Империализм в цифрах

Переведённая статья Тони Норфилда

В мире около 7 миллиардов человек, примерно в 200 странах. Тем не менее, очень небольшое меньшинство богатых, могущественных стран — или, скорее, богатых и влиятельных людей в этих странах управляют мировой экономикой. То, как это происходит, является предметом моих исследований и предметом многих статей в этом блоге. В этой статье я привожу статистические данные, чтобы подчеркнуть расслоение мировой экономики между небольшим количеством империалистических держав и остальными странами. Я приветствую любые комментарии к данному анализу.

Империализм в цифрах

Пять особенностей

Ленин выделил пять черт империализма, от решающей роли капиталистических монополий до развития «финансового капитала», экспорта капитала и территориального разделения мира между крупнейшими капиталистическими державами [1]. Хотя форма территориального деления и изменилась, но даже с закатом колониальных империй эти особенности продолжают описывать мировую экономику. Основываясь на данных из 180 стран, я привожу пять статистических показателей для изучения империализма сегодня.

Первая черта — это номинальный ВВП. Этот показатель производительности экономики является наиболее широко используемым в официальной статистике, хотя он и имеет ряд недостатков, например то что он скорее является мерой «присвоенной», а не созданной стоимости. [2] Тем не менее, данную цифру можно использовать для понимания реальной производительности экономики конкретной страны. Величину «присвоенной» стоимости можно также эффективно использовать для понимания производительности мировой экономики. [3] Конечно, страны с большим ВВП не обязательно богаты — у них может быть большая численность населения с очень низким средним доходом. Тем не менее, высокий уровень ВВП указывает на то, что страна имеет вес и, возможно, некоторое влияние на мировую экономику.

Вторая черта — размер военных расходов каждой страны. Эти расходы могут быть направлены на проведение внутренних репрессий, а не на проецирование силы во вне. Однако, примечательно то, что пять стран с крупнейшими оборонными затратами являются постоянными членами Совета Безопасности ООН, обладающими правом вето в совбезе ООН. В целом этот показатель выглядит как хороший маркер для определения империалистического статуса.

В качестве третьего показателя я использую цифры объема прямых иностранных инвестиций (ПИИ), принадлежащих каждой стране. Эти цифры не будут полностью отражать внешнюю экономическую мощь страны. Например, они исключают привилегии и льготы, возникающие в результате коммерческих и торговых отношений, которые могут иметь мало общего с владением компаниями и собственностью в других странах. Цифры ПИИ также не будут отражать силу, влияние и доходы, получаемые от владения иностранными активами (акциями и облигациями). Тем не менее, данные о ПИИ могут быть использованы в качестве одного из показателей того насколько страна может эксплуатировать работников в других странах.

Последние два показателя используются для определения финансовой мощи разных стран. Первый из них показывает контроль страны над банками, входящими в топ-50 крупнейших международных банков, второй отражает важность валюты страны в финансовых операциях центробанков других стран. Эти показатели далеко не всеобъемлющи, но они должны дать представление о том, насколько важны банки страны и насколько ее валюта принимается на международной арене [4]. Вероятно, основное параметр, отсутствующий в этих показателях, заключается в том, насколько страна может использовать финансовый сектор для «присваивания стоимости» у мировой экономики без использования собственных банков или своей валюты [5].

У каждого из статистических показателей, которые я использую, есть свои недостатки, но они предлагают простой способ обобщить ключевые характеристики экономического и политического положения страны в мире. Для того чтобы стандартизировать данные для сравнения, я установил самое высокое значение для каждого из показателей в 100. Это означает, что, например, если в одной стране самый высокий ВВП, то ее значение будет показано как 100. Другие страны с меньшим ВВП будет отображаться как доля от этого числа, например, 30.

Пять использованных показателей имеют одинаковый вес, а итоговое значение представляет собой среднее арифметическое от их суммы. Это итоговое значение и является показателем статуса страны. Результаты для разных стран показывают совершенно разные значения, и существует четкая иерархия между небольшим числом стран наверху и оставшимися странами со значительно меньшими показателями.

Таблица 1: Индекс империализма

Таблица "Индекс империализма"

ВВП — внутренний валовый продукт
ПИИ — прямые иностранные инвестиции

Примечания и источники: Рассчитано на основе исходных данных МВФ, СИПРИ, ЮНКТАД. Данные по ВВП были за 2011 год, данные о военных расходах за 2010 год, объем ПИИ за 2010 год, «ведущие банки» за 2009 год, валютные резервы центральных банков на конец 2011 года. Цифры для Китая включают Гонконг. Итоговое значение представляет собой среднее по всем показателям.

В таблице 1 приведены результаты для 20 стран, ранжированных по итоговому значению. США стоят в верхней части по каждому из показателей, с общим (средним) показателем 100. Следом за США идет Великобритания, набрав всего 32 балла. Великобритания стоит рядом со штатами только по значимости своего банковского сектора и значительно отстает по второму показателю (прямые иностранные инвестиции). Франция не сильно отстает от Великобритании, тратя немного больше на вооруженные силы и имея более высокий ВВП, но по другим показателям проигрывает. Германия стоит чуть ниже Франции. Это может показаться удивительным поскольку французская экономика меньше немецкой, а центральные банки различных стран держат немецкие ценные бумаги чаще чем французские. Но Франция имеет более высокий рейтинг с точки зрения военных расходов, прямых иностранных инвестиций и международных банковских позиций. Это хорошо коррелирует с тем, что Франция (как и Великобритания) являются более активным сторонниками войны.

Япония находится на значительном удалении от Германии в вопросе «имперскости», при этом значение ее индекса приближается к 23. Несмотря на то, что она является второй по величине мировой экономикой с точки зрения номинального ВВП, длительная стагнация нанесла ущерб ее банкам и сократила инвестиционные возможности японских корпораций за рубежом.

Китай является важным членом верхней группы в этой классификации, занимая 6-е место с итоговым результатом немногим менее 20 пунктов. Его ВВП в два раза меньше, чем в США, хотя цифры «паритета покупательной способности» значительно приближают его к лидеру. Военные расходы являются вторыми по величине в мире, хотя все еще составляют менее 20% от расходов США. Тем не менее, американские стратеги обеспокоены тем, что Китай обладает значительными людскими ресурсами и может мобилизовать их в интересах военных, а разрыв в аппаратных возможностях может быть не таким большим, как можно предположить. Показатель китайских ПИИ в основном состоит из гонконгских инвестиций. При этом нельзя недооценивать влияние, которое Гонконг дает Китаю в торговле и финансах. Несмотря на то, что Китай не имеет крепких позиции ни в отношении ведущих банков, ни в отношении активов своей валюты в зарубежных центробанках, эти факторы неизбежно изменятся в ближайшие несколько лет. Китай медленно развивает свою финансовую систему, его валюта все больше используется в международных торговых отношениях, а китайские банки намерены играть более важную роль в международных финансах.

После Китая идет значительный спад и итоговые результаты следующей группы стран, не превышают 12 пунктов. Эти страны не имеют особого индивидуального подхода по указанным показателям, но они могут получить некоторое влияние, будучи частью Европейского союза (или зоны евро), или обладая крупным банковским сектором и иностранными инвестициями (Швейцария), либо будучи политически близкими к США (Канада и Австралия).

Из так называемых стран БРИК Китай уже занял свою позицию. Россия, Бразилия и Индия имеют гораздо более низкий рейтинг, хотя у каждой из стран есть свои особые преимущества в глобальной системе (у России большой военный потенциал). Может показаться удивительным что Саудовская Аравия входит в список 20 ведущих странах, но именно так эти цифры и работают. Трудно представить эту страну независимым игроком, учитывая тесные связи саудовской королевской семьи с американским империализмом. Ее позиция в таблице обусловлена военными расходами, включая те субсидии, которые направляются оборонным подрядчикам в империалистических странах. При этом она также сыграла активную роль в подрыве протестов на Ближнем Востоке, особенно в Бахрейне.

Таблица № 2

Следующая диаграмма показывает те же данные и наглядно иллюстрирует уровень «имперскости». Индексы Великобритании, Франции, Германии и Японии составляют одну треть от индекса в США, при этом итоговый результат каждой из этих стран в несколько раз больше, чем итоговый результат оставшихся стран. Помните, что на этой диаграмме показаны только «топ-20» стран. 20-й член, Южная Корея, имеет индексное значение, равное всего 2,1 или одной пятидесятой части от итогового значения США и менее одной десятой от результата любой из крупных европейских держав и Японии. При этом далее по списку (не показан) идут более 100 стран со значением индекса менее 0,1.

Примечание: Высота каждого столбца определяется общим индексом страны, который затем разбивается на соответствующие компоненты. Страны обозначены их двухбуквенным кодом ISO. Будьте осторожны, потому что CH — это Швейцария, а не Китай (который является CN), а SA — это Саудовская Аравия, а не Южная Африка (эта страна не показана, так как она заняла 26-е место). Страны перечислены в том же порядке, что и в таблице 1.

Заключение

Роль США в мировой экономике – не новость для кого-либо так же как и факт наличия неравенства в распределении богатства, власти и влияния между разными странами. Тем не менее, эти статистические данные наглядно это иллюстрируют. Несмотря на то, что эти цифры приведены только за последние годы, в большинстве случаев ведущие империалистические страны находятся на своих позициях в течение десятилетий. Это, безусловно, относится к США и Великобритании. Они заняли свою ведущую роль не победив в мировом конкурсе популярности, а сформировав мир в своих собственных интересах с использованием экономической мощи и благодаря угрозам и насилию

Заключительным пунктом в индексе империализма является то, что положение отдельной страны может быть правильно понято только путем рассмотрения ее отношения к империалистической системе в целом, а не просто путем изучения того, является ли значение ее индекса большим или меньшим, чем у другой страны. Было бы глупо утверждать, что конкретное значение индекса означает то, что страна является империалистической, а меньший результат показывает обратное. Компоненты индекса отражают только отдельные измерения в системе. Разные показатели будут давать разные результаты.

Тони Норфилд

Великобритания как гегемон


Источники и сноски:
[1] Империализм, как высшая стадия капитализма, Глава 7 «Империализм как особая стадия капитализма». Доступно по ссылке.
[2] Анализ тезисов докторской диссертации Джона Смита, приведенный в статье «Империализм и закон стоимости», опубликованной в данном блоге 03.12.2011
[3] Валовый национальный доход (ВНД) был более подходящим параметром, так как он включает в себя чистый доход от собственности из-за рубежа. Однако данные ВНД гораздо более сложны для прочтения и восприятия.
[4] Что касается евро, я разделил последние данные об общем объеме резервов центрального банка в евро на составляющие, отражающие пропорции немецких марок, французских франков и т. д. по состоянию на 1998 год
[5] Здесь я имею в виду Великобританию. Смотрите статью «Экономика британского имериализма», опубликованную в этом блоге 22 мая 2011 г.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .