Политическая эмиграция без прикрас

Будни российского политического беженца в Швеции

От редакции: Автор статьи — левый активист, политический беженец из России, находящийся сейчас в одном из шведских лагерей для беженцев. Он с трудом смог передать эту статью, в которой делится своими впечатлениями о положении политических эмигрантов в этой стране.

Политическая эмиграция без прикрасСейчас некоторые оппозиционные активисты начали всё больше задумываться о политической эмиграции в другие страны. Еще немного — и наша Госдума полностью уничтожит возможность заниматься политической деятельностью, идущей вразрез с линией партии власти. Режим Путина начинает всё больше напоминать режим Пиночета или Салазара. Такие активисты считают, что стоит им выехать в одну из «цивилизованных стран» и заявить о том, что в России их преследуют за их политические взгляды — их примут с распростертыми объятиями.

Это не так.

Если вы, конечно, не связаны с каким-либо громким делом (ну, вроде Pussy Riot, например), вам придется достаточно туго. Одной из лучших стран для политической эмиграции считается Швеция — рассмотрим же процедуру получения политического убежища в ней.

Сразу замечу, что в целом миграционная система Швеции держится на принципе «впускать всех — держать три месяца — депортировать». Делается это потому, что Евросоюз платит Швеции за каждого беженца по 7 тысяч евро в месяц. Но только на протяжении трех месяцев. (Раньше платили постоянно, но Швеция настолько затягивала рассмотрение дел соискателей убежища, что ЕС выпустил директиву, по которой обязался оплачивать только три месяца содержания соискателей — и Швеция внезапно стала гораздо быстрее рассматривать все деле (раньше могли несколько лет «рассматривать», получая при этом денежки от ЕС.) Да, кстати, хорошо, если из этих 7 тысяч евро на самого беженца идёт хотя бы 10%. По содержанию в лагерях это абсолютно незаметно.

Ну да ладно, допустим, вы решили скрыться в Швеции.

Начнём с того, что вам понадобится круглая сумма денег — скажем, прийти в посольство и попросить убежища не прокатит (по Дублинскому договору, человек, желающий получить убежище в стране ЕС, должен уже находиться в стране ЕС). Вам нужно получить туристическую визу в Швецию — для этого необходимо обратиться в визовый центр (или посольство). Доброе демократическое правительство Швеции заранее предполагает, что любой гражданин РФ, собравшийся поехать в их страну, — потенциальный нелегал, поэтому вам потребуется также бронь гостиницы (на всё время действия визы), а также бронь обратных билетов (иначе вас тормознут и депортируют еще на паспортном контроле улыбающиеся сотрудники пограничной полиции).

Допустим, что вы прилетели в Стокгольм и собрались сдаваться. Вам нужно попасть на станцию метро Сольна и найти главное миграционное управление. (Впрочем, если вы прибыли другим путем — следует обратиться в местное миграционное управление, в любом случае вас направят «куда надо»). Если вам негде жить (а так, скорее всего, и есть), вы говорите сотруднику об этом, и вас направляют в транзитный лагерь (вероятнее всего, вам нужно будет поехать на станцию метро Маршта, а оттуда на автобусе до лагеря). Пару-тройку дней вы будете жить там — и уже по первому транзитному лагерю сможете составить впечатление о том, как работает шведское миграционное управление.

 

Политическая эмиграция без прикрас

Вас поселят в комнате с четырьмя двухэтажными кроватями, вашими соседями, скорее всего, будут такие же беженцы — только из Сирии, Эритреи и Ливии. Маршта — относительно хорошее место, по крайней мере, там вы найдете русскоговорящих сотрудников. Еда — три раза в день, нормальные туалеты, правда, нет прачечной — но это детали, вам тут жить дня два-три.

Здесь вы пройдете первое интервью — на котором должны будете объяснить своему следователю (да, и тут следователи) причины, которые вынудили вас искать политическое убежище в Швеции, а также то, как вы сюда попали, есть ли у вас деньги (говорите, что нет — вам быстрее начнут выдавать пособие), а также на кучу вопросов в духе «обращались ли вы раньше за политическим убежищем», «оформляли ли вы раньше шенгенскую визу» и т.п. Это достаточно важное интервью, нужно хорошо запомнить, что вы отвечали — т.к. миграционная служба обожает ловить людей на несоответствиях — говоря о «минусах». Ну, например: «Вот, в прошлый раз вы сказали другое, мне кажется, что вы не хотите сотрудничать…». Это, кстати, вынуждает некоторых несознательных беженцев стучать на своих товарищей. Такие беженцы ездят в миграционную службу и рассказывают о проступках других беженцев. Например, о тех, кто назвал ненастоящие имена, или тех, кто хвастается магазинными кражами (а ими тут хвастаются почти все, особенно русскоязычные «беженцы», на поверку оказывающиеся гастролирующими ворами, и т.п. Миграционная служба записывает показания стукачей, но на их судьбу (стукачей) это никак не влияет. Только на судьбы тех, кого они сдают.

После первого интервью вам назначат второе — скорее всего, через полтора-два месяца. И переселят в другой транзитный лагерь, тоже на несколько дней — а потом отправят в т.н. «отель для беженцев».

Если миграционная система Швеции помогает наживаться самой стране за счет беженцев (и Евросоюза), то «отели для беженцев» помогают наживаться шведским капиталистам. Дело в том, что беженцев (благодаря активной рекламе в Интернете, куче статей о том, как хорошо живется беженцам в Швеции, и т.п.) очень много, и миграционному управлению не хватает лагерей для их размещения. И тут «на помощь» приходят капиталисты, скупающие старые дома (обычно где-нибудь в лесах — подальше от мест проживания коренного населения: старые поместья, детские лагеря, дома престарелых), как попало их ремонтирующие, и заявляющие об открытии очередного «отеля для беженцев». За каждого беженца, проживающего в таком «отеле», миграционное управление платит капиталисту-хозяину дома 3-6 тысяч крон в сутки. Для сравнения, каждодневное пособие беженца — 19-60 крон в сутки. В таком «отеле» за эту уйму государственных денег соискатель убежища получает комнату (опять-таки на несколько человек), плоховатое питание (особо жадные капиталюги кормят своих подопечных откровенно просроченной едой), антисанитарию (вплоть до клопов) и, конечно, перенаселенность. Есть, правда, один способ получить отдельную комнату — быть не одному, а с семьей (или женой), в таком случае к вам никого лишнего не подселят — но политические активисты, в основном, одиночки.

«По идее» соискатели обладают кое-какими правами (конечно, меньшими, чем скажем, собака коренного жителя Швеции, но все же). Например, вы можете рассчитывать на дешевые медицинские услуги. Лекарства по рецепту для соискателя стоят не дороже 50 крон, а персонал обязан доставлять вас в больницу. Ну, вернее, может доставлять. На самом деле очень многое зависит от персонала заведения, куда вы попали. Например, если у вас отказали ноги — вам могут не вызывать «скорую», и могут не отвезти в больницу, мотивируя это тем, что больница, скажем, «в 40 минутах пути пешком — шаговая доступность, дойдете как-нибудь».

В принципе, вы можете съехать с лагеря, если у вас есть возможность снимать квартиру. Но квартиры стоят достаточно дорого — пособия на съем квартиры не хватит, к тому же в случае переезда вас не будут кормить (хотя пособие немножко вырастет). Т.е. в идеале вам нужно иметь знакомого, который согласится сдавать вам комнату за бесценок или хотя бы просто даст миграционному управлению свой адрес, на который вам будут приходить письма от них (как будто вы там живете), вы же в это время будете ночевать где попало (опять-таки чередуя знакомых). Не самый плохой вариант, но нужны знакомые (и, в идеале, хорошее знание английского для поиска новых знакомых).

Если же вы все таки продолжите жить в лагере — то тут вы дождетесь второго интервью, более подробного, где у вас будут спрашивать о причинах, побудивших вас покинуть Родину, требовать доказательств (документы, интернет-ссылки и т.п.), по итогам этого опроса миграционное управление и решит — давать вам вид на жительство или не давать. По идее это происходит довольно быстро, но шведская бюрократия очень сильна — так что вы можете ожидать решения еще месяцев пять-шесть. И потом — в случае «позитива» (т.е. получения вида на жительство) — вы уже станете считаться человеком.

В целом, шведская миграционная система — насквозь коррумпированный бюрократический организм, основное призвание которого — доить Евросоюз и подкармливать местных капиталистов. Если в России коррупция, что называется, «на виду» — то в Швеции все по-другому, однако это не значит, что в Швеции нет коррупции. К беженцам зачастую относятся как к животным — содержат в скотских условиях, кормят просроченной едой, селят «у черта на рогах», чтобы не нервировать «честных граждан». В то же время в крупных городах есть целые мусульманские районы, где живут такие же точно недавние «соискатели» — но с корочками «граждан». С одной стороны почти фашизм — с другой толерантность. Одно другому, как оказалось, не мешает.

тов. Андреев

От редакции: Конечно, бывают ситуации, когда и коммунистам приходится эмигрировать. Это имело место и во времена царской России. Это встречается и сейчас. Но борьбу нельзя прекращать ни на день. Надо бороться и побеждать. Поэтому, мы можем пожелать автору статьи стойкости и упорства для продолжения его политической деятельности в новых, ещё более непростых условиях.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .