«Администрация выросла в два раза»: врачи Челябинска работают за копейки

Интервью с сотрудником ГКБ №6

Врачи одной из крупнейших больниц Челябинска выразили протест против сокращения зарплат. Обращения в прокуратуру, Следственный комитет, трудовую инспекцию, администрацию губернатора направили 66 сотрудников.

Городская клиническая больница №6 г. Челябинска

Городская клиническая больница №6 г. Челябинска

Это случилось на фоне введения новой системы оплаты, при которой номинально поднимаются оклады, но уменьшаются стимулирующие выплаты. Уверения чиновников в том, что сумма зарплаты не изменится, разбились об реальность – врачи Городской клинической больницы №6 города Челябинска заявили о существенном падении размеров оплаты их труда.

Редакция сайта партии РОТ ФРОНТ обратилась к протестующим врачам и задала несколько вопросов сотруднику ГКБ №6, обладающему всей полнотой информации о происходящем в больнице. Собеседник пожелал выступить анонимно.


— С чего начался конфликт? Какова его предыстория?

— Жалобы [на оплату труда] в большинстве своём были из двух поликлиник, которые относятся к нашему ГКБ. Много врачей оттуда уволилось, не найдя способ решить проблему.

Владимир Бурматов - депутат Государственной Думы - в стенах ГКБ №6

Владимир Бурматов — депутат Государственной Думы — в стенах ГКБ №6

На мероприятии, на котором зачитывался отчёт по итогам года, представитель Управления здравоохранения Администрации Челябинска публично сделал замечание главврачу: мол, кем вы будете укомплектовывать поликлинику? А чуть позже при посещении больницы федеральный политик родом с Челябинской области, Бурматов Владимир Владимирович также обратил внимание на медленное освоение средств на ремонт.

— Значит, главного врача отмечают в негативном ключе. А зависит ли благосостояние медработников от его позиции?

Нынешний главврач ГКБ №6 Виктор Шепелев

Нынешний главврач ГКБ №6 Виктор Шепелев

— Теперешний главврач Шепелев Виктор Алексеевич до 2010 года был министром здравоохранения Челябинской области, в 2018 году занял пост в нашей больнице.

До этого больницу с 2014 года возглавлял главврач Вербитский, но в областной администрации имели на него зуб отдельные личности. К нам в больницу он попал как в ссылку: планировалось, что он перейдёт в больницу №1, а попал к нам. Вербитский нам нравился: в два раза увеличил стимулирующий бюджет для персонала, делал масштабные ремонты в отделениях. Был план по продолжению ремонта в других отделениях. Там, где ещё не сделали ремонт, спорили, какой кулер ставить, в какой цвет выкрашивать стены отделений… Но с приходом нового главврача всё остановилось.

Справа - экс-главврач ГКБ №6 Михаил Вербитский в стенах больницы

Справа — экс-главврач ГКБ №6 Михаил Вербитский в стенах больницы

— При этом суть конфликта, как мы понимаем, лежит не в плоскости цвета стен. Какой повод заставил медработников выразить своё недовольство?

— Гораздо хуже стало после мер по «повышению оклада»: у медсестёр зарплата упала, а не выросла. Особенно у опытных медсестёр, так как фактически на нет ушли доплаты за стаж работы. [ред. РОТ ФРОНТ: в новой системе подсчёта оплаты труда (согласно майским указам Владимира Путина) увеличивается оклад, но при этом снижаются надбавки, в том числе за стаж и ночные смены].

— Помимо «майских указов», были ли какие-то причины снижения окладов?

— Причиной снижения, в том числе, стал новый коллективный договор, который приняли в связи со строительством и вводом в эксплуатацию новой поликлиники, уже третьей. Никто не обсуждал договор с персоналом. Он был принят рабочей группой (группа должна были поставить подпись в приказе о переходе на новую систему оплаты труда), в которую входили неизвестные лица [ред. РОТ ФРОНТ: входили также представители профсоюза, которые должны были отстаивать интересы работников]. В единственном экземпляре сейчас этот договор лежит в отделе кадров. Администрация говорила нам, что это такой же договор, как и прежде, но по факту ночная надбавка в нём упала с 80% до 20%. Это крайне мало за такую работу, так как ночью зачастую наступают ухудшения: очень редко бывают “спокойные” смены.

— В других учреждениях региона такие же проблемы?

— Люди знают, что происходит в других больницах – там зарплата выше. У нас муниципальное учреждение, а в городе есть три областные больницы. Там тарифная ставка выше, то есть фактически за ту же работу платят больше. Их тарифная ставка устанавливается центром. Мы разговаривали с главврачом, объясняли ему, что люди перерабатывают и даже тогда не могут в рамках текущей системы оплаты труда повысить свою зарплату. Он нас он не слышит.

— А много ли врачей работает на две ставки?

В ГКБ №6 открыли новое отделение после ремонта

В ГКБ №6 открыли новое отделение после ремонта

— Поголовно работаем на 1,5-2 ставки. Это 36 часов непрерывной работы. Жизнь из окна больницы видим.

Главврач говорит: «Вам идти некуда».

— С трудоустройством в Челябинске действительно такие сложности?

— У нас, как я говорил, в городе три областных и три муниципальные больницы. Во всех – большой коэффициент совместительства. Люди берут по 1,5-2 ставки и пашут. Но главврач не прав. Медсёстры смогут легко найти себе другое место с, возможно, лучшей зарплатой и точно лучшими условиями труда.

— А оплачивают ли сверхурочные за работу более, чем на 1,5 ставки?

— Нет, нам не платят сверхурочные.

— Стимулирующая часть зарплаты стала значительно меньше. Как это ударит по работе больницы?

— Несколько примеров. Большая часть ночных смен держится на студентах, а скоро сессия. Раньше можно было договориться о стимулирующих и найти людей, которые закроют высвободившиеся смены. Ведь людей не хватает, а работать нужно.

— Другие примеры?

Раньше уборка медкабинетов делали медсёстры и им платили за это стимулирующие [ред. РОТ ФРОНТ: ранее в штате были уборщики, но они подверглись оптимизации]. Платили, потому что они использовали специальные материалы для очистки, от которых глаза вылезают. Их работу тщательно проверяют, бактериологические посевы берут. И не дай бог, если что вырастет! Медсестрам санитарские стимулирующие платили. Четвертинку за это давали. Сейчас зарплата 19 тысяч рублей у медсестры: кто пойдёт на такую зарплату и такую работу? Представьте психоэмоциональную нагрузку, которую испытывает человек. Проще плюнуть и пойти продавать что-нибудь [ред. РОТ ФРОНТ: для врача зарплата составляет примерно 22 тысячи рублей].

Администрация обозревает отремонтированные помещения ГКБ №6

Администрация обозревает отремонтированные помещения ГКБ №6

Плюс, у нас в больнице постоянно идёт расширение зоны обслуживания. Что должен почувствовать человек, когда он становится обязан за почти ту же зарплату охватывать больший участок?

Или, например, надо кровь перелить в соседнее отделение. Эта операция, в том числе, с возможной уголовной ответственностью, за это выплата раньше была. Теперь нет.

У заведующих был контроль качества по каждой операции из десятков пунктов. Включая оформление документации. На усмотрение заведующего выплату могли и убавить: и делали это иногда, что дисциплинировало людей. Теперь стимулы стали несущественны.

— Потому что денежного стимула больше нет?

— Стимулирующие были придуманы для «поддержания штанов» у медработников и больницы. Они помогали гибко поднимать зарплату в тех местах, где это было необходимо, решать поставленные задачи.

— Вам доводилось наблюдать курьёзные случаи работы новой системы?

Родильный дом ГКБ №6

Родильный дом ГКБ №6

— Пример: человек уходит в отпуск, но план по больным надо выполнять, и за две недели до отбытия люди начинают из кожи вон лезть, потому что если план будет выполнен менее чем на 95%, то не заплатят стимулирующие.

Представьте себе, даже в реанимации есть план. Врачи, которые должны доводить до реанимации пациентов, чтобы там план выполнили?!

Или как вам план у травматолога? Что ему делать, если недостаточно травм? Нужно дорогу зимой водой поливать?..

— Выглядит сомнительно. Почему решили ввести такую модель?

— Больницы перешли на самоокупаемость, никому не интересна статистика по количеству пролеченных пациентов, отчётность проводится по количеству денег, заработанных отделением.

— Есть ли в больнице дополнительные деньги, которые можно было бы распределить для повышения зарплаты?

— Главврач говорит, что денег на увеличение зарплаты нет. Зато количество администраторов больницы с новым главврачом выросла в 1,5-2 раза. Им даже места не хватило. Часть ожогового отделения и детская перевязочная были отданы под их нужды.

Теперь появились у нас такие должности и, соответственно, ставки, как «менеджер по сайту», «пресс-секретарь», не считая дополнительных бухгалтеров и юристов. Хотя в штатном расписании такие должности не предусмотрены.

— Значит деньги всё-таки есть. А как дела у обычного персонала?

Зал ожидания в ГКБ №6

Зал ожидания в ГКБ №6

— А у нас зимой даже раствора для обработки операционного поля не хватало. Я молчу про таблетки и уколы — не добьёшься.

— Как часто не хватает расходных материалов?

— Это постоянно происходит. Ситуация с годами только ухудшается. Теперь иногда бывает, что даже скальпелей и медикаментов не хватает. Объясняются задержки тем, что то аукционы срываются, то тендерная комиссия какое-то несоответствие находит, то идёт задержка поставки.

— Мы ознакомились с коллективным письмом, которое подписали 66 сотрудников больницы. Почему так мало, ведь работников более восьмисот?

— Мы не ходили по всем отделениям. Решили отправлять письма стихийно. Надо — подписалось бы и значительно больше.

— Наверняка есть те, кто против. Они говорят о мотивах?

— Некоторые, конечно, боятся потерять место. Боятся «чёрной метки» от Минздрава. После этого невозможно устроиться ни в одну больницу. Но даже тех немногих врачей, зарплата которых выросла, не устраивает ситуация с заработной платой медсестёр.

— Есть ли надежда, что письма дадут результат?

— Пока непонятно. Но главврача точно одёрнут и поставят на вид.

— Опасаетесь ли расправы со стороны администрации?

— Больные умирать не перестанут, поэтому главврач всегда может «оторваться», на ком захочет, и сделать это жёстко, в том числе, и с уголовной ответственностью…

— Чтобы противостоять попыткам самосуда, есть вариант присоединиться к независимому профсоюзу, знающему специфику борьбы за права работников, например, профсоюз «Действие». Можно даже организовать свой. Не думали об этом?

— Мы за существующий профсоюз платим уже 400-500 рублей в месяц. В этом году взносы ещё увеличились. Не думаю, что мы готовы сейчас к этому. Это профсоюз медработников, организованный Департаментом здравоохранения. Руководителем профсоюза выступает сотрудник администрации. [ред. РОТ ФРОНТ: иными словами, глядя на ФНПРовский «профсоюз», врачи думают, что и все остальные профсоюзы именно такие…]

— Пробовали ли проводить публичные акции с целью распространить информацию о проблеме?

— Нет, на это нет времени и возможности организовать.

— Нельзя ли отказываться от плановых операций для давления на финансовые поступления больницы?

Врачи родильного отделения ГКБ №6

Врачи родильного отделения ГКБ №6

— Мы не имеем права. Фонд медицинского персонала штрафует за это. Отказаться от плановых можно, нельзя отказываться от экстренных операций, но кто сказал, что нельзя нарисовать всем экстренные показания?..


Таким образом, налицо несоответствие порядков в ГКБ №6 Трудовому кодексу РФ – медработники не получают оплаты за переработки, взамен получая надбавки стимулирующего характера. Они меньше, чем необходимая, согласно законодательству, сумма, выплачиваемая работнику при переработках.

Профсоюз в больнице носит номинальный характер: он включает в себя не борющихся работников, а администрацию учреждения, обеспечивающую персоналу время от времени некие льготы и возможности.

Между тем, существуют реальные профсоюзы, добивающиеся существенных успехов для работников медицинской сферы. Задача таких объединений – помогать врачам защищать собственные права перед лицом работодателя и государства. Они готовы обеспечить юридическую и информационную поддержку, во многих случаях – защиту от незаконных действий администрации учреждения.

Единственное, что может стать препятствием для обращения в структуры борющихся профсоюзов, – неготовность, нежелание, страх вести борьбу. Закон в сложившейся ситуации в ГКБ №6 города Челябинска всецело на стороне медработников, осталось вспомнить об этом и добиться справедливого, законного соблюдения своих трудовых прав.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .