Хирург из Нижнего Тагила: «Мы вообще ни от чего не защищены»

Интервью с одним из врачей, коллективно заявивших об увольнении

В 1-й городской больнице Нижнего Тагила уволились все хирурги. Они не хотят больше работать с предельной нагрузкой и низкой зарплатой.

Корреспондент сайта РОТ ФРОНТ успел пообщаться с одним из врачей. Нашим собеседником стал Зотов Никита Юрьевич, врач-хирург первой категории, среди прочих написавший заявление об увольнении.

Уставший врач— Какова средняя зарплата в вашем отделении?

— По официальной статистике у нас врач-хирург получает 70000 рублей. Чтобы заработать эти деньги, приходится работать 5 дней в неделю — это ставка — и также выполнять 8-9 дежурств в месяц. Мало кто представляет, что такое дежурство. Это когда ты приходишь на работу и уходишь с неё только вечером следующего дня. Полтора суток ты находишься на работе. Если работать на голую ставку, то 30000 рублей примерно выходит.

— Какова ситуация в других отделениях вашей больницы?

— Ничего конкретного сказать не могу, поскольку не владею точной информацией. Но коллеги тоже недовольны.

— Пресса пишет, что после увольнения ваших коллег из Демидовской больницы нагрузка на хирургов 1-й городской больницы резко возросла. Как на самом деле изменилось количество пациентов? [Демидовская больница — ещё одна городская больница Нижнего Тагила, где хирурги первыми решили увольняться. — Ред.]

Хирурги— В целом из-за этого и начались у нас все проблемы. Точную цифру сказать трудно, но количество пациентов увеличилось значительно. По моим ощущениям, физически стало в два раза тяжелее. При этом нас не обеспечили ни дополнительными кадрами, ни оборудованием. Дополнительного финансирования мы тоже не увидели. То есть если раньше, своим составом, мы оказывали помощь жителям одного района, то теперь обслуживаем весь город.

— Как повлияла на вашу больницу оптимизация лечебных учреждений, проводимая Министерством здравоохранения?

— Могу сказать, что у нас ничего не укрупнилось и не оптимизировалось. Единственное, наша больница теперь является межмуниципальным медицинским центром, в результате чего теперь мы принимаем больных из районов.

— То есть, на самом деле всё-таки «оптимизировалось»? Видимо, в глубинке сократили медучреждения и направили пациентов к вам…

— Это относительно небольшой поток, но, учитывая постоянную нехватку специалистов, это, конечно, усугубляет ситуацию.

— Есть ли в вашей больнице действующий профсоюз?

— Профсоюз есть [входит в систему ФНПР — Ред.], но его работы мы не видим. Лично я в профсоюзе не состою, взносы не плачу и вступать не собираюсь. Просто не вижу смысла в этом действии.

— Все ваши коллеги, как и вы, решили уволиться. Почему вы выбрали именно такой метод воздействия на администрацию?

Хирурги— Потому что других юридических методов не существует. Мы вообще ни от чего не защищены. Ни от недовольных пациентов, ни от администрации, ни от чего.

— Вы знакомы с примером медиков Орла, Тольятти, Новгорода? Поскольку по закону медицинским работникам бастовать запрещается, они объявляли «итальянскую забастовку». И добивались своего.

— Мы тоже об этом думали, прорабатывали разные варианты, но у нас своя специфика. Мы, например, не можем не остаться дежурить. Если откажемся дежурить по формальному поводу и уйдём домой, больные останутся без присмотра. При этом велик шанс, что утром мы найдём несколько трупов. Вот и получается, что или терпи и работай, или увольняйся и ищи где лучше…

Других выходов, кроме увольнения, мы не видим…

— Какой цели хотите добиться? На какой рассчитываете результат?

— Лично для меня зарплата не самый важный фактор. Написать заявление на увольнение меня вынудил возрастающий с каждым годом психологический и физический прессинг. При этом никаких перспектив я не вижу. Зарплата — ладно, если вместе с дежурствами, то хватает, чтобы семью прокормить. Не до жиру, понятное дело. Но самое главное — вот это постоянное увеличение нагрузки. Оно привело к тому, что мы просто не можем поступить иначе.

Было заготовлено ещё несколько вопросов, но Никита спешил в операционную на сложную операцию, поэтому связь пришлось прервать.

Уставший врачМассовое увольнение хирургов Нижнего Тагила — безусловно, акт отчаяния. Настоящий врач, дававший клятву Гиппократа, не может отвернуться от страдающего больного на основании конца официального рабочего дня. Это хорошо понимают чиновники, которые методично загоняют врачей в угол, ставят их в безвыходное положение. Мы не берёмся судить, были ли у хирургов какие-то ещё рычаги давления на администрацию. Может быть, они были, но врачи вовремя не разглядели их и не нашлось никого, кто мог бы поделиться опытом борьбы. А может быть, в этих условиях другого выхода не было.

Одно можно сказать точно. Страшный дефицит солидарности — главная проблема борьбы российских тружеников за лучшую жизнь. За редким исключением каждый коллектив, каждая группа, попавшая в сложное положение, вынуждена бороться в одиночку, и это сразу уменьшает шансы на успех. А представьте себе, каким эффективным был бы протест нижнетагильских хирургов, если бы их массово поддержали обычные граждане, их пациенты. Возможно, обошлось бы и без крайних мер. Но врачи и пациенты не подумали о взаимовыручке, не смогли или не захотели организоваться.. Старая как мир тактика «разделяй и властвуй» по-прежнему работает. Властям всё ещё удаётся сталкивать лбами трудящихся граждан.

Однако массовый и, по-видимому, организованный характер увольнения врачей даёт шанс на победу. Чиновники поставлены в ситуацию, когда им уже некем заткнуть дыру, и в сфере здравоохранения назрел коллапс. Возможно, это немного отрезвит алчных дельцов, у которых на врачей всегда «денег нет».

Мы будем следить за развитием событий.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .