2015 год: волна трудовых протестов

В последние месяцы в России протесты рабочих становятся всё заметнее: успешная двухнедельная забастовка рабочих «Керченского стрелочного завода»; акции протеста строителей из Главмосстроя; голодовка шахтёров Абаканского рудника в Хакасии; забастовка работников ОАО «Московский Метрострой»; итальянская забастовка на «ОмскТрансМаше»…

Причём этот рост — лишь продолжение рекордного роста числа протестов в первом полугодии. По данным исследования, проведённого Центром социально-трудовых прав (ЦСТП), в период с января по июнь число протестов возросло по сравнению с первым полугодием 2014 г. почти в полтора раза — на 45%. На прилагаемой инфографике показаны наиболее интересные результаты этого исследования.

Инфографика: трудовые протесты в 1 полугодии 2015 г.

При этом, как показало другое исследование, проведённое по заказу «Независимой газеты», СМИ роста протестов стараются не замечать. Уровень активности рабочих растёт с 2014 г. и в кризисном 2015 г. готовится выйти на рекордный уровень, а если верить СМИ, кругом всё так же спокойно. Так же минимальны упоминания в СМИ независимых профсоюзов. Тем не менее, они существуют и принимают активное участие в росте протестной активности.

А вот вовлечённость других — официальных — профсоюзов ФНПР в забастовки и другие акции протеста — и вправду минимальна. Столь же невелико участие политических партий, в том числе КПРФ и «Справедливой России». В результате 41% протестов происходит вообще без участия профсоюзов и политических сил. И это не удивительно: как независимые профсоюзы, так и внесистемные левые политические организации пока слишком слабы, чтобы оказывать должную поддержку борьбе рабочих. Ну а политические и профсоюзные филиалы партии власти такой поддержкой просто не хотят заниматься.

Впрочем, и официальные профсоюзы, чтобы совсем не потерять влияние на рабочих, вынуждены принимать какое-то участие в протестах. Вслед за ростом стихийных протестов в 2014 г. в первом полугодии этого года наблюдается и некоторый рост мероприятий с участием первичных и вышестоящих профсоюзных организаций (на 6% и 7% соответственно).

Каковы же причины такой ситуации, когда почти половина трудящихся протестует без участия профсоюзов? НГ устами эксперта объясняет:

Директор Института актуальной экономики, юрист Никита Исаев считает, что всему виной глубинные причины: «Современное российское трудовое законодательство адаптировалось под требования власти по ограничению правовых возможностей для проведения трудовых протестов, и забастовок в частности». В 90-х были «и каски шахтёров, и перекрытие федеральных трасс, и волны забастовок, способствовавшие переходу из экономического кризиса в политический». Но новый ТК, как и трудовое законодательство в целом, «сегодня гораздо жёстче подходит к возможности проведения трудовых забастовок». «В связи с процессом активного огосударствления российской экономики в последние 15 лет профсоюзная машина во многом стала государственной системой, – продолжает эксперт. – Действующие правовые нормы дают Минюсту России как органу правоприменения по регистрации и надзору за деятельностью профсоюзов массы возможностей для отказа в регистрации как локальных профсоюзных организаций, так и отраслевых объединений профсоюзов». Таким образом, учитывая все противодействующие факторы, возможность проведения акций рабочими сводится к нулю, что и способствует росту незаконных протестов.

Не менее интересны выводы другого привлечённого НГ эксперта:

По словам социального психолога Алексея Рощина, тенденция, видимо, будет устойчивой как минимум до конца следующего года: «Положение в экономике ведь ухудшается. Одна из главных проблем с рабочим движением – отсутствие реальных профсоюзов, их полное вытеснение корпорациями в нулевых, зачастую самыми жёсткими и незаконными мерами». <…> Оттого, по словам эксперта, протесты, где они были, носили «именно стихийный характер – у рабочей массы просто нет организаторов». <…> «Политические партии, причём даже КПРФ (которой вроде бы на роду начертано работать с профсоюзами), не то что не сотрудничают с такими движениями – они старательно уклоняются от работы с собственно рабочими и делают все, чтобы, не дай бог, не стать выразителями их интересов». Это является, по определению эксперта, одной из составляющих симулякра политической жизни, когда «партии – это не совсем (или совсем не) партии». Однако спрос, по мнению Рощина, рано или поздно родит предложение – и вслед за протестами появятся и профсоюзы в полном смысле этого слова.

То же относится и к левым политическим организациям: вслед за развитием рабочего движения неизбежно и появление на российской политической арене дееспособной классовой политической партии.

Олег Таранов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .