А сможем ли повторить?..

О реальной боеспособности российского спецназа из первых рук

9 мая — великий день не только для России, но и для всего человечества, день, когда наши дедушки и бабушки поставили на колени самого страшного врага человечества.

Обыденностью для нас стали парад по первому каналу, минута молчания у вечного огня, уменьшающееся с каждым годом количество ветеранов и, конечно же, наклейки на автомобили «1941-1945 Можем повторить!»

Но давайте на минуту закроем глаза и представим, что сегодня началась война, ещё не вошедшая в фазу кузькиной матери, но уже с танковыми колоннами, движущимися к границам.

И тут возникает вопрос: сможем ли мы повторить, как и чем мы будем повторять? Ведь можно спросить почти у любого мужчины, кому за 18, он сам расскажет столько страшных и весёлых рассказов про армию и её быт, что хочется задать вопрос: когда враг у ворот, в какой цвет будут красить траву наши юноши и девушки?

Да, современная война — это не Курские баталии, а более деликатная работа для РВСН, ВВС, ВМФ, разведки и спецназа.

Но в состоянии ли они справиться с этой задачей?

На ваш суд мы представляем серию писем, опубликованных в телеграм-канале «Взгляд человека в лампасах», от людей, чья служба проходит под грифом «секретно».


Спецназ РФНаша традиционная рубрика выходного дня «Письма читателей» сегодня меняет одну из своих традиций. Впервые у нас письмо от представителя не Военно-воздушных Сил РФ, а совершенно другого вида Вооруженных сил. Мы крайне признательны автору этого письма за яркую демонстрацию признаков бардака в одном из самых элитных родов Сухопутных войск.

Письмо подверглось стилистической правке, по желанию автора публикуется анонимно.

«Пишу Вам, являясь действующим офицером действующей бригады Специального Назначения.

Начну с боевой подготовки. Красивые графики, передающиеся из кабинета в кабинет в Генеральном Штабе, не имеют ничего общего с реальностью. Например, если подразделения выходят на стрельбу, главный критерий оценки — фотоотчет. Обычная практика — будучи глубоко в полях, например, на занятиях по Тактико-Специальной Подготовке, получить задачу: отправить к времени «Ч» отчет по выполненным мероприятиям. Казалось бы, логично и хорошо — однако я не знаю ни одного полигона, где хорошо работает сотовая связь.

Стрельба. Времени на отработку никогда не хватает. Стрелять всегда нужно очень быстро, и многие подразделения не имеют времени на приведение оружия к нормальному бою. Качество занятий соответствующее.

В повседневной жизни количество прилетающих в течение дня задач вне всяких разумных рамок. За год от силы пару раз провёл занятия так, как планировал. Рабочий день — отдельная тема. Посовещаться вечером, расписать план на следующий день — и следующий день снова начать с совещания… Видимо, кто-то решил, что мы подписываем контракт кровью, а значит, у людей в форме можно спокойно забрать и души, и само понятие «личная жизнь». Самое убогое, что нужно именно находиться на службе, в расположении части, и даже если Коэффициент Полезной Деятельности твоей боевой подготовки, в результате, нулевой, даже если ты все время играешь в телефоне, но на месте до девяти вечера, то ты — молодец и на хорошем счету.

«Качество офицера определяется его готовностью вкладывать личные средства в нужды службы».

Этой расхожей фразой, к сожалению, многое сказано. Скидываемся постоянно и на всё, но результатов не вижу. Это убогое создание «Ратник» (комплект современной боевой амуниции и оборудования), наконец, разрешили сменить на удобное лично тебе имущество — но, опять-таки, это означает, что ты должен военную форму купить себе за свои собственные деньги.

Работа в Сирийской Арабской Республике. Сейчас, когда активной фазы нет, стройте аллеи, метите дорожки. Думаю, все понимают, о чём я. Про «скинуться» и там, в песках, очень даже практикуют. По-моему, это ненормально — скидываться на печку, находясь в зоне боевых действий. Более-менее хорошо чувствуют себя разве что коллективы из подмосковных городов Солнечногорск и Кубинка, им дают работать в спокойном ритме.

Выехал за пределы анклава — попадаешь к другим командирам, у каждого из которых собственное «удельное княжество», и каждый из них — монарх со своими хотелками. Один запретит мультики на позициях на переднем крае. Другой всех заставляет спать в бронежилетах.

Подытожу. Складывается впечатление, что главной задачей современной российской армии является стремление убить напрочь самостоятельность командира. Уничтожить значение фразы «я решил». Возможно, в каких-то случаях так, по-пехотному, и нужно. Но именно это чувство и отличало нас, Спецназ, от обычной пехоты. Фантазия, огонёк, расчёт, может быть, даже некоторая доля безрассудства — всё это имело большое значение в условиях настоящего, жестокого боя, наравне с настрелом и автоматизацией боевых алгоритмов.

Но сейчас это никому не нужно. Нужна покорность, банковская карта — и твоя жизнь».

P. S. Данное письмо офицера СпН (формирований специального назначения) свидетельствует о серьезном кризисе спецподразделений российской армии. Мы полагаем, что этот кризис прямо вызван некоторыми реформами, проведёнными предыдущим главой военного ведомства. В ближайшее время мы расскажем, как именно это произошло и что стоило бы сделать для повышения боеготовности СпН.

Даже среди подразделений спецназа — очень специальных людей — есть ещё более специальные. Например, представители ПДСС (противодиверсионных сил и средств). Сегодня мы публикуем письмо человека, который представился бойцом противодиверсионных сил и средств. Выводы предлагаем сделать нашим читателям. Письмо подверглось минимальной редакторской обработке, по просьбе автора публикуется анонимно.

Учения спецназа РФ

Учения спецназа РФ

«Почитав вашу рубрику «письма», решил и сам написать о делах насущных. Я контрактник, прохожу службу в одном из отрядов противодиверсионных сил и средств. Сказать, что наша служба — ужас — значит ничего не сказать. Если разложить по пунктам:

1. Расписание занятий и реальное служебное время совпадают только разве что в прибытии на службу.

2. Водолазы во время служебного времени рубят деревья и корчуют пни (часть находится в музее). Да, боевая часть спецназа находится в музее, где каждый день проводят экскурсии!

3. Практически полное отсутствие стрельб. Последний раз стреляли летом 2018 года.

4. На этом фоне никто не отменял учебные и боевые задачи в различных районах мирового океана на кораблях Военно-Морского Флота, а также поездки в Сирийскую Арабскую Республику.

Зато смотришь на «Звезде» сюжеты про наш отряд, и самому становится страшно. Одна показуха, высокие слова и лесть. Поэтому люди уходят из отряда — кто куда».

Избыток квалифицированных офицеров может быть едва ли не вреднее их дефицита.

О нехватке одних представителей военной элиты — лётчиков — мы неоднократно писали. И мы точно знаем, что Воздушно-Космические Силы РФ плотно занимаются этой проблемой. Однако элитные части и соединения спецназа Главного Разведывательного Управления Генерального Штаба переживают сейчас прямо противоположный феномен.

Их слишком много. И это значит, что высококлассные, прошедшие специальную подготовку молодые офицеры остаются без работы. В результате, теряют мотивацию и желание продолжать военную службу. Без перспектив служебного роста младших командиров элитные в войска подвергаются разложению. О примерах подобного разложения мы также уже писали.

Как же такое произошло?

Набор почти во все военные училища во время сердюковских реформ, как известно, был или резко сокращён, или прекращён вовсе. В том числе это коснулось Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища и Новосибирского высшего военного командного училища, где был факультет спецназа. К моменту прихода Шойгу на пост главы Министерства Обороны соединения специального назначения испытывали значительный кадровый голод и его решено было исправить радикальными методами.

Например, при переводе факультета спецназ в рязанское училище на первый курс спецназа набрали даже больше курсантов, чем на десантный! Тогда считалось, что больше — не меньше, найдём уж, куда пристроить. Получилось же в итоге классически, по Черномырдину. А ведь прогнозировать потребность в выпускниках — это явно не высшая математика.

Да, сегодня командование Рязанского Высшего Воздушно-Десантного Командного Училища и Главного Разведывательного Управления Генарального Штаба осознали эту проблему. В отличие от мотострелковых подразделений, где текучка офицерских кадров весьма существенна, подразделения бригад специального назначения полностью укомплектованы младшими офицерами.

Что же делать молодому выпускнику?

В лучшем случае — он уйдет в Федеральную Службу Безопасности или Федеральную Службу Охраны. Если ему повезёт. В худшем — будет вынужден уволиться из армии и распространит этот пример на своё военное окружение. Чему мы сейчас и являемся свидетелями.

К теме современных проблем спецназа и о том, как их нужно решать, мы еще вернемся в ближайшее время.

Мы очень признательны автору письма, которое публикуем ниже. Несмотря на молодость, он с большой степенью глубины и понимания описывает один из парадоксов современной российской армии. Вооруженные силы готовят значительное число офицеров спецподразделений, и после окончания училища все эти люди оказываются армии не нужны (о чём мы уже кратко упоминали).

Как это происходит — и чему учат тех, кто призван стать элитой российских Вооруженных сил? Письмо публикуется с небольшой стилистической редактурой, автор пожелал остаться анонимным.

Турнир по практической стрельбе среди бойцов спецподразделений 2017 г.

Турнир по практической стрельбе среди бойцов спецподразделений 2017 г.

«Традиции и обычаи спецназа подавляются на корню»

«Здравствуйте. Сейчас обучаюсь на выпускном курсе Рязанского Высшего Воздушно-Десантного Командного Училища, факультет Спецназа, поэтому не смог обойти тему кризиса в войсках Специального Назначения.

В своё время решил пойти в спецназ, как и все, наверное, — из-за романтики спецназа. Меня, в целом, тянуло к профессии военного (хотя в семье военных нет). Учёбу в училище представлял как частую «боевуху», занятия по огневой, братство спецназа. Действительно, было много интересного. В частности, тактико-специальные учения, проходящие на нашем факультете раз в полгода, стали настоящим испытанием воли и физической подготовки. После ряда особо трудных Тактико-специальных учений некоторые даже отчислялись из училища.

Но дело в том, что основа кризиса Спецназа лежит как раз в училище. И не только потому, что курсанты не получают достаточной квалификации. Главное — они не заинтересованы её получать. Зачем, если подходящей для них должности в армии всё равно нет?

Вакантных мест по нашей специальности в Вооруженных силах абсолютно не хватает. Но несмотря на отсутствие мест в структуре Министерства Обороны, главное управление кадров не отдаёт курсантов в другие органы и службы. В итоге, с прошлого года некоторые выпускники до сих пор за штатом, многие стоят на должностях сержантов и прапорщиков. Поэтому большая часть выпускников идёт в пехоту или же увольняется сразу после выпуска. Самые способные бегут в Федеральную Службу Безопасности, Федеральную Службу Охраны, Силы Специальных Операций.

Что касается собственно учёбы. 99% командиров структурных подразделений факультета СпН — это выпускники автомобильного и десантного училища. Соответственно, они не имеют представления о роде деятельности подразделений спецназа. Доходит до прямых негативных отзывов о наших подразделениях! Традиции и обычаи спецназа подавляются на корню. Например, в прошлом году даже не отмечали 24 октября (День подразделений специального назначения), ни одно должностное лицо не поздравило факультет с праздником.

Большую часть учебной программы на нашем факультете занимают гражданские предметы, такие, как языки, и реально учатся по ним лишь единицы, те, кто хорошо знал языки в школе. Большинство занятий проводится лишь для галочки. Главное для руководства — не показатели учёбы, а убранная территория и отсутствие травм.

Не могу сказать, что было только плохое, но это плохое портит общее впечатление от командования и от училища в целом. Например, оказалось, что на факультете спецназа процветает показуха, бюрократия и формализм. И после училища — не у всех, но у очень многих — то же самое. Был на стажировках в нескольких частях специального назначения, ситуация ничуть не лучше. А ведь сюда шли за боевыми командировками, настоящей мужской работой. На деле же тебя ругает начальство за то, что снег не убирается в квадратные сугробы!

Морально-психологическую обстановку в училище в частности и в армии в целом оцениваю как ужасную».

Спецназ Нацгвардии РФP. S. Системный кризис как спецназа, так и системы образования офицеров спецподразделений, что называется, налицо. Наши соображения о том, что стало его причиной и как можно его преодолеть, мы представим читателям в ближайшее время.

Что же, верить или нет данным письмам — ваш личный выбор. Равно как верить ли в необходимость пенсионной реформы, реформы образования, оптимизации больниц и чупакабру. Но лично для меня после данных статей шутка про то, как наши войска будут бомбить Воронеж (потому что вся родня наших элит то в Лондоне, то в Америке), перестала быть шуткой.

Помните только одно: страна, не желающая кормить свою армию, будет кормить чужую.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .