Иван Никифорович Худенко и его эксперимент

К 100-летию со дня рождения организатора советского сельскохозяйственного производства И.Н. Худенко

16 июня 2018 года исполняется 100 лет со дня рождения выдающегося организатора советского сельскохозяйственного производства Ивана Никифоровича Худенко (1918 — 1974).

И.Н. Худенко родился в крестьянской семье. В 1957 году, демобилизовавшись из армии, стал работать в Министерстве сельского хозяйства Казахской ССР. В начале 1960-х годов он начал свои эксперименты по совершенствованию экономических отношений в совхозах. Сперва в совхозе «Или» Алма-Атинской области, а затем в хозяйстве «Акчи» на целине.

Традиционная система оплаты как в сельском хозяйстве, так и в других отраслях предполагала учёт конкретных работ, проводимых тем или иным работником, и оплата их или согласно существующим тарифам, или в виде трудодней. С этой целью на каждую выполненную работу составлялись наряды, которые закрывались. Такая система не заинтересовывала работника в конечных результатах труда всего коллектива. Он делал свою работу, получал за неё деньги, а всё остальное его не касалось.

Иван Никифорович Худенко и его эксперимент

И.Н. Худенко

Сущность эксперимента, организованного И.Н. Худенко, заключалась в том, что работникам стали платить не за конкретно выполненные работы, а за конечные результаты труда всего коллектива в виде центнеров зерна или иной продукции. Создавались небольшие звенья по 4-5 человек, за которыми были закреплены земля и техника. Кроме того, создавались специализированные звенья, например, ремонтное, которые обслуживали производителей зерна.

Фонд зарплаты на центнер произведённого зерна определялся по среднему для региона уровню оплаты труда. Экономия затрат включалась в зарплату.

Зарплата звеньев, занимающихся ремонтом техники, не была сдельной. Им платили стабильные и немалые деньги, когда техника работала. А когда техника ломалась, деньги не платили. Поэтому ремонтники были заинтересованы так ремонтировать технику, чтобы необходимости в последующем ремонте не было.

Эту идею в далеком прошлом придумал один восточный владыка. Он платил своему придворному врачу, когда был здоров. А во время болезни не платил. Поэтому врач был материально заинтересован в том, чтобы пациент, на радость своим подданным, не болел.

Оплату труда по конечному результату, а не по отдельным операциям, придумал не Худенко. Она стала использоваться в советском сельском хозяйстве с середины 1950-х годов. Подозреваю, что она началась в ученических производственных бригадах, которые в это время начали создаваться. В этих бригадах работали школьники в учебное время по 2 часа, в неучебное – по 4-5 часов. Первая такая бригада была создана в Ставропольском крае в станице Григориполисской в 1954 году. В неё входило около 100 учеников. В бригаду отбирали по конкурсу – лодырей и нарушителей дисциплины не брали. За бригадой был закреплен участок земли, техника и агроном-консультант. Бригада осуществляла весь цикл работ, связанных с выращиванием урожая и работала на конечный результат.

Впрочем, структуры, подобные ученическим производственным бригадам существовали и раньше. В 1948 году бригадир одной из таких бригад школьник Турсунали Матказимов (1933 – 2004) в возрасте 15 лет стал Героем Социалистического труда.

В 1956 году станицу Григориполисскую посетили Никита Сергеевич Хрущев (1894 – 1971) и лидер Югославии Иосип Броз Тито (1892 – 1980), которые остались очень довольны увиденным. Вскоре опыт ученических производственных бригад начал распространяться по всей стране.

К сожалению, ученические производственные бригады стали одним из фундаментов грандиозной политической карьеры секретаря Ставропольского крайкома комсомола Михаила Сергеевича Горбачева (род. 1931), закончившейся развалом нашей страны.

В конце 1950-х годов на всю страну гремело работавшее по безнарядной системе звено Владимира Яковлевича Первицкого (1928 – 2017), выращивающее кукурузу. Правда, Первицкий работал не в обычном колхозе или совхозе, а в опытном хозяйстве НИИ.

Иван Никифорович Худенко и его экспериментВ 1960 году И.Н. Худенко направил в Совет министров СССР записку с предложениями о совершенствовании экономического механизма в отраслях, где затраты труда и число проведенных операций не всегда приводят к полезному результату. Он предложил платить работникам этих отраслей за конечный результат работы (с вычетом затрат). Записка была встречена благосклонно и в начале 1960-х годов И.Н. Худенко начал эксперимент в совхозе Илийский Алма-Атинской области.

Уже в первый год производство зерна в совхозе возросло в 2 с лишним раза. Одновременно за счет улучшения организации труда было сильно (почти в 10 раз) было сокращено число работающих. Особенно большие сокращения коснулись управленческого аппарата: из 132 управленцев осталось только двое: управляющий и бухгалтер. Что неудивительно: большинство управленцев в обычных хозяйствах занимаются оформлением нарядов, учётом выполненной работы, контролем, борьбой за трудовую дисциплину. Как писал замминистра сельского хозяйства А.Е. Елеманов, вся эта деятельность при новой системе стала ненужной.

В результате себестоимость центнера зерна снизилась почти в 10 раз. А зарплата работников возросла до 300 с лишним рублей.

Для того, чтобы трудоустроить сокращённых работников, Худенко предложил построить плодоовощной комбинат, снабжавший города Казахстана овощами и фруктами. Но средств на это не нашлось. Пришлось платить каждому сокращенному работнику пособие за счет хозяйства – 30 рублей в месяц. При наличии приусадебного хозяйства, на эти деньги можно было как-то прожить, но достаточно скудно. Поэтому начались конфликты: сокращённые работники требовали трудоустройства, что было невозможно.

За экспериментом в Илийском внимательно следил Никита Сергеевич Хрущев (о чем писал в своих воспоминаниях его сын).

О совхозе Илийский был снят документальный фильм «Человек на Земле». В конце 1964 года его просмотрел Леонид Ильич Брежнев и высказался в том смысле, что это дело преждевременное. По-видимому, его смутило резкое сокращение численности работников, которых некуда было девать.

После отставки Н.С. Хрущева эксперимент в Илийском был закрыт.

В конце 1960-х годов И.Н. Худенко добился проведения нового эксперимента во вновь созданном опытном хозяйстве по производству травяной муки «Акчи». Добавка в корм коровам такой муки, содержащей много белков и витаминов, поднимает удойность в полтора раза.

Эксперимент проводился вполне официально по постановлению Совета министров Казахской ССР. Его условия были согласованы с союзными органами. Эксперимент курировал заместитель министра сельского хозяйства республики Абдрахим Елеманович Елеманов (1916 – 1970).

Так же, как и в Илийском, основу структуры хозяйства составляли небольшие звенья.

В хозяйстве резко выросла производительность труда и качество производимой продукции.

Поскольку хозяйство было создано заново, проблемы с увольнением прежних работников не было. Но работников набрали мало. Как и в Илийском, управленцев было только двое: директор и бухгалтер. Интересно, что сам Худенко не претендовал на должность директора, предпочитая быть бухгалтером.

Производительность труда в хозяйстве «Акчи» оказалась в 6 раз выше средней по республике, зарплата выше средней в 2-3 раза. Работники добровольно отказались от приусадебных хозяйств: в них просто не было необходимости.

В «Акчи» приехал работать и архитектор из Алма-Аты, который строил пятикомнатные дома для работников хозяйства по индивидуальным проектам со всеми городскими удобствами.

Иван Никифорович Худенко и его экспериментУспехи экономические были следствием успехов социальных. Раньше работник думал только о своей операции – теперь он стал думать о успехе звена и хозяйства в целом. Это создало основу для развития самоуправления. Каждому работнику приходилось выступать и в роли руководителя, и в роли исполнителя. Труд из чисто исполнительского стал творческим. И существенно более разнообразным. Оказалось, что узкая специализация работника нецелесообразна с точки зрения организации производства.

Потогонной системы ни в Илийском, ни в Акчи, не было. Когда нужно, работали больше, а когда не нужно – меньше. Худенко говорил, что, если нет работы, нечего изображать труд, надо отдыхать. И если у работников хозяйства по каким-то причинам не было работы, то они брали автобус и уезжали купаться, загорать, резвиться с детьми. В колхозе был среднегодовой семичасовой рабочий день.

Не встретив активной поддержки у руководителей Казахстана А. Е. Елеманов неоднократно обращался в Москву. Вот один из его докладов:

«Секретарю ЦК КПСС тов. Кулакову Ф.Д.:
В совхозах Казахстана чрезвычайно раздут административно-хозяйственный аппарат. В среднем на совхоз приходится 110 работников этого аппарата. В течение одного месяца в совхозе требуется составить только по учету и оплате труда 15 тысяч различных накладных, учетных листов и других расчетных документов, содержащих 1 800 показателей».

В 1970 году эксперимент закрыли, причем самым безобразным способом, и даже не выдав работникам честно заработанных денег. И.Н. Худенко добивался отмены этого решения, ходил по инстанциям и редакциям газет, но безуспешно. В конце концов он совершил небольшое нарушение, за которое был отдан под суд. 12 ноября 1974 года Иван Никифорович умер в тюрьме. В коттеджи, построенные для работников совхоза, въехало районное начальство.

При всём при том следует заметить, что, несмотря на преследования, И.Н. Худенко никогда не скатывался на позиции антисоветизма и антикоммунизма.

Распоряжение о закрытии эксперимента в Акчи дал министр сельского хозяйства Казахской ССР Михаил Георгиевич Рогинец (1910 – 1980). Из публикаций по этому поводу осталась непонятной позиция руководства республики. Говорилось, что руководитель Компартии Казахстана Динмухаммед Ахметович Кунаев (1912 – 1993) относился к эксперименту Худенко положительно. По крайней мере, до поры до времени. Однако без санкции, или, по крайней мере, без благожелательного нейтралитета со стороны партийного руководства Казахстана министр вряд ли бы решился закрыть эксперимент, о котором знали в Москве.

В чём же причина закрытия эксперимента?

Много писали о том, что такой причиной были корпоративные интересы бюрократии, опасавшейся, что новый механизм, освобождающий хозяйства от повседневного контроля, приведёт к серьёзному сокращению штатов управленцев. Однако опыт постперестроечной действительности показал, что опасения управленцев были напрасными. Сегодняшние чиновники не контролируют повседневную деятельность колхозов и совхозов, однако их численность не только не сократилась, но даже и выросла. Объясняли закрытие эксперимента и обидой на то, что работники совхоза живут лучше чиновников.

Наверное, эти причины действительно играли определенную роль. Но главное было в другом.

Эксперименты Худенко показали, сколь большие резервы роста имеет советское сельское хозяйство. И что существующий хозяйственный механизм не дает реализовать эти резервы. Но руководство не могло не понимать, что широкомасштабному внедрению опыта Худенко мешало одно обстоятельство. Эксперимент привёл к сокращению в несколько раз числа работников. Их куда-то нужно было деть. Работников, высвободившихся одном хозяйстве, можно трудоустроить. Но если на этот механизм перейдут все хозяйства, то девать сокращенных работников будет некуда. И это серьезная проблема, пути решения которой были непонятны.

Один публицист писал о том, что массовое внедрение опыта Худенко приведет к высвобождению из сельского хозяйства около 25 миллионов человек. Об этом писалось с оттенком восхищения. Но о том, куда можно деть эти 25 миллионов, публицист не задумывался. Но государственный деятель, принимающий решения, думать об этом обязан.

Какие возможны варианты?

Первый вариант – создание в колхозах и совхозах предприятий по переработке сельхозпродукции, а также иных предприятий. Этот вариант и предлагал Худенко в Илийском. Деньги на строительство такого предприятия в одном совхозе, при желании начальства, скорее всего нашлись бы. А на то, чтобы построить такое предприятие в каждом совхозе, вряд ли. Да и не нужно столько предприятий подобного профиля.

Второй вариант – развитие в селе социальной инфраструктуры. Дело это, несомненно, полезное. Но дать при этом работу всем сокращённым вряд ли реально.

Третий вариант – сокращение рабочего дня. Если сократить рабочий день с 8 часов до 4, трудоустраивать придется не 25, а 20 миллионов человек. Что легче, но ненамного. Кроме того, при сменной работе возникают проблемы, связанные с закреплением техники за звеном. Ибо техника должна работать не 4 часа, а больше.

Четвёртый вариант – переселение в город. Сможет ли городская промышленность обеспечить переселенцев работой, неясно. Со временем, наверное, сможет. Но это произойдет не так быстро. Кроме того, при переезде в город семья потеряет собственный дом, на постройку которого были затрачены большие средства. Продать его будет трудно.

Пятый вариант – платить пособие по безработице. Сельский житель, получая небольшое пособие и имея приусадебный участок, выжить может. Но с большим трудом. Что мы и видим сегодня, когда большая часть сельского населения лишилась работы. И боюсь, что в этом случае часть высвобожденных работников пришлось бы превратить в милиционеров, охраняющих высокооплачиваемых работников совхозов от избиения безработными односельчанами.

Немаловажной была и идеологическая сторона дела. Эксперимент Худенко лишний раз показал слабости советского сельского хозяйства. Что подрывало авторитет советского строя.

В рамках советской экономики 1960-70-х годов хорошее решение не просматривается. Перевод всех хозяйств на систему, предложенную И.Н. Худенко, неизбежно породил бы очень серьезные социальные проблемы. Партийное и государственное руководство это понимало. Надо думать, именно поэтому Л.И. Брежнев назвал идеи Худенко несвоевременными.

Наверное, советскому руководству нужно было все это открыто и честно сказать, что, внедряя опыт Худенко, мы можем резко поднять эффективность сельского хозяйства. Но ценой серьезных социальных последствий.

Советское руководство не отвергало идею безнарядной работы на конечный результат. В том же 1970 году такие бригады появились в строительстве. Бригада Николая Анатольевича Злобина (1931 — 1997) из Зеленограда берёт подряд на строительство 14-этажного дома и сдаёт корпус под ключ. За это Н.А. Злобину присваивается звание Героя Социалистического труда (в 1985 году он станет дважды Героем). Вскоре «бригадный подряд» распространяется в строительстве.

Очень интересная деталь: для того, чтобы избежать уравниловки и материально поощрить лучших работников, экономисты предложили ввести понятие «коэффициент трудового участия» (КТУ) и разработали методику его вычисления. Однако многие бригады не захотели пользоваться КТУ и стали делить зарплату поровну. А иногда и по принципу: кому нужнее. Ибо хорошие отношения в коллективе дороже лишней десятки. Тем более что при хороших отношениях и работа идёт лучше и зарплата каждого члена бригады выше. Предсказание Карла Маркса блестяще сбылось: коллективный труд «снял» индивидуальное материальное стимулирование.

Майский Пленум ЦК КПСС 1982 года, обсуждавший Продовольственную программу, поставил задачу широкомасштабного перехода к коллективному подряду в самых разных областях народного хозяйства. Прежде всего, в сельском хозяйстве. После этого работе без нарядов на конечный результат была открыта зелёная улица. Разумеется, при условии, что других работников увольнять не будут.

К.б.н. С.В. Багоцкий

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .