Г.М. Кржижановский, план ГОЭЛРО, Госплан и наука

К юбилею великого учёного и партийного деятеля

24 января 2022 года исполняется 150 лет со дня рождения выдающегося деятеля Коммунистической партии и Советского государства, одного из ближайших соратников Владимира Ильича Ленина (1870 – 1924) Глеба Максимилиановича Кржижановского (1872 – 1959).

Глеб Максимилианович Кржижановский

В.И. Ленин и Г.М. Кржижановский почти земляки. Г.М. Кржижановский родился на Волге в большом торговом городе Самаре, переживавшем экономический бум в связи с экспортом хлеба. Самару иногда называли «русским Чикаго».

Отец Г.М. Кржижановского был поляком, мать – немкой. Сам же Глеб Максимилианович считал себя русским. Как говорят в России: «Папа – турок, мама – грек, а я – русский человек».

В 1889 году Глеб Кржижановский закончил реальное училище в Самаре. Ещё в годы учебы он поддерживал знакомство с революционно настроенными молодыми людьми, правда, в основном, народнического направления, и выполнял небольшие революционные задания. Теоретически Глеб Кржижановский мог в те годы встречаться и с Владимиром Ильичем Ульяновым (1870 – 1924), жившим в Самаре и в Самарской губернии с весны 1889 года. Но историкам об этом ничего не известно. Официально считается, что Кржижановский познакомился с В.И. Лениным только в 1893 году в Санкт-Петербурге.

После окончания реального училища Кржижановский едет в Санкт-Петербург и поступает в Санкт-Петербургский технологический институт, который с отличием заканчивает в 1894 году.

В 1891 году институтский друг Кржижановского Леонид Борисович Красин (1870 – 1926) приводит Глеба Кржижановского в марксистский кружок, которым руководит Михаил Иванович Бруснев (1866 – 1937).

Михаил Иванович Бруснев
Михаил Иванович Бруснев

М.И. Бруснев сыграл важную роль в создании первых марксистских кружков в столице российской империи. Он понимал важность объединения сети кружков в единую партию и пытался предпринимать шаги в этом направлении. В 1892 году Бруснев был арестован и сослан в Сибирь.

Кружок Бруснева продолжал работать и после ареста его руководителя. Свой новый динамизм он приобрел в 1893 году, когда к нему присоединился приехавший из Самары Владимир Ильич Ульянов, активно продолживший дело Бруснева. Осенью 1895 года на базе нескольких кружков возник Союз борьбы за освобождение рабочего класса, который поддерживал связи с рабочими 70 промышленных предприятий. В этот Союз входили В.И. Ульянов, Г.М. Кржижановский, Иван Васильевич Бабушкин (1873 – 1906), Анатолий Александрович Ванеев (1872 – 1899), Петр Кузьмич Запорожец (1873 – 1905), Юлий Осипович Мартов (1873 – 1923), Василий Васильевич Старков (1869 – 1925) и другие.

С целью конспирации члены Союза носили партийные клички. В.И. Ленин получил кличку «Старик», Г.М. Кржижановский – непочтительную кличку «Суслик». Впрочем, Кржижановский на эту кличку не обижался.

В декабре 1895 году руководители Союза борьбы за освобождение рабочего класса, в том числе и Кржижановский, были арестованы полицией и после полуторагодичного пребывания в тюрьме сосланы в Сибирь. Г.М. Кржижановский отбывал ссылку в селе Тесь Минусинского уезда, где находился до 1900 года.

По возвращении из ссылки Кржижановский продолжает активную революционную деятельность. Он участвует в подготовке Второго и Третьего съездов РСДРП, на Втором съезде заочно избирается членом ЦК партии. В 1905-1907 годах Г.М. Кржижановский принимает активное участие в Первой русской революции.

Б.М. Кустодиев "Первомайская демонстрация у Путиловского завода". 1906 г.
Б.М. Кустодиев «Первомайская демонстрация у Путиловского завода». 1906 г.

Широкую известность приобрели революционные песни, написанные в эти годы на слова Кржижановского. В частности, «Варшавянка» (это перевод на русский язык польской революционной песни).

Революционная работа никак не мешает успехам Глеба Максимилиановича в профессиональной сфере. Он работает на инженерных должностях в «Обществе электрического освещения Санкт-Петербурга», с 1910 года руководит электрическими сетями Москвы, а чуть позже – строительством первой в России тепловой электростанции на торфе (ныне в городе Электрогорск Московской области).

После Октябрьской революции Г.М. Кржижановский занимал ответственные народнохозяйственные посты, а в 1919 году был назначен начальником Главэлектро ВСНХ СССР. Его деятельность по проработке комплексного плана электрификации России сумела заинтересовать В.И. Ленина и других советских руководителей.

К подробной разработке плана ГОЭЛРО были подключены крупные специалисты в области энергетики, такие, как Иван Гаврилович Александров (1875 – 1936), Александр Васильевич Винтер (1878 – 1958), Генрих Осипович Графтио (1869 – 1949), Роберт Эдуардович Классон (1868 – 1926), Карл Адольфович Круг (1873 – 1952), Леонид Константинович Рамзин (1887 – 1948), Борис Иванович Угримов (1872 – 1941), Михаил Андреевич Шателен (1866 – 1957) и другие. В высшем руководстве советского государства был ещё один крупный инженер-энергетик Леонид Борисович Красин (1870 – 1926). Но он занимался внешней политикой и внешней торговлей и в работе над планом ГОЭЛРО непосредственного участия не принимал.

Обсуждение плана ГОЭЛРО. Слева направо: К.А. Круг, Г.М. Кржижановский, Б.И. Угримов, Р.А. Форман, Н.И. Вашков, М.А. Смирнов
Обсуждение плана ГОЭЛРО. Слева направо: К.А. Круг, Г.М. Кржижановский, Б.И. Угримов, Р.А. Форман, Н.И. Вашков, М.А. Смирнов

План ГОЭЛРО был принят Совнаркомом СССР 21 декабря 1920 года. 23 декабря Г.М. Кржижановский выступил с докладом об этом Плане на VIII-м Всероссийском съезде Советов, который утвердил План.

22 февраля 1921 года Совнарком РСФСР (СССР тогда ещё не было) принял Постановление о создании Государственной общеплановой комиссии (Госплана), председателем которой был утвержден Г.М. Кржижановский. Он занимал этот пост до 1930 года с перерывом в 1923-1925 годах. В 1923 году эта Комиссия стала называться Государственной плановой комиссией СССР, а с 1948 года – Государственным плановым комитетом СССР.

К работе Госплана широко привлекались буржуазные специалисты и даже активные в прошлом члены небольшевистских партий. Так, первым заместителем Председателя Госплана стал беспартийный инженер-связист Петр Семёнович Осадчий (1866 – 1943), заместителем Председателя Госплана бывший меньшевик Станислав Густавович Струмилин (1877 – 1974). К работе Госплана были привлечены бывшие меньшевики Владимир Александрович Базаров (Руднев) (1874 – 1939), Владимир Густавович Громан (1873 – 1932), бывший эсэр Николай Дмитриевич Кондратьев (1892 – 1938). В 1922 году Кондратьева собирались выслать из Советской России на «Философском пароходе», но Г.М. Кржижановский и тесно сотрудничавший с Госпланом заместитель наркома земледелия Валериан Валерианович Оболенский (Осинский) (1887 – 1938) заступились за него. Н.Д. Кондратьев был нужен и решение о его высылке отменили.

Использовались Госпланом и арестованные ВЧК противники Советской власти. Сохранилась записка Г.М. Кржижановского:

В Ревтрибунал гор. Москвы
Ввиду того, что постоянный консультант Госплана инженер П. А. Пальчинский 18 января с. г. в три часа дня выступает в качестве докладчика в Южбюро по вопросу о восстановлении южной металлургии, имеющей особо важное значение в настоящий момент, президиум Госплана просит Ревтрибунал освободить тов. Пальчинского к указанному выше часу для исполнения возложенного на него поручения.
Председатель Госплана Г.М. Кржижановский
16 января 1922 года

Петр Иоакимович Пальчинский (1875 – 1929) был одним из наиболее влиятельных и авторитетных российских инженеров. Он был убежденным противником Советской власти и 25 октября (7 ноября) 1917 года руководил обороной Зимнего дворца. И вместе с тем Пальчинский отказался эмигрировать и согласился сотрудничать с большевиками в деле восстановления российской промышленности. В 1929 году он был расстрелян по обвинению в антисоветском заговоре.

В марте 1922 года заместителем Председателя Госплана был назначен Георгий Леонидович Пятаков (1890 – 1937), пользовавшийся поддержкой влиятельного Льва Давыдовича Троцкого (1879 – 1940). Пятаков был хорошим и волевым администратором, обладавший, однако, склонностью к чрезмерно решительным, но непродуманным действиям. Его отношения с Кржижановским не сложились: Пятаков считал Кржижановского гнилым интеллигентом, а Кржижановский Пятакова самодуром и фельдфебелем. В декабре 1923 года Г.М. Кржижановский бы освобожден от обязанностей Председатея Госплана. Однако его должность занял не Пятаков, дискредитировавший себя авантюрой с «ножницами цен», а Александр Дмитриевич Цюрупа (1870 – 1928). Цюрупа был очень хорошим практиком-организатором, но по своему теоретическому уровню значительно уступал Кржижановскому. В ноябре 1925 года Г.М. Кржижановский был возвращен на должность председателя Госплана.

Александр Дмитриевич Цюрупа
Александр Дмитриевич Цюрупа

27 декабря 1922 года больной В.И. Ленин диктует небольшой текст «О придании законодательных функций Госплану», в котором излагает свой взгляд на роль Госплана в функционировании советской экономики. Ленин критикует точку зрения, согласно которой Госплан должен быть исключительно консультативным органом, разрабатывающим предложения для хозяйственных ведомств. Госплан должен стать органом власти, имеющим право принимать самостоятельные решения по хозяйственным вопросам. Эти решения должны приниматься органами советской власти к неукоснительному исполнению. Обсуждается и вопрос о качествах, которым должен обладать председатель Госплана. По мнению Ленина, чрезмерная мягкость и интеллигентность Г.М. Кржижановского не является качеством, препятствующим выполнению им своих обязанностей. Особенно высоко оценивает Вождь умение Кржижановского привлекать людей к работе.

В качестве Председателя Госплана Г.М. Кржижановский принимал активное участие в разработке первого пятилетнего плана развития народного хозяйства. В 1927 году на XVI-й конференции ВКП(б) и XIV-м Съезде Советов Глеб Максимилианович делал доклады о первом пятилетнем плане.

В 1920-х годах в советской экономике сформировалось два разных подхода к планированию, которые получили название «генетический» и «телеологический». Эти понятия ввел работавший в Госплане выдающийся экономист В.А. Базаров (Руднев). Генетический подход предполагал анализ стихийно протекающих хозяйственных процессов и мягкую корректировку их в нужном направлении. Телеологический подход предполагал жесткую формулировку плановых заданий всем производственным единицам. В.А. Базаров предлагал сочетать генетический подход с телеологическим. Главным идеологом генетического подхода был Владимир Густавович Громан (1873 – 1932), главным идеологом телеологического подхода Станислав Густавович Струмилин (1877 – 1974). Интересно, что и Громан, и Струмилин были бывшими меньшевиками. Молва приписывала С.Г. Струмилину фразу «Лучше стоять за высокие темпы развития, чем сидеть за низкие».

Станислав Густавович Струмилин
Станислав Густавович Струмилин

Г.М. Кржиановский склонялся к позиции В.А. Базарова, но необходимость проведения индустриализации в кратчайшие сроки заставила принять телеологический подход, активным сторонником которого был Валериан Владимирович Куйбышев (1888 – 1935), который в 1930 году сменил Г.М. Кржижановского на посту Председателя Госплана.

Не была принята и другая идея Г.М. Кржижановского: разработать два плана. Один оптимистичный, а другой пессимистичный. При этом реальный итог хозяйственной деятельности должен был очутиться в интервале между этими двумя планами.

В конце 1920-х годов отношения между Советской властью и технической интеллигенцией сильно испортились. Летом 1928 года в Москве состоялся большой судебный процесс (Шахтинское дело) по обвинению нескольких десятков специалистов угольной промышленности во вредительстве. Одиннадцать обвиняемых приговорили к смертной казни, шестерым из них Президиум ЦИК СССР заменил смертную казнь на длительные сроки тюремного заключения. В декабре 1930 года состоялся процесс Промпартии. Подсудимые обвинялись в создании антисоветской организации и во вредительстве. На процессе говорилось о том, что в случае падения Советской власти подсудимые планировали сформировать правительство во главе с расстрелянным к тому времени П.И. Пальчинским (по своим деловым качествам он вполне подходил для такой роли). Пятеро подсудимых были приговорены к смертной казни, замененной 10 годами лишения свободы. Интересно, что главный подсудимый инженер Леонид Константинович Рамзин (1887 – 1948) , находясь в заключении, получил возможность работать по специальности, был освобожден в 1936 году, а в 1943 был удостоен Сталинской премии.

Леонид Константинович Рамзин
Леонид Константинович Рамзин

В настоящее время считается, что все эти процессы были сфальсифицированы. Как же было на самом деле? Честно скажу, не знаю… Несомненно, была бесхозяйственность, принимавшая зачастую вопиющий характер. Несомненно, были антисоветские разговоры. А про что-то большее сказать сегодня трудно.

Однако реальности индустриализации заставили советское руководство отказаться от огульного охаивания инженеров и сделать шаги навстречу технической интеллигенции. 23 июня 1931 года И.В. Сталин сформулировал «Шесть условий построения социализма». Пятым условием было: Изменить отношение к инженерно-техническим силам старой школы, проявлять к ним побольше внимания и заботы, смелее привлекать их к работе.

В 1930 году Г.М. Кржижановский был освобожден от обязанностей Председателя Госплана, и сконцентрировал свои силы на работе в Академии наук СССР.

В 1930 году в системе Академии наук был создан Энергетический институт, который возглавил Кржижановский. Вскоре он превратился в крупный научный центр, определяющий стратегию развития советской электроэнергетики.

В 1929 году Г.М. Кржиановский был избран действительным членом АН СССР и, фактически, стал комиссаром в Академии наук. Пост вице-президента АН СССР он занимал до 1939 года, когда его заменил относительно молодой и очень энергичный математик и прославленный полярный исследователь Отто Юльевич Шмидт (1891 – 1956).

М.В. Нестеров "Портрет Отто Юльевича Шмидта", 1937
М.В. Нестеров «Портрет Отто Юльевича Шмидта», 1937

В 1917 году Академия наук не приняла советскую власть. Но своей умной политикой советское руководство сумело добиться поддержки со стороны некоторой части академиков и благожелательного нейтралитета со стороны большей части членов Академии. Однако реальности индустриализации требовали более активного сотрудничества АН СССР с властью. С этой целью советское руководство приняло решение ввести в состав Академии наук 9 коммунистов: биохимика Алексея Николаевича Баха (1857 – 1946), политика Николая Ивановича Бухарина (1888 – 1938), геолога Ивана Михайловича Губкина (1871 – 1939), философа Абрама Моисеевича Деборина (1881 – 1963), инженера-энергетика Г.М. Кржижановского, историков Николая Михайовича Лукина (1885 – 1940), Михаила Николаевича Покровского (1868 – 1932), Давида Борисовича Рязанова (1870 – 1938), литературоведа Владимира Максимовича Фриче (1870 – 1929), Под академиков-коммунистов правительство выделило Академии дополнительные вакансии.

М.Н. Покровский и Д.Б. Рязанов не согласились баллотироваться в академики, считая себя недостойными столь высокой чести. Но в ЦК им сказали: «Надо!» — и они подчинились партийной дисциплине.

Но произошел скандал. Все кандидаты-коммунисты были избраны на заседаниях отделений, но Общее собрание Академии тайным голосованием не утвердило избрание троих кандидатов: А.М. Деборина, Н.М. Лукина и В.М. Фриче. Советское руководство сочло это свинством и на Академию было оказано жесткое давление. Некоторые наиболее решительные академики (в частности, великий физиолог Иван Петрович Павлов (1849 – 1936)), были возмущены таким попранием академических вольностей и хотели бороться до конца, но большинство академиков пошло на компромисс. Было проведено новое голосование в результате которого все кандидаты-коммунисты были утверждены. Но отношения между Советским правительством и Академией наук были сильно испорчены. Новому вице-президенту АН СССР Г.М. Кржижановскому пришлось их налаживать заново. И Кржижановский сумел найти общий язык со старыми академиками.

Портрет Александра Петровича Карпинского. Геологический музей им. В.В. Ершова МГГУ
Портрет Александра Петровича Карпинского. Геологический музей им. В.В. Ершова МГГУ

Президентом Академии наук СССР в 1917 – 1936 годах был престарелый геолог Александр Петрович Карпинский (1849 – 1936), известный своими фундаментальными исследованиями геологии Русской платформы. Он стремился к конструктивному сотрудничеству с советской властью и вполне устраивал советское правительство. Его правой рукой был первый вице-президент ботаник Владимир Леонтьевич Комаров (1869 – 1945), возглавлявший естественнонаучное отделение Академии и в 1930 году избранный вице-президентом АН СССР. Гуманитарные науки курировал вице-президент Академии лингвист Николай Яковлевич Марр (1865 – 1934), известный своими оригинальными идеями, не разделяемыми многими исследователями. В борьбе со своими научными противниками Н.Я. Марр и его ученики активно использовали административный ресурс, что их, разумеется, не украшало. Впрочем, этим в те годы не брезговали и некоторые исследователи в области естественных наук. Непременным секретарем АН СССР стал в 1930 году историк-коммунист Вячеслав Петрович Волгин (1879 – 1962) (его избрали академиком в 1930 году, после смерти Н.Я. Марра он стал вице-президентом Академии, курирующим общественные и гуманитарные науки). Пятым членом команды, руководящей Академией, стал вице-президент Г.М. Кржижановский.

В 1930-х годах АН СССР динамично развивалась. Создавались новые научно-исследовательские институты, щедро (учитывая возможности страны) финансировались научные исследования. Были созданы Отделения АН СССР в ряде союзных республик, Уральский и Дальневосточный филиалы АН СССР. В 1934 году АН СССР перевели из Ленинграда в Москву.

Особое внимание уделял Кржижановский созданному в 1935 году Отделению технических наук (ОТН) АН СССР, которое он курировал. Уже в 1932 году в Академию была избрана большая группа высококвалифицированных технических специалистов. После создания ОТН в его состав были включены руководимый Глебом Максимилиановичем Энергетический институт и Институт горючих ископаемых (директор Иван Михайлович Губкин (1871 – 1939)). В 1938 году в Отделении технических наук был создан Институт металлургии (директор Иван Павлович Бардин (1883 – 1960)) и Институт машиноведения (директор Евгений Алексеевич Чудаков (1890 – 1953)).

Академик И.М. Губкин за работой
Академик И.М. Губкин за работой

Г.М. Кржижановский стремился сглаживать конфликты между властью и некоторыми академиками (в частности, с математиком Николаем Николаевичем Лузиным (1883 – 1950)) и гасить склоки, которые, увы, нередко возникали в академической среде.

В 1932-1936 году Г.М. Кржижановский был по совместительству заместителем наркома просвещения РСФСР (союзного наркомата тогда не было), отвечавшим за развитие технического образования. Одновременно он занимал общественную должность председателя Совета научно-технических обществ СССР.

В июле 1936 года умер президент АН СССР академик А.П. Карпинский. Вопрос о новом руководителе решался достаточно долго. В конце концов президентом стал академик В.Л. Комаров, который устраивал и власть, и старых академиков. На посту вице-президента АН СССР, курирующего естественные науки, его сменил геолог-нефтяник Иван Михайлович Губкин (1871 – 1939).

В феврале 1939 года Кржижановский в связи с преклонным возрастом был освобожден от обязанностей вице-президента АН СССР и сконцентрировал свои силы на работе в Энергетическом институте, которым руководил до конца жизни. На посту первого вице-президента АН СССР Глеба Максимилиановича заменил относительно молодой и очень энергичный математик и прославленный полярник Герой Советского Союза Отто Юльевич Шмидт (1891 – 1956), который стал фактическим руководителем Академии наук. В начале войны он очень много сделал для перевода исследований Академии наук на военные рельсы, однако свойственный Шмидту авторитарный стиль управления вызвал недовольство многих академиков. В этом конфликте правительство СССР стало на сторону академиков и в 1942 году О.Ю. Шмидт был освобожден от занимаемой должности. Его обязанности перешли к пяти (!) вновь избранным вице-президентам АН СССР.

Профессора Московского энергетического института за работой. Фото С.О. Фридлянда. 1950-е
Профессора Московского энергетического института за работой. Фото С.О. Фридлянда. 1950-е

В 1957 году в Энергетическом институте под руководством 85-летнего Г.М. Кржижановского, был подготовлен предварительный план создания Единой энергосистемы СССР. В том же 1957 году в связи с 85-летием со дня рождения Кржижановскому было присвоено звание Героя Социалистического труда.

Глеб Максимилианович Кржижановский ушел из жизни 31 марта 1959 года в возрасте 87 лет. Он был похоронен на Красной площади у Кремлевской стены.

Часть экспозиции Музея-квартиры Г.М. Кржижановского. Москва, ул. Садовническая, д. 30, стр. 1
Часть экспозиции Музея-квартиры Г.М. Кржижановского. Москва, ул. Садовническая, д. 30, стр. 1

С.В. Багоцкий