Бешеный фургон

Статья рабочего из Нижнего Новгорода

В нашу редакцию обратился с письмом рабочий завода «НАЗ». В октябре 2018 г. наш активист распространял газету «Трудовой Нижний Новгород» №4(2018) и листовки на проходной этого завода. Тема того номера — сверхурочные работы — актуальна как никогда. Всюду рабочие выходят сверхурочно и в выходные. Но нигде полностью по закону не соблюдается порядок оформления приказом таких работ, не оплачиваются ни в 1,5-размере первые 2 сверхурочных часа, ни в 2-размере последующее время и выходные. Так происходит самое крупное ограбление трудящихся. Как быть, что делать?


«Ночь — работе не помеха!»«Работайте негры, солнце ещё высоко!» Да, под таким лозунгом горбачусь я на заводе «НАЗ», который выпускает авто спецтехнику, фургоны и т. п. А дополнением к нему у нас висит плакат перед входом в цех: «Ночь — работе не помеха!»

Ходит шутка среди работяг, что фургонный завод можно найти через каждый километр в Нижегородской области. Особого ума на такую деятельность не надо. Вот и наши хозяева разводили когда-то свиней, а теперь «доросли» до техники по-сложнее.

Написать в редакцию меня заставила жизнь, а точнее невыносимая работа. И самое невыносимое – невозможность найти что-то лучше опытному слесарю-сборщику в нашем регионе, ведь кругом (даже на бывшем Станкозаводе) делают только фургоны и ничего больше, только если это не военное производство – а туда не каждого берут.

Чтобы описать открыто условия труда и отношения господ-хозяев к нам – рабочим цеха, нужно набраться мужества и моральных сил. Угрозы – таков стиль обращения с говорящими орудиями труда. Мастер наш так гордится тем, что молодость пришлась на 90-е годы, что родом с Автозавода. Вот и пригодился ему опыт жизни по волчьим законам на производстве. Директор тоже – представитель бизнесменов нашего времени – «из грязи в князи» за счёт выкачивания из работников крови. Но всё же, поведаю о всём назло этим паукам. Раз уж попал мне в руки на проходной номер «Трудового Нижнего» со статьёй про сверхурочные работы, то всё, что накипело, выложу через газету.

Зарплата у нас сдельная, расценок нет. Как барин решит – так и заплатят. А обещать горазды каждый месяц больше чем было. Но! Только при условии, если мы будем работать исправнее и норму выполнять. А норма по ходу такая: сделать столько, сколько менеджеры наберут срочных заказов, которые должны быть готовыми «вчера». Ведь для этих дельцов важна только прибыль.

И из-за внезапной спешки в авральном порядке, при надрывном крике мастера (предыдущий кричал мощнее, но вот недавно всё же спёкся) весь завод, каждая бригада начинают тараканьи бега от участка к участку.

Технологический процесс и спешка — несовместимы. Но это правило здесь не катит. Виноваты только исполнители. Менеджеров правда пожурят время от времени, но это всё показуха. Больше всех достаётся тем, кто технологически стоит в начале процесса – заготовительному участку, отделу снабжения.

Бешеный фургонА если один участок не успел, или из-за спешки накосячил (вообще без косяков при капитализме работать некрасиво) – всё производство встало, страдают остальные бригады. Но никому до этого дела нет, солидарность нулевая, а конкуренция между бригадами подогревается с каждой минутой. Тогда ищут крайнего – и находят: чаще всего почему-то дверников и механический участок. С последнего начинается процесс, а количество дверей видимо опережает возможности бригады дверников. За косяк — штраф. Бригадир прибегает от мастера и радует своих ребят: «двери мы купили» за 2 тысячи. И так 1 раз в месяц, а то и чаще. Но больше всех «косячат» конструктора, их ошибки дороже всего обходятся производству, хотя своей смекалкой и знанием они часто спасают ситуацию, ребята очень способные, в отличие от менеджеров. И конструктор — тоже заложник спешки, непрофессионализма менеджеров и самодурства директора.

Текучка кадров процентов 50! Человек может проработать 2 года, убежать к конкурентам на месяц-два, но, не ощутив разницы, либо после дружеского обращения к тем самым конкурентам нашего начальства возвращается в родные пенаты. Просто крепостной завод!

Новичкам и молодёжи хуже всего. Парни после техникума или ПТУ трудятся на износ желая заработать побольше, полагаясь на молодой сильный организм. Но юный возраст имеет и другую сторону: всем ещё хочется погулять, сходить на волейбол, танцы, обзавестись подругами – создать семью в конце концов. Их раздражает завод, ненависть к работе до 3 часов утра с субботы на воскресенье (это норма) берёт верх.

В бригаде установщиков картина: молодого парня воспитывает опытный бригадир – хлещет по спине доской при малейшем намёке на ошибку. Но тот безропотно «учится» жизни. Скотина учит скотину.

Несчастные случаи регулярны, но в местную прессу, — «Богородскую Газету», корреспондент Сергей Щелин пишет, что всё идёт пучком, доска почёта есть. Пальцы отрезают из-за спешки, но в больнице научили отвечать, что «порезал дома в гараже». Инженер по ТБ покрывает это безобразие, подхалим. В поликлинику одновременно приходят 3 работника: малярша, сборщик и мастер. Все трое с диагнозом позвоночная грыжа, волочится нога. После такого диагноза работать вообще нельзя на производстве где постоянно поднимают тяжести, хотя бы до полного выздоровления. Но после недели процедур все в строю, надо зарабатывать на лечение и на хлеб.

Переработки всегда в порядке вещей, но доплат за это никаких. Приказ о сверхурочных не вывешивают, а мы тупо подчиняемся. Нет бы заявить в прокуратуру, ведь доказательства собрать не проблема. О профсоюзе в курилке иногда вздыхаем. Но этого мало. Пора переходить к изучению наших прав, и только потом говорить о профсоюзе всерьёз.

Был такой у нас случай. Слесарь с механического участка как-то заикнулся про приказ. На что мастер ответил: «идите за ворота, умники, про приказы тут говорите!» Ясно, что так делать нельзя. Один в поле — не воин.

А в другой раз сварщик старшего поколения, советского воспитания, «мутил воду» на механическом участке — заводил бузу про урезание обещанных зарплат. Так его мастер перевёл на сварку всякой ерунды, а потом и вовсе в слесаря разжаловал — вынудил положить на стол заявление «по собственному желанию». Будет профсоюз — такие номера у мастера и главного инженера не пройдут.

С городской администрацией у начальства всё на мази. Вот и чувствуют за собой силу и безнаказанность. Но в то же время до ужаса боятся, если вдруг рабочие напишут телегу прокурору или в Трудовую инспекцию.

 

Рабочий глаз


Замечание редакции: Но для начала, прежде чем куда-либо обращаться, должен быть организован профсоюз. По-тихому, осторожно можно вступить, просто написав заявление в уже существующий рабочий (в котором нет начальников) профсоюз «Защита». Потом уже не страшны будут ни директор, ни администрация города. Можно будет спокойно вести переговоры, без излишних требований для начала. Так директор быстрее пойдёт на компромисс и небольшие уступки. Зато это будет серьёзная победа, плюс организация по защите прав — профсоюз — всегда пригодится и в дальнейшем.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .