добиваться победы с минимальными потерями. В своих работах Сунь Ятсен часто ссылается на опыт Русской революции, исходя из него, еще раз убеждается в первостепенной роли партийной агитации над военной мощью. Среди причин победы Революции в России он называл решительность коммунистов, которые в отличие гоминдановцев, не идя на компромиссы, неукоснительно проводили в жизнь свою программу, которая на тот момент отвечала основным потребностям населения.

В начале 1924 г. состоялся первый конгресс Гоминьдана, который принял изложенные Сунь Ятсеном идеи. На этом же конгрессе была принята новая редакция трех народных принципов. Теперь национализм понимается, во-первых, как борьба против империалистов, во-вторых, как обеспечение равных прав для всех пяти национальностей населяющих Китай (в 1912 г. предполагалась ассимиляция всех наций).

Народовластие понималось как предоставление народу не только избирательных прав, но и права законодательной инициативы и референдума, а также в системе пяти властей – законодательной, судебной, исполнительной, экзаменационной и контрольной. Что должно было по задумке устранить все недостатки традиционного буржуазного парламентаризма.

И принцип народного благосостояния предполагал уравнение прав на землю – аграрная реформа и ограничение капитала, рабочее законодательство и национализация крупных монополий.

Кроме того, Сунь Ятсен обозначил «три основные политические установки», а именно: «союз с Россией, союз с Коммунистической партией, поддержка крестьян и рабочих».

Эти изменения позволили создать фундамент для организации единого фронта Гоминьдана и КПК. Вместе с тем Гоминьдан не был един, в нем существовали правые группы, которые выступали против союза с коммунистами. Кроме того, по-прежнему сохранялись склонность к компромиссу с милитаристами и желание максимально урезать аграрную реформу. Но пока во главе партии стоял Сунь Ятсен правые не осмеливались активно выступать и не имели большого веса.

Благодаря этому союзу в городе Гуанчжоу (Кантоне) – той территории провинции Гуандун, которую контролировал Гоминьдан смогли открыто действовать КПК, рабочие и крестьянские союзы. Гуандун стал базой для разрастания революционного движения.

В мае 1924 г. в Кантон прибыли советские военные и политические советники, которыйе организовали военную и политическую школу на острове Вампу. В ней готовили командиров для будущей революционной армии. При этом в школе давали не только военную, но и политическую подготовку. Политотделом заведовали коммунисты, руководителем которых был Чжоу Энлай, военные дисциплины вели советские военные советники, но общее руководство осуществляли правые гоминдановцы, в первую очередь, Чан Кайши, который в период жизни Сунь Ятсена изображал из себя его верного сторонника и друга СССР.

Не меньшее значение имели курсы организаторов крестьянского движения, которыми руководили коммунисты. В разное время их возглавляли Мао Цзедун, Пэн Бай, Сяо Чунюй.

Главным военным советником Сунь Ятсена стал В. К. Блюхер, а политическим – М. М. Бородин. Революционная база в Гуанчжоу постепенно укреплялась, были установлены дипотношения с СССР, а правительство Сунь Ятсена оказало помощь забастовщикам во французской концессии Шамянь, благодаря ей бастующие победили. Такая активность не осталась незамеченной, и произошло т.н. «восстание бумажных тигров» (так называли компрадорских купцов); некоторые из них при поддержке англичан смогли создать собственные «отряды самообороны», но бунт был подавлен верными правительству частями, большую роль в этом сыграли курсанты из Вампу и коммунисты.

В это время на севере Китая обострилась обстановка – из-за роста противоречий между Англией, Японией и США начались боевые действия Китае. Внезапно, в октябре 1924 г., Фэн Юй Сян – один из Чилийских генералов – атаковал своих бывших союзников и, разбив их, занял Пекин. Фэн Юйсян объявил о своих патриотических намерениях и желании заключить союз с Гоминьданом. Но его действия первоначально усилили прояпонскую группировку Чжан Цзолиня Дуань Цижуя из фэнтянской клики, и в Пекине на некоторое время было организовано коалиционное правительство, которое послало приглашение на переговоры Сунь Ятсену. Он не замедлил приехать в Пекин, однако, весной 1925 г. тяжело заболел и умер, завещав продолжить революцию и укрепить союз с СССР.

В это время начинает развиваться революционная война на севере и на юге.
Фэн Юйсян разорвал союз с Чжан Цзолинем и начал боевые действия на два фронта – и против Чжилийцев, и против Фэнтянцев. Его войска, благодаря советским военным советникам, политработе коммунистов и поддержке населения держались долго, но были разбиты в 1926 г. Фэн Юйсян вынужден был отступить на северо-запад, однако, он сковал все силы северных клик. В это время на юге Гоминьдан упрочнял свое положение.

За 1925 г. под контролем правительства оказалась вся провинция Гуандун, а затем правительство объявило себя национальным и стало готовиться к походу против северных милитаристов. Этот период отмечен тесным сотрудничеством коммунистов, которые входили в центральные органы Гоминьдана, и левых гоминдановцев.

Одновременно с этими событиями в Китае росло забастовочное рабочее движение, центром которого был Шанхай. В начале 1925 г. на японских текстильных фабриках Шанхая и Циндао состоялась забастовка, хозяева сначала приняли требования забастовщиков, но после возобновления работы стали репрессировать лидеров профсоюзов и активных рабочих. На переговорах на рабочую делегацию напали охранники, были ранены больше десяти человек и насмерть забит коммунист Гу Чжэенхун. Это вызвало огромное возмущение во всем Шанхае. 30 мая коммунисты организовали рабочих и студентов на демонстрацию против японских империалистов, полиция открыла огонь. Это, в свою очередь, вызвало всеобщую забастовку, которую поддержали 200 тыс. рабочих, а также 50 тыс. учащихся, к бастующим присоединились многие торговцы. Бастующие потребовали выдачи всех, кто был виновен в расстрелах и убийствах, вывода с территории Шанхая всех иностранных войск и полиции, а также свободы слова, печати, собраний. Однако вскоре выяснилось, что буржуазные элементы испуганы размахом борьбы и начали отходить от неё, а в это время, с одобрения всех империалистов, Чзан Цзолинь отправил в Шанхай свои войска и совместно с иностранной морской пехотой подавил бастующих. Все профсоюзы были загнаны в подполье.

В это же время продолжалась стачка рабочих на Сянгане: 250 тыс. рабочих при поддержке Гуанчжоуского правительства переселились в Гуанчжоу, а вооруженные пикеты бастующих стали блокировать всю торговлю с Сянганом. Прекратилась она только осенью 1926 года и длилась 16 месяцев, что было самой длинной забастовкой в истории рабочего движения.

После смерти Сунь Ятсена оживились правые гоминдановцы, желавшие разрыва с коммунистами и перехода партии на сторону контрреволюции. Был убит популярный лидер левых гоминдановцев Ляо Джункай, и у Чан Кайши не осталось оппонентов равных по популярности. Несмотря на то, что 2-й съезд Гоминьдана осудил правых и изгнал из партии двух их лидеров, большая часть из них по-прежнему оставалась на своих постах.

20 марта 1926 г. Чан Кайши начал аресты коммунистов по обвинениям в заговоре с целью взятия власти. Чэнь Дусю занял примиренческую позицию и смолчал. Чан Кайши, в свою очередь, не смог нанести коммунистам решительного удара, но укрепил свою власть, коммунисты лишились важных постов в Гоминьдане, а у власти в Кантоне оказались ставленники Чан Кайши. Затем Чан Кайши заявил о том, что хочет продолжить единый фронт с коммунистами и прекратил аресты.

В мае 1926 г. началась подготовка к походу против северных милитаристов. Первой целью были войска У Пеэйфу (чжилийская клика) в провинциях Хубей и Хунань. Национально-революционная армия была меньше по численности, но лучше организована и мотивирована, кроме того, к ней присоединились войска двух соседних провинций. Народные массы были готовы помочь наступающим частям НРА.

Схема военных действий в Китае во время Северного похода

Схема военных действий в Китае во время Северного похода

НРА быстро двигалась на север и быстро очистила Хунань от врагов, а затем выдвинулась к реке Янцзы и Уханю (треугольнику из крупных городов Учана, Ханьяна и Ханькоу). В битве за эти города войска чжилийкой клики были полностью разгромлены и центральный Китай оказался в руках Гоминьдана. НРА продолжала двигаться по нескольким направлениям, освобождая приморские и центральные провинции Китая, в это же время её части смогли установить связь с войсками Фэн Юйсяна и он двинулся на соединение с НРА.

Правительство переехало из ставшего центром правых Кантона в Ухань. Чан Кайши отказался переносить туда ставку и организовал её в Нанчане, окружив себя правыми гоминдановцами.

Схема Северного похода

Схема Северного похода

Поход НРА вызвал повышение активности масс, и коммунисты смогли расширить сеть профсоюзов и крестьянских союзов, добиться от Гоминьдана закона о снижении арендной платы за землю, чем обеспечили еще больший подъем крестьянского движения. Рабочие начали захваты концессий и создание вооруженной рабочей и крестьянской милиции, но все эти завоевания, за исключением Шанхая, не были достаточно прочными. Хотя КПК выросла до 60 тыс. человек, Чэнь Дусю продолжал держать линию сотрудничества и уступок буржуазии, боясь активно поддержать крестьянское движение. За это он подвергался критике со стороны Мао Цзедуна. Указания Коминтерна на необходимость добиться гегемонии пролетариата в революции Чэнь Дусю игнорировал и зачастую скрывал от партийцев. Чэнь Дусю и ряд оппортунистов к тому же достаточно пассивно относились к северному походу, не прилагая дополнительных усилий для увеличения влияния на армию, и шли на компромиссы с Чаг Кайши, который стал активно пополнять НРА войсками сдавшихся милитаристов, не расформировывая старые части и всячески подыгрывая в строительстве армии правым.

В октябре 1926 г. Шанхайские рабочие, вдохновленные наступлением НРА, организовали восстание. Реакция подавила его. Это не сломило боевой дух рабочих и когда уже в 1927 г. к городу пошли войска Гоминьдана, в городе была организована всеобщая забастовка, перешедшая в восстание. Чан Кайши не оказал помощи восставшим. Когда те добились победы, 22 марта 1927 года он пустил в город гоминдановские войска.

В ответ империалисты начали подготовку открытой интервенции. Корабли Англии и США открыли огонь по Шанхаю. Обстрел привел к многочисленным жертвам среди мирного населения. Империалисты надеялись запугать рабочих и склонить правых гоминдановцев к сотрудничеству. Первое не получилось, второе удалось полностью. 29 марта Чан Кайши провел переговоры с американским адмиралом, а затем с крупным компрадором Ду Юшэном и получил их поддержку для совершения контрреволюционного переворота. 12 апреля наемники Ду Юшена организовали провокации, а гоминдановцы начали разоружать рабочие дружины под предлогом наведения порядка. Были заняты помещения рабочих организаций, а лидер совета профсоюзов был схвачен и убит. На следующий день была организована демонстрация протеста, которую Чан Кайши расстрелял из пулеметов, а после начал погром рабочих организаций. Всеобщая забастовка, которую пытались организовать, была сломлена репрессиями. Это послужило сигналом к выступлению контрреволюции по всей стране, начались аресты коммунистов и разгромы рабочих организаций. Чан Кайши захватил власть в Шанхае и Нанкине, в Гуанчжоу правые гоминдановцы организовали свое выступление и взяли власть. Под контролем старого национального правительства остался лишь Ухань (трехградье). А число организованных в профсоюзы рабочих было около 3 млн. чел., а членов крестьянских союзов около 10 млн.

В мае 1927 г. в Ханькоу (Ухань) состоялся 5-й съезд КПК, на котором Чэнь Дусю осудили за оппортунизм и приняли решение начать конфискации земли у помещиков, чтобы обеспечить поддержку крестьянства. В это время части НРА продвигались на север и соединились с войсками Фэн Юйсяна, который был сторонником союза с КПК, что давало надежду на дальнейшие успехи. Но в самом Ухане правые тоже нанесли удар, Ван Цзинвей, возглавлявший правительство, конфликтовал с Чан Кайши только по личным, а не идейным, мотивам, и поэтому, когда КПК начала проводить в действие свою земельную программу, решил объединиться с Чан Кайши против коммунистов. Заговор был подготовлен быстро, и левые, в том числе и два коммуниста, входившие в правительство, не смогли его предотвратить. 21 августа состоялся переворот в Хунани: военные разогнали все крестьянские союзы, Ван Цзинвей ничего не сделал для подавления бунта, затем то же самое произошло в Цзянси. Коммунисты потеряли связь с крестьянским движением и оказались в изоляции. Потом на сторону Чан Кайши перешел Фэн Юйсян, который еще не настолько поддерживал коммунистов, чтобы начать войну с Чан Кайши. Затем Ван Цзинвей заключил соглашение с Чан Кайши и начал чистку Гоминьдана от коммунистов. Так Ухань тоже стал центром контрреволюции.

Первый этап гражданской революционной войны закончился переходом буржуазии на сторону реакции. Противоречия в китайском обществе обострились. КПК за время существования Единого фронта организационно окрепла и упрочила свое влияние на массы и, что было особенно важно на тот момент, приобрела немало сторонников в армии.

Михаил Марков

Предыдущая лекция                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                         Следующая лекция

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .

Мирослава Орлова

Дежурный по сайту: Мирослава Орлова

Энгельс говорил: "Где нет общности интересов, там не может быть единства целей, не говоря уже о единстве действий". У нас же есть и первое, и второе, и третье.

Tags: