Александр Сергеевич Пушкин и дело коммунизма

К 220-летию со дня рождения А.С. Пушкина

220 лет назад 6 июня (по старому стилю 26 мая) 1799 года в маленьком московском флигельке близ современной станции метро «Бауманская» в семье баловавшегося сочинением стихов отставного поручика Сергея Львовича Пушкина (1770 – 1848) родился сын Сашенька. Теперь на этом месте находится московская школа № 353, носящая имя Александра Сергеевича Пушкина. Рядом с ней – памятник юному Саше. А 6 июня отмечается в нашей стране почти как национальный праздник.

Свое первое стихотворение Саша написал в возрасте трех лет:

Пришла зима, замёрзли реки,
Одели шубы человеки.

Александр Сергеевич Пушкин и дело коммунизма

Признаков гениальности в этом стихотворении пока ещё нет. Но в дальнейшем они появятся.

И по своей внешности, и по своим генам, Александр Сергеевич Пушкин не был похож на типичного русского человека. Его предком был эфиопский царевич, волею судеб ставший соратником Петра Великого. Черты этого предка явно прослеживались во внешности поэта. Поэтому встреча с современными националистами могла бы кончиться для Пушкина печально. А более респектабельные российские «патриоты» поставили бы Александру Сергеевичу в упрёк то, что в детстве он владел французским языком лучше, чем русским.

Национально озабоченные авторы любят вычислять проценты немецкой, еврейской и иной крови у своих оппонентов. Это занятие абсолютно бессмысленное, поскольку немецкой и еврейской крови (точнее, немецких или еврейских генов) не существует. Существует немецкая и еврейская национальная культура, осваивая которую, человек становится немцем или евреем независимо от своих генов и формы носа.

Национальная принадлежность человека со временем может меняться. Принцесса Софья Фредерика Августа, выданная замуж за внука Петра Великого, была немкой. А императрица Екатерина II стала русской. Процесс постепенного превращения немецкой принцессы в русскую женщину очень хорошо показал Морис Давыдович Симашко (1924 – 2000) в романе «Семирамида».

Национальная принадлежность А.С. Пушкина сомнений не вызывает. Он русский. И русским его сделали не полученные от родителей гены, а сказки, которые рассказывала ему в детстве няня Арина Родионовна.

Пушкин учился в Царскосельском лицее. Царскосельский лицей был создан по инициативе выдающегося государственного деятеля Михаила Михайловича Сперанского (1772 – 1839), входившего в команду реформаторов, сформированную молодым царём Александром I.

М.М. Сперанский был, несомненно, самым сильным государственным деятелем своего времени. Рассказывают, что Наполеон Бонапарт предложил Александру I взаимовыгодный обмен: Александр отпускает Сперанского на французскую службу в обмен на одно из королевств, завоеванных Наполеоном. Но Александр I отказался.

Одна из проблем, возникшая перед реформаторами, заключалась в крайне низком образовательном и профессиональном уровне российского чиновничества. По этому поводу по стране ходило множество анекдотов, например, анекдот о чиновнице, которая вышила на подушке овечку и послала императору Павлу I, приложив записку:

Верноподданным отцу
Подношу сию овцу,
Для тех ради причин,
Чтоб дал он мужу чин.

На что император начертал резолюцию:

Я – верноподданных отец,
Но нету чина для овец.

С подачи Сперанского издается указ, согласно которому для получения высокого чина нужно иметь диплом о высшем образовании или же сдать экзамены по программе высшего учебного заведения. По этому поводу харьковский поэт Аким Николаевич Нахимов (1782 – 1814) пишет свое знаменитое стихотворение:

Восплачь Канцелярист, Повытчик, Секретарь,
Надсмотрщик возрыдай и вся приказна тварь!
Ланиты в горести чернилами натрите
И в перси перьями друг друга поразите:
О сколь вы за грехи наказаны судьбой!
Зрят тучу страшную палаты над собой,
Которой молния грозит вам просвещеньем,
И акциденций всех и ябед истребленьем.
Как древо сокрушен падет подьячих род;
Увы! настал для вас теперь плачевный год!
Какие времена! должны вы слушать курсы,
Судебные места все превратятся в бурсы.
Беда коллежскому теперь секретарю.
О чин асессорский, толико вожделенный!
Ты убегаешь днесь, когда я восхищенный
Мнил обнимать тебя, как друга, как алтын;
Быть может — навсегда прости, любезный чин.
Столь тяжко для меня, степенна человека,
Учиться начинать, проживши уж полвека.
Какие каверзы, какое зло для нас
О просвещении гласящий нам Указ!

О том, как принимались экзамены у чиновников, можно прочесть в рассказе Антона Павловича Чехова (1860 – 1904) «Экзамен на чин».

Сперанский думал не только о подготовке чиновников среднего уровня, но и подготовке государственных деятелей. С этой целью и был создан Царскосельский лицей. Первоначально предполагалось, что в лицее будут учиться младшие братья царя – Великие князья Николай (1796 – 1855) и Михаил (1798 – 1849), но потом эта идея отпала.

19 октября (31 по новому стилю) 1811 года лицей открылся. В него было принято 30 мальчиков. Одного из них выгнали, поскольку был неисправимый лодырь и хулиган, остальные его с успехом окончили.

Нельзя сказать, что лицей давал хорошее образование. «Мы все учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь…». Важно другое: в лицее царила творческая атмосфера, созданная преподавателями, большинство из которых придерживалось достаточно либеральных взглядов. И одним из стержней лицейского образование стало самостоятельное литературное творчество лицеистов. Стихи и прочие литературные произведения писали почти все ученики. И оказалось, что это в большей степени способствовало их развитию, чем формальное образование. Двое лицеистов первого выпуска вошли в историю с прилагательным «Великий». Это Великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин и Великий русский дипломат князь Александр Михайлович Горчаков (1798 – 1883). Больших успехов в самых разных сферах деятельности добились и другие выпускники лицея.

Александр Сергеевич Пушкин и дело коммунизма

150 лет спустя опыт Царскосельского лицея повторила молодая сельская учительница из села Шибертуй в Бурятии Цырегма Намдаковна Намдакова (род. 1928), создавшая литературный кружок «Ошон». Результаты оказались вполне сопоставимыми. Из одного класса сельской школы вышли Великий бурятский поэт Дондок Аюшеевич Улзытуев (1936 – 1972), выдающийся поэт и прозаик Цырендондок Хамаевич Хамаев (1937 – 1992), умерший в возрасте 26 лет талантливый детский писатель Владимир Тогмитович Жалсанов (1936 – 1962) (кто знает, чего бы он достиг, если бы прожил подольше), поэты Бальжинима Намдаков (1935 – 1976) и Цырендондок Шагжиев (1938 – 1968). К сожалению, большинство из них прожило короткую жизнь. Так же, впрочем, как и большинство выпускников Царскосельского лицея.

Накануне войны 1812 года отношения между царём и Сперанским резко портятся; в марте 1812 года Сперанский увольняется с государственной службы и высылается из Санкт-Петербурга сперва в Нижний Новгород, а затем в Пермь. Но на лицее это почти не сказывается.

В Царскосельском лицее стихи писали почти все лицеисты (кроме, быть может, Александра Горчакова, считавшего это занятие несолидным). Но когда в лицей приехал бывший министр и крупнейший поэт екатерининской эпохи Гаврила Романович Державин (1743 – 1816), именно Саше Пушкину было поручено продемонстрировать высокому гостю успехи лицейской поэзии. И Саша прочел написанный им шедевр патриотической поэзии «Воспоминания в Царском селе». Гость был в полнейшем восхищении. Позже Пушкин напишет об этом дне: «Старик Державин нас заметил и, в гроб сходя, благословил».

Талант А.С. Пушкина сформировался в первой четверти 19 века. Это была эпоха блестящего взлета русской дворянской культуры, который иногда сравнивают с эпохой Возрождения. Образованные русские дворяне открыли для себя выдающиеся достижения западной культуры. Но не слепо подражали этим достижениям, а переосмысливали их.

Дворянский Ренессанс подпитывался свободолюбием нового поколения дворянства, которого не устраивали сложившиеся в обществе отношения «Ты начальник – я дурак». Среди выдающихся деятелей культуры дворянского Ренессанса были декабристы и люди, с ними связанные.

В наибольшей степени дворянский Ренессанс проявился в литературе. В конце 18 века эта литература приобрела новый динамизм. Николай Михайлович Карамзин (1766 – 1826) рассказал российским читателям о бедной Лизе и тем познакомил их с богатым миром человеческих переживаний. В это же время дворянский недоросль Митя Сушков (1775 – 1792) написал роман крайне пессимистического содержания «Русский Вертер», после чего в возрасте 16 лет покончил жизнь самоубийством. Как человек вольнодумный, он оставил записку, в которой просил оставить всё его имущество бедным, а попам не давать ничего.

В молодости Карамзин придерживался достаточно либеральных взглядов, но с годами стал более консервативным. В своих произведениях он пропагандировал идею необходимости сильной самодержавной власти в России. Даже и свою главную книгу он назвал не «История России», а «История Государства Российского». На труд Карамзина Александр Сергеевич Пушкин (1799 – 1837) написал в 1819 году эпиграмму:

В его Истории изящность, простота,
Доказывают нам без всякого пристрастья
Необходимость самовластья
И прелести кнута.
А неизвестный автор написал другую эпиграмму:
Он нам старался доказать,
Что можно думать очень дурно,
И очень хорошо писать.

Русский дворянский Ренессанса выдвинул ряд крупных поэтов. Таких, как Василий Андреевич Жуковский (1783 – 1852), Константин Николаевич Батюшков (1787 – 1855), Александр Сергеевич Грибоедов (1795 – 1829), Кондратий Федорович Рылеев (1795 – 1826), Евгений Абрамович Баратынский (1800 – 1844), Петр Андреевич Вяземский (1792 – 1878), Денис Васильевич Давыдов (1784 – 1839), Николай Михайлович Языков (1803 – 1846). К этому же поколению принадлежал и Федор Иванович Тютчев (1803 – 1873), но его талант раскроется позже.

Яркие поэты появляются не только среди дворян, но и среди разночинцев. Например, Александр Иванович Полежаев (1804 – 1838), отданный по приказу царя в солдаты.

Н.М. Карамзин реформировал русский язык, введя в него много новых слов. Таких, как «промышленность», «впечатление», «вольнодумство», «гармония», «катастрофа», «эпоха». Эти слова прижились. Главным противником языковой реформы Карамзина был адмирал Александр Семенович Шишков (1754 – 1841), уважавший русскую простонародную лексику, не видевший необходимости во внедрении новых слов и подозревавший поклонников Карамзина в недостатке патриотизма. Однако возврат к простонародной лексике не вдохновлял просвещённых дворян.

В 1811 году адмирал Шишков создал общество, «Беседу любителей русского слова», выступавшее против языковых реформ Карамзина, а молодые просвещённые дворяне создали в 1815 году кружок «Арзамас». В этот кружок входил и лицеист Александр Пушкин, который, несмотря на юный возраст, был признан своим и получил среди членов «Арзамаса» прозвище «Сверчок».

Интересно, что лидером «Арзамаса» был Сергей Семенович Уваров (1786 – 1855). В будущем он станет министром народного просвещения Российской империи и творцом концепции «Православия, Самодержавия, Народности».

Кто был прав в этом споре: «Арзамас» или Шишков? Думаю, что у обеих сторон был своя правота. Русский язык, безусловно, нуждался в развитии и обновлении. И, вместе с тем, мы не можем не восхищаться архаичным стилем указов Петра Великого, позволяющим чётко и образно сформулировать суть дела. «Господам сенаторам в присутствии говорить не по писаному, а токмо своими словами, дабы дурь каждого всем ясна была!».

Непосредственными литературными предшественниками Александра Сергеевича Пушкина были Василий Андреевич Жуковский (1783 – 1852) и Константин Николаевич Батюшков (1787 – 1855).

В.А. Жуковский известен, прежде всего, как автор баллад. В них он знакомит читателей со страшными историями про нечистую силу, которые так приятно читать тёмными зимними вечерами у горящего камина. Сердце замирает.

А К.Н. Батюшков был Жуковскому прямой противоположностью. Он воспевал в лёгких изящных стихах реальную жизнь и её прелести. И прежде всего, прелести любви. К сожалению, из-за психической болезни в начале 1820-х годов творчество Батюшкова преждевременно прекратилось.

Как метко выразился Виссарион Григорьевич Белинский (1811 – 1848) юный А.С. Пушкин взял у Жуковского содержание, а у Батюшкова форму. Впрочем, Пушкин довольно быстро вышел на более широкое содержание.

Александр Сергеевич Пушкин и дело коммунизма

В 1817 году А.С. Пушкин окончил Царскосельский лицей и начал служить в Коллегии иностранных дел. Эта служба была не слишком обременительной и оставляла достаточно времени для литературного творчества. А также для общения с людьми вольнодумными. В 1819 году А.С. Пушкин вступает в литературное общество «Зелёная лампа», членами которого были многие будущие декабристы. Творчество поэта начинает принимать оппозиционный характер. В конце конов это закончилось высылкой из столицы на юг, где Пушкин стал работать сначала в Кишинёве в канцелярии славящегося своей честностью наместника Бессарабии генерала Ивана Никитича Инзова (1768 – 1845), а затем в Одессе в аппарате генерал-губернатора Новороссии Михаила Семеновича Воронцова (1782 – 1856). Служил Пушкин плохо: талантливые поэты редко бывают хорошими чиновниками. Однако начальники относились к Пушкину терпимо и не перегружали служебными делами.

Свободное от необременительных служебных занятий время Александр Сергеевич посвящал ухаживанию за дамами, литературному творчеству и размышлениями о жизни. Судя по всему, именно в этот период в общих чертах сформировалось мировоззрение Пушкина. Это мировоззрение заключалось в осознании того, что окружающий мир полон внутренних противоречий, которые не допускают простого разрешения. Поэтому задача искусства заключается не в том, чтобы осудить порок и воспеть добродетель, а показать столкновение сил, у каждой из которых есть своя правда и своя неправда. Ибо, как говорил один немецкий философ, «Всё действительное разумно». Задача писателя заключается не в том, чтобы давать оценку тем или иным явлениям окружающей жизни, а исследовать их.

Сходные взгляды развивал на Западе Великий философ Георг Фридрих Вильгельм Гегель (1770 – 1831). Взгляды этого философа Пушкин сумел воплотить в ярких художественных образах, проанализированных в дальнейшем в статьях Виссариона Григорьевича Белинского (1811 – 1848). В результате идеи Гегеля прижились на российской почве и приобрели популярность. В середине 19 века неизвестный автор с иронией писал:

В тарантасе ль, в телеге ли,
Ночью еду из Брянска я,
Всё о нем, всё о Гегеле
Моя дума дворянская.

Размышления о проблемах, сформулированных Гегелем, сыграли важную роль в развитии идеологии русского революционного движения.

Исследователей биографии и творчества А.С. Пушкина ставит в тупик вопрос о том, почему поэт, несмотря на всю свою оппозиционность, не вступил в тайное общество будущих декабристов. Ведь он дружил со многими декабристами и в Санкт-Петербурге, и на юге. Традиционный, но не слишком убедительный ответ заключается в том, что декабристы берегли Пушкина, видя в нем Великого русского поэта. Но в конце 1810-х – начале 1820-х годов Пушкин ещё не считался Великим поэтом. Хотя и много обещал в будущем. Дело, по-видимому, было в другом. Судя по всему, Пушкин не верил в перспективы серьёзных изменений в России после государственного переворота, который готовили молодые прогрессивные офицеры. В этом он, по-видимому, был прав. При всём при том, поэт ото всей души сочувствовал своим свободомыслящим друзьям.

Такой подход к истории в науке называется диалектическим. К сожалению, большинству наших соотечественников он совершенно не свойственен, о чём наглядно свидетельствуют бесконечные пустопорожние дискуссии в Интернете, ставящие своей целью не понять те или иные явления действительности, а выставить им оценку по двухбалльной шкале («одобряю» или «осуждаю»). Сразу видно, что участники этих дискуссий невнимательно читали Пушкина.

В 1824 году Пушкин выходит в отставку. Продолжение своей ссылки он отбывает в своём имении в селе Михайловском ныне Псковской области.

В годы пребывания на юге Александр Сергеевич начал работу над своим главным произведением – романом в стихах «Евгений Онегин».

В большинстве романов большинства писателей самое главное – это сюжет. Но в «Евгении Онегине» сюжет сам по себе не слишком интересен. Он играет чисто служебную роль, помогая автору раскрыть психологию главного героя, а попутно высказать немало ехидных комментариев по самым разным поводам. Эти комментарии позволили В.Г. Белинскому назвать роман «Энциклопедией русской жизни».

Давайте поговорим немного о героях пушкинского роман в стихах.

Отец Евгения Онегина, помещик средней руки, давал три бала ежегодно и промотался наконец. Однако оставшихся средств Евгению вполне хватало для того, чтобы не утруждать себя службой и вести светскую жизнь, которая подробно описывается в первой главе. В обществе своих сверстников он нахватался разных идей, как передовых, так и не слишком передовых. Но его внутреннюю сущность эти идеи не затронули, оставшись предметом для светской болтовни и приятного ощущения от собственной продвинутости.

Главным интересом Евгения Онегина до некоторого времени было ухаживание за замужними светскими дамами. Здесь он «истинный был гений». Но, наконец, всё это ему надоело, и он принялся писать роман. Из этого также ничего не вышло по двум причинам. Во-первых, для хорошего романа нужны хорошие собственные идеи, которых у Онегина не было, а, во-вторых потому, что пушкинский герой не привык к систематическому труду. Тогда Онегин взялся за чтение книг. Прочтя несколько сочинений, он разочаровался и в книгах. То ли потому, что он и без книг всё знал и понимал (что сомнительно), то ли потому, что ему было лень вдумываться в содержание прочитанного.

Тем временем умер богатый дядюшка Онегина; Евгений получил наследство и поселился в имении в деревне. И на третий же день опять начал скучать.

Уже в 20 веке биологи обнаружили генетически заболевание, порождающее хроническую скуку. Оно связано с нарушениями в белках мозга, связывающих вещество под названием дофамин. При этой болезни развивается потребность в острых впечатлениях, способствующих повышенному выделению дофамина. Для того, чтобы удовлетворить эту потребность, можно прыгнуть с парашютом, а можно набить кому-нибудь морду. Последнее проще и доступнее, хотя, по большому счёту и не избавляет от скуки. Поэтому морды приходится бить ещё и ещё.

Если страдающий от скуки человек вырос в среде, где бить ближнему морду не принято, то он может рассеивать свою скуку разного рода внешне благопристойными паскудствами, получая попутно удовольствие от того, какой он умный человек. Подобный персонаж вывел Михаил Юрьевич Лермонтов (1814 – 1841) в «Герое нашего времени». Претензий к таким людям Уголовный кодекс обычно не имеет.

У Евгения Онегина, в отличие от Печорина, потребности в сильных впечатлениях не было. По-видимому, с белками, связывающими дофамин, у него было всё в порядке. Механизм, порождающий его скуку, был иным. Скука подкрепляла завышенную самооценку Онегина, позволяя ему презирать людей, ради чего-то хлопочущих и суетящихся. Ибо для такого интеллектуала, как Онегин, на свете нет ничего, достойного напряжения сил. Такая внутренняя установка была свойственна многим дворянам, вкусившим от просвещения и свободным от необходимости зарабатывать себе на жизнь. Чувство превосходства над окружающими греет душу Евгения Онегина: он презирает не только людей, но даже и объекты неживой природы. Например, «эту глупую Луну на этом глупом небосводе».

В заключительной главе «Евгения Онегина» герой начинает страдать от собственной скуки. «Зачем, как тульский заседатель, я не лежу в параличе?». Но в искренности этого страдания позволительно усомниться.

С психологической точки зрения представляет интерес и Татьяна Ларина. Судя по всему, Пушкин попытался увидеть в ней свой идеал женщины, что помешало ему правильно оценить факты, им же самим добросовестно описанные.

Татьяна Ларина – хорошая по своей натуре и, в общем, неглупая девочка, мозги которой засорены большим числом бездарных дамских романов, до чтения которых она была большая охотница. Дважды (в письме и в объяснении в конце романа) Пушкин цитирует прямую речь Татьяны. Увы, но Татьяна изъясняется литературными штампами невысокого пошиба. От этого становится конфузно. Подражанием литературным героиням объясняется и внезапно вспыхнувшая, но явно выдуманная любовь к Евгению Онегину. Девочка играет в героиню сентиментального романа. Это хорошо видно при сравнении её с Наташей Ростовой, которая, в отличие от Татьяны Лариной, не играет роль, а просто живёт в своё удовольствие. Чем и прекрасна.

Пушкин демонстрирует свое восхищение Татьяной Лариной, забывая о собственной иронической оценке подобного персонажа, сделанного несколькими страницами ранее («Британской музы небылицы Тревожат сон отроковицы…»).

Но, вместе с тем, одна черта характера Татьяны заслуживает глубокого уважения. Это её решительность и сила воли. Татьяна умеет принимать жёсткие решения и доводить их до конца. Она без колебаний пишет любовное письмо Евгению Онегину и без колебаний отшивает его в конце романа (проявив при этом некоторую стервозность). Пожалуй, что в определённых ситуациях такая женщина «Коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт». Или вслед за мужем-декабристом отправится в Сибирь. Но сюжет «Евгения Онегина» явно мелок для серьёзного проявления подобных черт характера.

Думаю, что есть основание считать Татьяну Ларину бледной тенью героини другого романа в стихах, созданного за десять лет до «Евгения Онегина». Написал этот роман великий вьетнамский писатель Нгуен Зу (1765 – 1820), называется он «Повесть о Киеу». По понятным причинам Пушкин этого романа не читал и, по-видимому, никогда не слышал о его существовании. Ибо языками народов Вьетнама не владел.

«Повесть о Киеу» показывает, кем могла бы стать Татьяна Ларина, если бы жизнь заставила её выбросить на помойку бездарное чтиво и начать решать действительно серьёзные жизненные проблемы.

Интересно, что «Повесть о Киеу» заканчивается так же, как и «Евгений Онегин»: Киеу отказывается выйти замуж за Кима, понимая, что счастливы они не будут. Но масштаб личности героини в «Повести о Киеу» намного выше, чем в «Евгении Онегине».

«Повесть о Киеу» очень любил вождь Вьетнамской революции товарищ Хо Ши Мин (1890 – 1969).

Владимир Ленский малоинтересен, ибо представляет собой не живое лицо, а карикатуру на романтического героя. О бесплодности такого романтизма А.С. Пушкин совершенно справедливо говорит в размышлениях о возможном будущем этого персонажа.

Дуэль Онегина и Ленского наглядно свидетельствует о том, что презрение пушкинского героя к окружающим оказывается недостаточным для того, чтобы наплевать на мнение этих окружающих и отказаться от бессмысленной дуэли. А было бы круто, если бы Онегин извинился перед Ленским и, в знак примирения, распил с ним бутылку вина. Это было бы настоящей демонстрацией презрения к обществу! На такую демонстрацию Онегин не решился, ибо очень заботился о своем статусе в презираемом им окружении.

Вокруг «Евгения Онегина» сформировалось большое число подражаний и даже пародий.

Первое такое подражание – написанная студентом Московского университета Александром Ивановичем Полежаевым (1804 – 1838) поэма «Сашка», рассказывающая о весёлой жизни московских студентов. За эту поэму по распоряжению царя Николая I Полежаев был исключён из университета и отправлен в армию.

Накануне Великой Отечественной войны молодой, популярный в своем кругу, но не печатавшийся поэт Павел Давыдович Коган (1918 – 1942) начал писать в значительной степени автобиографическую поэму «Первая треть». В этой поэме он рассказывает о том, как ребёнок, а затем юноша из интеллигентной семьи осваивает советский образ жизни и советскую систему ценностей.

В конце 20 века уже после перестройки учительница и поэт из Алатыря Ирина Михайловна Львова (1958 – 2016) вместе со своими учениками создают поэму «Евгений Онегин в 21 веке». Она заканчивается письмом Татьяны Лариной, которое Онегин получает по электронной почте.

Наконец, филолог из Ростова-на-Дону, публикующий свои сочинения под псевдонимом Фима Жиганец (Александр Анатольевич Сидоров (род. 1956)), перевёл «Евгения Онегина» на блатную феню («Мой дядя, честный вор в Законе…»). Надо думать, для того, чтобы сформировать у граждан, нарушающих законы, любовь к русской литературе и тем способствовать их исправлению. Цель, безусловно, благородная.

Всё это, конечно, очень интересно, но целеустремлённый коммунист может задать не вполне тактичный вопрос о том, какое отношение имеет «Евгений Онегин» к современной действительности и к классовой борьбе пролетариата. Думаю, что самое прямое.

Персонажи, подобные Евгению Онегину, весьма распространены среди представителей прогрессивной и не совсем прогрессивной интеллигенции. Правда, в коммунистические партии они вступают редко. Ибо членство в партии предполагает реальное и повседневное участие в партийной работе. И выполнение определенных обязанностей. К этому «онегины» и не склонны, и не способны.

С другой стороны, «онегины» играют немаловажную роль в формировании общественного мнения. Особенно в среде интеллигенции. В зависимости от ситуации эта роль может быть как положительной, так и отрицательной. Поэтому коммунисты должны научиться и использовать «онегиных», и противостоять им.

А комсомолкам следует научиться критически относиться к дамским романам. А если захочется почитать что-нибудь о любви, то выбирать действительно стоящие произведения. Такие, как «Легенда о Любви» Назыма Хикмета (1902 – 1963), «Тропою грома» Питера Абрахамса (1919 – 2017), «Джун и Мервин» Олега Петровича Бенюха (1928 – 2015). И, конечно, «Плутишкину сказку» В. Озерова (род. 1951).

Ряд произведений Александра Сергеевича Пушкина посвящён истории. Прежде всего, истории нашего Отечества. Наиболее значительным из них следует считать пьесу в стихах «Борис Годунов».

В начале 19 века интерес литераторов разных стран обращается к прошлому своих народов. Так возникает исторический роман. Признанным лидером этого жанра становится шотландский писатель Вальтер Скотт (1771 – 1832). Чуть позже подобные же произведения появляются и в России.

«История – это политика, опрокинутая в прошлое», — говорил советский историк-марксист Михаил Николаевич Покровский (1868 – 1932). Это справедливо не только для исторической науки, но и для исторической беллетристики. За действительно интересными историческими произведениями стояло стремление понять современность и её проблемы.

Одна из особенностей «Бориса Годунова», отличающая его от многих других исторических произведений, как зарубежных, так и отечественных – это просвечивающий на заднем плане за спиной изображенных в пьесе политических интриганов грозный призрак русского народа. На открытую сцену он пока не выходит. Пьеса заканчивается гениальной фразой «Народ безмолвствует». Из истории мы знаем, что вскоре народ выйдет на историческую сцену и тогда война между разными боярскими группировками, пользующимися зарубежной поддержкой, превратится в Первую отечественную войну.

Интересует Пушкина и личность царя Бориса Федоровича Годунова (1552 – 1605). Борис Годунов — неглупый человек и хороший управленец. Если бы он правил в спокойной ситуации, то, наверное, его правление было бы вполне благополучным. Но вывести Россию без кровопролития из кризиса начала 17 века мог только гений. Гением Борис Годунов не был. В этом и заключалась его трагедия.

В трагедии Пушкина на всё это накладываются муки совести царя, связанные с гибелью царевича Дмитрия. Большинство современных историков скептически относятся к версии о том, что Борис Годунов организовал убийство царевича. Скорее всего, гибель Дмитрия – это несчастный случай. Но художественное произведение тем и отличается от исторического исследования, что от него не требуется документальная точность.

Немаловажно и то, что почти всеобщая уверенность современников в вине Бориса Годунова подпитывалась ощущением того, что царь не вполне соответствует занимаемой должности.

Одним из событий русской истории, вызывавшем живейший интерес у Пушкина, было восстание под руководством Емельяна Ивановича Пугачева (1742 – 1775). Этому восстанию Пушкин посвятил исторический труд «История Пугачевского бунта» и повесть «Капитанская дочка». Пушкин не сочувствует восставшим, но, тем не менее, изображает Пугачева с большим уважением. Он – не просто злодей, он – умный человек и крупная личность. Пушкин понимает, что у Пугачева и его соратников были немалые основания для того, чтобы поднять восстание.

Александр Сергеевич Пушкин и дело коммунизма

После поражения восстания декабристов между Пушкиным и самодержавием заключается временное перемирие. Новый царь Николай I освобождает Пушкина из ссылки. 8 сентября 1826 года состоялась встреча и длительная беседа Пушкина с царём. Беседа была достаточно откровенной. «Что бы ты делал 14 декабря, если бы был в Петербурге?», – спросил царь. «Был бы с друзьями на Сенатской площади», – ответил Пушкин. Николай отнёсся с пониманием к этому ответу и предлагает Пушкину в случае сложностей с цензурой обращаться лично к нему.

Со стороны Николая I это, несомненно, умный ход. Приручить крупного поэта, придерживающегося не вполне официальной точки зрения гораздо выгоднее и эффективнее, чем вступать с ним в борьбу. Чего, к сожалению, не понимали многие советские руководители. Хотя Юрий Владимирович Андропов (1914 – 1984) пытался приручить Евгения Александровича Евтушенко (1932 – 2017). И не без успеха…

Пушкина тоже можно понять. Кроме высшей власти он не видит никаких сил, способных развивать страну и изменить русскую жизнь к лучшему. Характерно, что именно в это время Пушкин начинает активно интересоваться личностью и деятельностью Петра Великого. Он пишет поэму «Полтава», начинает работать над романом о своём предке, соратнике Петра I Абраме Петровиче Ганнибале (1696 – 1781). А в одном из своих стихотворений он призывает царя Николая быть подобным своему великому предку.

Так же, как и Пётр Великий, царь Николай I был трудоголиком. И, по-видимому, искренне желал успехов своей стране. Но у него не было главного качества царя Петра – открытости новым идеям. Поэтому для роли царя-преобразователя он явно не годился.

Справедливости ради следует отметить, что в царской семье был человек, способный возглавить глубокие преобразования. Это жена (затем вдова) младшего брата царя Михаила Павловича (1798 – 1849) Великая Княгиня Елена Павловна (1807 – 1873). В конце царствования Николая 1 вокруг Елены Павловны сформируется команда, осуществившая реформы 1850-1860-х годов (братья Николай Алексеевич (1818 – 1872) и Дмитрий Алексеевич (1816 – 1912) Милютины, Дмитрий Николаевич Замятнин (1805 – 1881) и другие).

Судя по всему, по уму и деловым качествам Елена Павловна не уступала Екатерине II. И, кто знает, как сложилась бы история России, если бы в 1830-х годах на русский престол вступила Елена I.

Пушкин был знаком с Еленой Павловной и сильно её уважал. И даже посвятил ей стихотворный комплимент:

Язык и ум теряя разом,
Гляжу на вас единым глазом:
Единый глаз в главе моей.
Когда б судьбы того хотели,
Когда б имел я сто очей,
То все бы сто на вас глядели.

Пушкин заключил временный союз с самодержавием для того, чтобы иметь возможность работать на благо Отечества. Он хотел служить, а не прислуживать. И строить свои отношения с властью «на равных». Но внутренняя логика самодержавной власти ставила Пушкина в положение верноподданного, что поэта совершенно не устраивало. Отношения Пушкина с царём становились все более и более натянутыми.

В 1833 году А.С. Пушкин пишет поэму «Медный всадник». В этой поэме он раскрывает оборотную сторону реформ Петр 1, которые проводились на костях простых людей. Царь не даёт разрешения на публикацию поэмы; её опубликуют только после смерти Пушкина.

Александр Сергеевич Пушкин довольно скептически относился к буржуазной демократии, чем в значительной степени опередил своих свободомыслящих современников. Об этом – стихотворение «Из Пиндемонти» (1836 год):

Не дорого ценю я громкие права,
От коих не одна кружится голова,
Я не ропщу о том, что отказали боги
Мне в сладкой участи оспаривать налоги
Или мешать царям друг с другом воевать,
И мало горя мне, свободно ли печать
Морочит олухов, иль чуткая цензура
В журнальных замыслах стесняет балагура.

Пушкин выдал своё стихотворение за перевод из итальянского поэта Ипполито Пиндемонти (1753 – 1828), однако у Пиндемонти подобного стихотворения нет. Пушкин, несомненно, автор, а не переводчик. Тем более, что стихотворение изначально называлось «Из Альфреда Мюссе». У Альфреда де Мюссе (1810 – 1857) такого стихотворения тоже не было.

Многие стихотворения Пушкина, написанные два столетия назад, звучат очень современно. Что, при небольшой переработке, позволяет использовать их для описания современной действительности. Одну из таких переработок осуществил Борис Михайлович Гунько (1933 – 2006):

«Властитель слабый и лукавый,
Плешивый щеголь, враг труда,
Нечаянно пригретый славой
Над нами царствовал тогда».

Хвала тебе, о, русский гений,
Через такую толщу лет
Никто не мог бы дать вернее
Генсека бывшего портрет.

От продал все, чем мы гордились,
Привел к престолу упыря
Царя Бориса. И Земля
Пожаром страшным озарилась.

Но вновь ты прав: «Взойдет она,
Звезда пленительного счастья,
Россия вспрянет ото сна
И на обломках самовластья
Напишут наши имена!».

Известная эпиграмма на Михаила Семеновича Воронцова (1782 — 1856):

Полумилорд, полукупец,
Полумудрец, полуневежда,
Полуподлец, но есть надежда,
Что будет полным наконец.

Она очень хорошо характеризует социально-экономическую систему, сложившуюся в нашей стране к 1970-м годам. Эта система была всё «полу-». И прогноз Пушкина о превращении полуподлеца в подлеца полного блистательно сбылся в начале 1990-х годов.

Обсуждение вопроса о том, были ли альтернативы этому безобразию, выходит за рамки настоящей статьи.

В середине 1830-х годов жизнь А.С Пушкина покатилась к трагическому финалу.

Работу зловещего механизма, приведшего А.С. Пушкина к гибели, задолго до рождения Великого русского поэта описал Уильям Шекспир (1564 – 1616) в своей пьесе про Отелло. Набор действующих лиц в обеих случаях один и тот же:

Пушкин – Отелло;
Наталья Николаевна — Дездемона;
Геккерн — Яго;
Дантес – Кассио.

Чернокожий полководец верой и правдой служил Венецианской республике, которая охотно пользовалась его услугами. И, вместе с тем, рассматривала его, как человека «не нашего круга». Отелло это прекрасно чувствовал и был морально готов к тому, что рано или поздно любимая Дездемона изменит ему с кем-то из «своих». И, вместе с тем, очень хотел надеяться, что этого не произойдет. На этом и сыграл пакостник Яго.

Александр Сергеевич Пушкин тоже чувствовал себя чужеродным телом в аристократических и околоаристократических кругах России. И, в свою очередь, эти круги также воспринимали Пушкина как нечто чужеродное. Прежде всего, из-за иного круга интересов. Эта чужеродность вызывала раздражение. Точно так же, как в школьном классе, где стиль жизни определяют «конкретные пацаны», вызывает раздражение «ботаник» в очках.

В отличие от Натальи Николаевны Пушкиной (Гончаровой) Дездемона была умной женщиной, лишенной сословных и расовых предрассудков. Она прекрасно понимала, что по масштабу личности Отелло и Кассио несопоставимы. А вот Наталья Николаевна этого, судя по всему, не понимала. Ей нравилось вращаться в придворных кругах, принимать знаки внимания от мужчин и даже от самого царя. А гениальный муж, обладающий к тому же очень непростым характером, был ей не слишком интересен.

После гибели Пушкина наиболее крупным русским поэтом стал Михаил Юрьевич Лермонтов (1814 – 1841). Между двумя Великими русскими поэтами есть принципиальная разница. Для Пушкина на первом месте стоял анализ действительности, для Лермонтова – выработка своего отношения к ней. Поэтому подростки Лермонтова любят больше, чем Пушкина, ибо в этом возрасте формируется отношение явлениям окружающей нас действительности. А творчество Пушкина в полной мере можно оценить только после 50 лет.

Творчеству А.С. Пушкина посвящено очень много работ. Для коммуниста очень полезно внимательно прочесть и осмыслить произведения писавших о Пушкине авторов, придерживающихся левых взглядов. Таких, как Виссарион Григорьевич Белинский (1811 – 1848), Дмитрий Иванович Писарев (1840 – 1868), Михаил Александрович Лифшиц (1905 – 1983). Взгляды этих авторов не всегда совпадают друг с другом. А в ряде случаев и вызывают наше решительное неприятие. Так, Д.И. Писарев по молодости лет относился к творчеству Пушкина резко отрицательно. Думаю, однако, что Пушкин не обиделся бы на молодого критика за его статьи, а пригласил друга Митю вместе распить чашу с пуншем.

Главное достоинство Пушкина – его диалектика. А диалектика – это важнейший инструмент анализа социальной действительности, которым в совершенстве должны овладеть коммунисты. Поэтому изучение творчества Великого русского поэта должно занять важное место в системе партийной учебы.

С.В. Багоцкий
Печатается в сокращении

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .