Так что такое кризис?

Про симптомы одной болезни на примере одной отрасли

От редакции. Экономический кризис начался не вчера, мы живём в нём давно, а разговоры про его окончание пока слышны только от безудержных оптимистов (даже если они прикрываются «результатами социологических опросов»). В наступившем новом году мы все ещё сильнее будем ощущать последствия кризиса на своей шкуре. Откуда он взялся на наши головы, откуда прилетел, кто его на нас наслал? Многими кризис воспринимается как вирус — настало время и вот он, тут как тут. Явление это, действительно, регулярное и закономерное. Но только для капитализма. И проходит этот симптом только после излечения основной болезни…

Кризис 2016Редкий человек сегодня не ощущает на себе влияние кризиса. Многие люди обычно не рассуждают о глобальных вопросах и интересуются ценами на нефть и курсом доллара лишь в том объёме, в каком эти вопросы освещаются СМИ. Те, кто более искушён в политических и экономических вопросах точно так же подсчитывают убытки и тоже сделать ничего не могут. Плохо идут дела? Всё из-за кризиса, чего тут гадать. Это почти магическое слово мы слышим теперь очень часто. Растут цены – виноват кризис. Понижают зарплату, проводят сокращения – ребята, вы же всё понимаете, ничего личного, просто времена такие сложные. Стремительно падает производство на крупных предприятиях, зарубежные компании прикрывают свои филиалы, а уж «малый бизнес», с которым как с писаной торбой носятся теоретики либерализма, массово идёт под нож кризисной косы. Самые богатые беднеть пока не спешат – просто чувствуют себя неуютно, не так беззаботно, как во времена экономического подъёма. Про наёмных рабочих и говорить нечего: чтобы прокормить себя, семью, не потерять в уровне жизни и обеспечить выплату кредитов, люди готовы идти на худшие условия продажи своей рабочей силы.

Зачастую кризис в массовом сознании воспринимается как стихийное явление. Ураган или наводнение могут разрушить дома, а с кризисом подскакивают цены и падает зарплата. Другая часть общества уверена в том, что разворачивающееся неприятное явление устроено искусственным путём. Буржуазные политики и экономисты не устают  выстраивать теории, в которых кризис предстаёт как порождение неких злых сил или чьих-то необдуманных поступков. То виноваты страны, организовавшие понижение цен на нефть. То набедокурили финансовые спекулянты, создающие «мыльные пузыри». Но главные ли это причины кризиса или лишь факторы, сопутствующие его углублению?

Президент Путин в апреле 2015 года заявил, что причина кризисных явлений в России это слишком большие зарплаты у населения. Многие путинисты из тех, кто не имеет особых капиталов и владеет лишь своей собственной рабочей силой, с такой президентской оценкой роли своей скромной зарплаты почему-то не согласятся. А ведь здесь руководитель государства продемонстрировал самый настоящий классовый подход, поддержав действия «работодателей» по ухудшению условий жизни рабочих.

Кризис 2016Но вот уже в декабре президент объявил, что «пик кризиса» позади и вот-вот начнётся подъём. Многие люди готовы вздохнуть с облегчением, хотя на деле жизнь улучшаться пока не спешит.

Неожиданно возникла новая тенденция: некоторые люди, которые раньше скептически относились к марксистской теории кризисов, вдруг увидели в ней разумное зерно. Возможно, это связано с тем, что ещё во времена экономического роста коммунисты точно знали и не уставали говорить – экономический кризис неизбежен. Над словами марксистов тогда обычно смеялись: все же были уверены, что кризисов уже никогда не случится, а впереди только процветание и «стабильность». Но вот грянул 2008 год, а потом ещё и 2014. Про всеобщий рост благосостояния и превращение большинства населения в «средний класс» пришлось забыть.

А коммунисты продолжают гнуть свою линию, которую кратко на примерах можно изложить следующим образом.

Представим себе строительную сферу, производство жилья в годы экономического подъёма. Множество больших и малых частных компаний занимаются этой деятельностью в наше время, а в докризисные времена их было ещё больше. Все эти фирмы нанимают большое количество квалифицированных и неквалифицированных рабочих, а также инженеров и офисных служащих. Для строительной организации всегда нужна техника (разные подъёмные краны, грузовики, бульдозеры), сырьё и стройматериалы. Продукция эта создаётся на современных промышленных предприятиях, способных удовлетворить спрос и в качественных и в количественных показателях. Таким образом, любая строительная фирма связана с целым рядом производственных организаций, в которых тоже наняты рабочие и служащие. И эти организации тоже закупают для своей работы и сырьё и технику.

Каким образом взаимодействуют друг с другом строительные частные фирмы? Они видят друг в друге конкурентов. По законам рынка никто не делится своими планами – такая информация является коммерческой тайной. Все стремятся обойти соперников на поворотах, захватить как можно большую часть рынка.

Раз на дворе экономический подъём, значит присутствует хороший спрос на жильё. Каждая строительная фирма в таких условиях начинает возводить как можно больше домов, устраивать специальные акции, направленные на овладение новыми долями рынка. Чтобы люди покупали жильё именно у этой компании, нужно чтобы цены были ниже, расположение домов удобным, а вокруг находилась развитая инфраструктура. Чтобы обеспечить своему «бизнесу» развитие, руководство выстраивает деятельность всей организации так, чтобы в условиях экономического подъёма продажи росли. Берутся кредиты в банках, заключаются всё новые и новые контракты.

При этом зарплата рабочим платится едва лишь средняя, а если есть возможность, то и меньше. Каждый «работодатель» готов сделать круглые глаза и сказать: «А почему я должен платить больше»?

И так поступают все участники данного рынка: каждый старается соблюсти свой интерес прежде всего, не задумываясь о том, какова перспектива всей строительной отрасли, а рабочим платят по среднему и ниже. С наёмными работниками точно так же поступают во всех других отраслях.

Ирония здесь в том, что именно трудящееся население является основным потребителем рынка жилья. Обычная рабочая семья не может себе позволить покупку квартиры. Платёжеспособный спрос на жильё давно бы упал, но сейчас «на помощь» приходят банки, дают ипотечные кредиты. В итоге люди покупают квартиру в рассрочку на десятки лет, отдавая огромные деньжищи ещё и посредникам, банкам. На этом держится вся строительная сфера.

Как же руководители частных строительных компаний оценивают перспективы рынка жилья?

Они, конечно, читают статьи высокомудрых экспертов и экономистов, в которых те строят свои противоречивые прогнозы. Этим пророчествам всегда грош цена – и только потому, что частных игроков на данном рынке великое множество, а планы и возможности каждого являются коммерческой тайной. Более того, все стремятся пустить пыль в глаза конкурентам и готовы даже проводить дезинформацию. Банки, которые по идее знают о реальном состоянии дел и планах своих крупных клиентов тоже являются частными и конкурируют между собой. Именно такая вот всеобщая «свобода» рыночных отношений и называется в марксизме рыночной стихией. Оценить реальные возможности покупателей, создающих спрос, и конкурентов, создающих совокупное предложение, оказывается невозможным. И это изначальное, неустранимое свойство капитализма присутствует во всех отраслях, где орудует частный капитал.

В итоге рынок насыщается. Происходит перепроизводство продукции, которую могут купить. Зарплаты рабочих (а они заодно и покупатели) почти не растут, цены на жильё могут быть снижены лишь до определённого предела. В какой-то момент строительная отрасль, состоящая из конкурирующих частников, сталкивается с большими проблемами. Все ожидали рост, брали кредиты, заключали новые контракты, нанимали больше рабочих, покупали технику и сырьё. Строительство останавливается, некоторые компании, рассчитывавшие на безудержный рост, не выдерживают и разоряются, распродают технику, задерживают выплату зарплаты, увольняют рабочих, не выполняют кредитные обязательства.

Кризис 2016И наступает цепная реакция. В первую очередь падает цена рабочей силы. Поскольку уволенные рабочие создают избыточное предложение на рынке труда, то зарплаты тех, кто ещё не уволен, имеют тенденцию к понижению. Многие слышали прекрасные слова из уст «работодателей»: «Если вам не нравится, я на ваше место без проблем наберу людей с улицы».

Рыночная среда опять работает против себя: каждый частник стремится меньше потерять сам, тем самым ухудшая ситуацию во всей отрасли. Понижение уровня зарплат ещё более снижает спрос на жильё, а это приводит к новым банкротствам и сокращениям. В какой-то момент начинают падать сопутствующие производственные структуры. Спрос на технику, сырьё и стройматериалы теперь тоже падает. Там так же происходят закрытия и уменьшение количества рабочих мест.  Потом начинают разоряться банки, которым не возвращают кредиты организации и частные лица, попавшие под увольнения. Люди из целого ряда отраслей оказываются без работы, чем ещё сильнее удешевляют труд тех, кто ещё как-то держится на своих предприятиях. Кризис развивается как снежный ком.

Выходит, что президент Путин своим высказыванием о слишком больших зарплатах только углублял кризис, снижая способность рабочих к покупке товаров.

Описанный пример – лишь схематичная иллюстрация сегодняшнего мирового кризиса, который развивался одновременно с нескольких направлений. Самые крупные фирмы, транснациональные компании и даже отдельные государства на глобальном рынке находятся в тех же условиях рыночной стихии. Таким образом, большие кризисы с неизбежностью происходят периодически.

А рабочий класс разных стран всегда вынужден бороться за своё существование, которое любой капиталист в своих собственных интересах стремится свести на уровень от среднего и ниже.

Экономический кризис – это системное явление капитализма. Здесь ничто не может повлиять на постоянную цикличность подъёмов и падений. Только вот тенденция двух последних кризисов – 2008 и 2014 годов – говорит о том, что период роста по времени стал даже меньше, чем период кризисов.

Становление капитализма неизбежно приходит к одному грандиозному кризису. Его капитализм уже не переживёт. Но это уже больше политический вопрос, который должен быть решён рабочим классом.

Вячеслав Сычёв

От редакции. Кризис — симптом капитализма, заваривают его олигархи, а обязанность расплачиваться возлагают на нас. Очевидно, что с этой болезнью надо справиться, и заинтересованы в излечении, прежде всего, простые люди, трудящиеся. Присоединяйтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .