Абызов хочет заплатить 1 млрд рублей за свою свободу

Одни коррупционеры сажают других

Бывший российский министр Михаил Абызов, обвиняемый в хищении и выводе за рубеж 4 млрд рублей, хотел бы выйти на свободу под залог в 1 млрд рублей. Об этом сообщили его адвокаты. У расхитителя очень влиятельные друзья и поручители — от Анатолия Чубайса до Аркадия Дворкович. О происхождении «лишнего» миллиарда ни у кого вопросов не возникает.

Михаил АбызовВ 2011-14 гг. Абызов, будучи министром правительства РФ, совмещал государственную деятельность с бизнесом и активно пользовался служебным положением в личных целях, в т.ч. контролировал офшоры. Комментируя ситуацию, спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко безапелляционно заявила:

«Абызову предъявлено очень серьезное обвинение, это свидетельствует о том, что в России идет реальная борьба с коррупцией, неприкасаемых нет, какие бы посты они ни занимали».

Напомним, это говорит та самая чиновница, чей сын — Сергей Матвиенко — в 28 лет начал головокружительную карьеру в банке «Санкт-Петербург» и по удивительному стечению обстоятельств получал в городе, где его мать губернаторствовала, многомиллиардные подряды.

В правительстве РФ отреагировали более откровенно. Пресс-секретарь правительства Олег Осипов считает, что арест — следствие не борьбы с коррупцией, а коммерческих разборок:

«Известно, что к нему [Абызову] предъявляли претензии его партнеры по бизнесу. Наверное, эти претензии надо было урегулировать иным образом».

Михаил АбызовВ самом деле, нельзя же всерьёз обвинять Абызова в том, чем повально занимаются все остальные российские чиновники, — лоббированием корыстных интересов под прикрытием госслужбы, использованием служебного положения в целях развития своего бизнеса. Большинство российских высших чиновников просто записывают свой бизнес и недвижимость на жён, детей, других родственников или близких друзей. Например, у тёщи главы Пенсионного фонда России — дача на Рублёвке за 400 млн рублей. У самого Абызова — вилла в Италии, где он и жил, подобно другим истым российским «патриотам». Периодически коррупционер наезжал и в США. В Россию он, собственно, попал случайно: его схватили, когда он ненадолго заехал в страну, чтобы отметить день рождения бывшего коллеги.

Как бы то ни было, адвокаты настаивают на том, что такой достойный господин не может находиться в стеснённых условиях заключения:

«Мы просим избрать нашему подзащитному меру пресечения, не связанную с заключением под стражу, — домашний арест либо залог в размере 1 млрд руб. Никаких доказательств того, что никакая другая мера не сможет обеспечить задач уголовного производства, не представлено».

За экс-министра поручились такие влиятельные люди как:

  • Александр Волошин, руководитель Администрации Президента в 1999-2003 гг.;
  • Леонид Меламед, бывший глава «Роснано», обвинённый в растрате 300 млн рублей и отпущенный из-под домашнего ареста;
  • Анна Федермессер, учредитель Фонда помощи хосписам «Вера», тесно работающая с олигархами;
  • Аркадий Дворкович, заместитель председателя правительства РФ в 2012-18 гг., сопредседатель фонда «Сколково»;
  • Анатолий Чубайс;
  • и многие другие…

Чем бы ни обернулось дело Абызова, но при таком окружении опального чиновника, при таком составе поручителей, при таких нравах в высших эшелонах власти вся эта история — отнюдь не борьба с коррупцией. Коррупция — основа существования уродливого государственного здания, возникшего на обломках нашей страны. Чтобы победить коррупцию, необходима коренная смена общественного устройства, а не демонстративные посадки одних коррупционеров другими.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .