К юбилею классика советской литературы

120 лет со дня рождения Л.М. Леонова

31 мая 2019 года исполняется 120 лет со дня рождения выдающегося советского писателя Леонида Максимович Леонова (1899 — 1994).

Леонид Максимович Леонов

Л.М. Леонов родился и вырос в Москве. Дед поэт, крестьянин, переехал в Москву и открыл бакалейную лавку в Зарядье. Его сын, отец писателя Максим Леонович Леонов (1872 — 1929), тянулся к литературе. Он писал неплохие стихи и даже публиковал их под псевдонимом Максим Горемыка. Поэзию отец будущего писателя сочетал с книгоиздательской деятельностью, торговлей книгами и журналистикой. Торговал он революционной литературой, за что подвергался преследованиям, отсидел год в тюрьме и в 1910 году был сослан в Архангельск. В ссылку М.Л. Леонов поехал с новой женой, а старая семья осталась в Москве. В Архангельске М.Л. Леонов стал издавать газету «Северное утро», где его сын опубликовал свои первые произведения.

Свою литературную деятельность Леонид Леонов начал её до 1917 года. Причем не как прозаик, а как поэт. Он, в частности, написал мистическую поэму «Земля», рассказывающую, как Сатана украл у Бога Землю. В начале 1918 года Леонид Леонов уезжает отцу в Архангельск и начинает работать в его газете.

В Архангельске власть формально был советской. Но в местном Совете заправляли меньшевики и эсэры, которые были не очень клоны подчиняться Советскому правительству в Москве. И газета, которую редактирует М.Л. Леонов, большевиков отнюдь не поддерживает. А юный Леонид Максимович даже публикует в ней статьи явно антибольшевистского содержания.

В августе 1918 года в Архангельске высадился английский десант и с властью советов было покончено. Вскоре Леонид Леонов был мобилизован в Белую армию и направлен в артиллерийскую школу. После её окончания Леонид Леонов получает офицерский чин.

Разложение Белой армии на Севере Леонид Леонов опишет позже в повести «Белая ночь» (1928).

В феврале 1920 года Красная армия освободила Архангельск.

Воевать за белое дело Леонид Леонов не хотел, уезжать за границу тоже. Он начинает работать в Архангельском отделении Российского телеграфного агентства, а затем поступает на службу в Красную армию.

В Красной армии служило немало офицеров, перешедших из белой армии. И многие из них служили хорошо и успешно. Штабс-капитан Леонид Александрович Говоров (1897 — 1955) даже стал Маршалом Советского Союза. Интересно, что в Коммунистическую партию он вступил только в годы Великой отечественной войны, уже имея звание генерал-лейтенанта.

Вскоре в Красной армии оценили литературные таланты Леонида Леонова. Он был назначен редактором армейской газеты.

Ни в годы Гражданской войны, ни позже, Леонид Леонов не был убежденным коммунистом. На сторону красных он перешел из чисто патриотических соображений, видя в красных силу, способную обеспечить будущность России. И не видя такой силы в белых.

В 1920-х годах литераторов с такими взглядами называли «попутчиками». Относились ним, в целом, неплохо, хотя ультралевые критики из Российской ассоциации пролетарских писателей время о времени публиковали разгромные рецензии на их книги.

В 1921 году Леонид Леонов направляется в Москву, где работает в редакции газеты «Красный воин». Он начинает заниматься не только журналистикой, но и литературой. Первый рассказ «Бурыга» он публикует в альманахе «Шиповник» в 1922 году. Главный герой этого рассказа, то ли человек, то ли зверь, очень напоминал популярного в 1970-х годах Чебурашку. Вполне возможно, что создатель Чебурашки писатель Эдуард Николаевич Успенский (1937 — 2018) позаимствовал идею у Леонида Леонова.

Вскоре Леонид Леонов становится популярным в литературных кругах. Его талант высоко оценил Алексей Максимович Горький (1868 — 1936).

Леонид Леонов сближается с семьей Михаила Васильевича Сабашникова (1871 — 1943), выдающегося дореволюционного книгоиздателя, ставшего сотрудничать с советской властью. В 1923 году он женится на его дочке Тане.

В 1925 году Леонид Леонов заканчивает работу над своим первым романом «Барсуки», дающим широкую картину российской жизни в предреволюционные годы и в годы Гражданской войны. В романе были ярко изображены и городские мелкобуржуазные слои и крестьянство.

«Барсуки» были первым советским романом-эпопеей. Его публикация сразу выдвинула Леонида Леонова в ряд ведущих советских писателей.

В 1927 году Леонид Леонов создает роман «Вор», рассказывающий о бывшем красном командире Дмитрии Векшине, превратившемся в годы НЭПа в уголовного преступника.

Как красный командир дошел до жизни такой? До поры до времени Векшин храбро воевал и продвигался по службе. Однако за жестокую расправу с пленным офицером и пьянство был исключен из партии и уволен из армии. А в НЭПовской Москве он наглядно увидел шикарную жизнь новых толстосумов и захотел такой же жизни. К предпринимательству он не был склонен и поэтому стал вором.

«Вор» Леонида Леонова – не единственное в советской литературе произведение о бойцах Гражданской войны, не нашедших своего место в НЭПовсой действительности. В 1925 году вернувшийся из эмиграции Алексей Николаевич Толстой (1883 — 1945) публикует повесть «Голубые города», а в 1928 году повесть «Гадюка». Но внутренний стержень героев А.Н. Толстого значительно крепче, чем у Дмитрия Векшина. Они не стремятся предать свое боевое прошлое и преуспеть в нэповской действительности.

Структура романа Леонида Леонова нетривиальна. В его центре не сами герои, а писатель Фирсов, который пишет о них роман. Позже эта идея была использована Михаилом Афанасьевичем Булгаковым (1891 — 1940) в «Мастере и Маргарите».

В 1928 году Леонид Леонов пишет пьесу «Усмирение Бададошкина», рассказывающую о нравах нэпманской среды. В основу сюжета пьесы Леонов положил один из сюжетных ходов появившегося незадолго до этого романа Ильи Арнольдовича Ильфа (Файнзильберга) (1897 — 1937) и Евгения Петровича Петрова (Катаева) (1902 — 1942) «Двенадцать стульев». Двое жуликов собирают среди нэпманов деньги на свержение советской власти, обещая жертвователям высокие посты в будущей России. И нэмпаны с жадностью клюют на приманку. Кто-то из них просит должность архимандрита, а рыботорговец Бададошкин мечтает стать фельдмаршалом. Но конец у Леонида Леонова принципиально иной. Сын Бададошкина, которого все считают недотепой, неожиданно сгребает все деньги, кладет в собственный карман и объявляет, что дом окружен. Впрочем, за дополнительное пожертвование он обещает спасти перепуганных нэпманов и обиравших их жуликов. Собрав дополнительные пожертвования, Бададошкин-младший спокойно уходит. После чего уезжает вместе с молодой женой своего папеньки. Справиться с буржуазным хищником нового поколения Остапу Бендеру не удалось.

Критики из РАППа активно ругают Леонида Леонова. Позже на встрече с И.В. Сталиным писатель скажет: «Товарищ Сталин… Если Вам когда-нибудь потребуется кричать на нас и топать ногами, делайте это сами. А не поручайте злым людям, которые совершают это с двойным умыслом». «Зачэм кричать?», — ответил Сталин с характерным акцентом. — «Зачэм топать?» (З. Прилепин. «Подельник эпохи»).

Книга Леонова "Соть"

В 1930 году Леонид Леонов пишет роман «Соть» о строительстве целлюлозно-бумажного комбината на Севере и о том, как это строительство изменило жизнь и природы, и людей. И, вместе с тем, «Соть» отличается от многих произведений об индустриализации тем, что Леонов видит не только приобретения, но и потери от разрушения природы и традиционного уклада жизни. И далеко не случайно в начале романа руководитель строительства Увадьев разрушает муравейник.

В 1932 году Л.М. Леонов пишет роман «Скутаревский» о трудном процессе врастания крупного исследователя-физика в советское общество. В 1935 году – роман «Дорога на океан», в котором попытался создать образ крупного партийного деятеля Алексея Курилова. По мнению писателя Захара (Евгения) Николаевича Прилепина (род. 1975), высказанного в книге «Подельник эпохи» прототипом Курилова был И.В. Сталин. В центре «Дороги на океан» – противостояние Курилова и бывшего белогвардейца Глеба Протоклитова.

Во второй половине 1930-х годов Леонид Леонов пишет пьесы «Половчанские сады», «Волк» и «Метель». В этих пьесах он пытается осмыслить репрессии конца 1930-х годов. Если в двух первых пьесах Леонид Леонов воспринимает репрессии, как заслуженное наказание, постигшее негодяев, то в «Метели» он осознает, что репрессии вырвались из под контроля, и начали бить по ни в чем не повинным людям.

В центре пьесы «Метель» два брата: Порфирий и Степан Сыроваровы. Порфирий сражался в Белой армии, потом эмигрировал. В эмиграции он очень скучал по России, в дальнейшем сражался в Испании в рядах Интербригад и, наконец, навсегда вернулся в Советский Союз. Вернулся в самый неподходящий для этого момент – в разгар массовых репрессий.

Брат Порфирия, Степан Сыроваров сделал при большевиках хорошую карьеру, став директором «чего-то». При этом он не забывал и Себя Любимого, подворовывая и беря взятки. Каким-то непонятным путем ему удалось перевести деньги за границу и теперь он собирается в заграничную командировку, из которой уже не вернется. Тех, кто может ему помешать, Степан устраняет с помощью доносов. И тут появляется брат Порфирий.

Степан искренне не понимает, почему Порфирий вернулся в СССР. Да ещё в такое время. Свое недоумение он выражает в длинных монологах. А Порфирий молчит. В результате ранения в Испании у него повреждено горло. За всю пьесу он произносит только одно слово. На вопрос «Где это тебя так?» он с большим трудом произносит «Гвадалахара…»

В конце 1930-х годов советская литература создала два выдающихся произведения, посвященного происходящим репрессиям. Это повесть Аркадия Петровича Гайдара (1904 — 1941) «Судьба барабанщика» и пьеса Леонида Леонова «Метель». В обеих рассказывается о достойном выборе, который делает человек в сверхтяжелой ситуации.

Пьеса «Метель» пользуется в стране большой популярностью. Её ставят многие театры. Но в сентябре 1940 года все заканчивается. 16 сентября 1940 года Оргбюро ЦК ВКП(б) принимает Постановление, решительно осуждающее пьесу. Пьеса была запрещена. Вновь она появилась на советской сцене только в 1962 году.

В годы Великой отечественной войны Леоиид Максимович Леонов пишет пьесу «Нашествие» и повесть «Взятие Великошумска». А после войны – пьесу «Золотая карета».

Победа в Великой отечественной войне привела к подъему национального самосознания. Стало очевидно, что Россия – это Великая страна. И, между тем, среди достаточно широких масс населения сохранялись представления о том, что россияне не способны на создание самостоятельных производственных, научных и художественных ценностей. И само лучшее, что они могут сделать: добросовестно и без особых претензий плестись вслед за развитыми странами Запада.

Выдающийся советский физик Петр Леонидович Капица (1894 — 1984) в своих письмах И.В. Сталину резко критиковал эту точку зрения, говорил о том, что наши соотечественники ничуть не хуже жителей Запада и способны достигать выдающихся высот во всех сферах деятельности. Этой же точки зрения придерживался и Л.М. Леонов. Свои взгляды по этому вопросу он изложил в статье «Рассуждения о великанах», опубликованной в «Литературной газете» 27 сентября 1947 года.

Ни Капица, ни Леонов коммунистами не были. Они были русскими патриотами, верящими в силы и возможности русского народа. И возмущавшиеся сознательными и бессознательными попытками подорвать уверенность наших соотечественников в своих силах.

Письма П.Л. Капицы и статья Л.М. Леонова инициировали кампанию борьбы с низкопоклонством перед Западом. К сожалению, эта кампания, вполне разумная по своему замыслу, была очень неумно реализована, и привела к прямо обратным результатам. Но обвинять в этом Л.М. Леонова бессмысленно.

Книга Леонова "Русский Лес"

В 1950 году Леонид Максимович Леонов начал работать над своим наиболее известным произведением романом «Русский лес». В этом романе впервые в советской художественной литературе была остро поставлена проблема охраны природы и рационального использования природных ресурсов.

Об охране природы Леонид Леонов впервые высказался в статье «В защиту друга», опубликованной в газете «Известия» 28 декабря 1947 года. Статья вызвала много откликов среди читателей и положила начало новому этапу природоохранного движения в СССР.

Основатель советского государства Владимир Ильич Ленин хорошо понимал важность охраны природы и поддерживал конкретные инициативы в этом направлении. Однако в годы индустриализации и Великой отечественной войны сплошь и рядом возникли объективные конфликты между природой и нуждами промышленности. И во многих случаях приходилось отдавать приоритет нуждам промышленности. Зачастую это приводило ко взаимному непониманию между властью и защитниками природы. Это непонимание раздувалось честолюбивыми карьеристами, делавшими свой гешефт на борьбе с тем, кто шел не в ногу.

В центре романа «Русский лес» конфликт между лесоводами Иваном Матвеевичем Вихровым, отстаивающим разумные ограничения в вырубке лесов, и Александром Яковлевичем Грацианским – сторонником неограниченных рубок.

У Грацианского очень много прототипов и действовали они не только в лесоводстве, но и в других сферах. Среди таких деятелей можно упомянуть лидера Российской ассоциации пролетарских писателей (РАППа) Леопольда Леонидовича Авербаха (1903 — 1937), «философа естествознания» Эрнеста Яромировича Кольмана (1892 — 1979), Исая Израилевича Презента (1902 — 1969), активного члена «банды четырех» в КНР литератора Яо Вэньюаня (1931 — 2006). Главным направлением их деятельности был поиск врагов в литературе, науке и народном хозяйстве и их обличение. За этими обличениями нередко следовали организационные и не только организационные выводы. «У нас в литературе на одну поющую птицу приходится три клюющих», — писал Исаак Эммануилович Бабель (1894 -1940) о литературных нравах 1920-х годов.

Либеральные авторы объясняют появление подобных деятелей порочностью коммунистической идеологии. Но Леонов показывает, что это не так. Механизм формирования личности будущего борца против буржуазной идеологии в лесоводстве изображен в «Русском лесе» очень четко и убедительно.

Сашенька Грацианский – развитый эрудированный мальчик из благополучной семьи, вращающийся в интеллигентном обществе и услышавший там много умных мыслей. Эти умные мысли он получил в готовом виде, без каких-либо собственных размышлений и поисков. Несмотря на свой интеллектуальный блеск, он живет не собственными мыслями, а светится отраженным светом. Ибо, по существу, проблемы, стоящие за этими мыслями, его не интересуют. Тем не менее, богатая эрудиция питает его преувеличенные представления о собственном интеллекте и превосходстве над окружающими. И цитаты из сочинений Фридриха Ницше (1853 — 1900) греют его душу.

Отличительной чертой Грацианского является сильнейшее стремление к самоутверждению, сочетающееся с полным отсутствием интереса к миру вне себя и его проблемам. Такое отсутствие интереса делает его творчески бесплодным и неспособным создавать реальные ценности. Об этом очень четко сказал юному Саше жандармский полковник Чандвецкий, предложивший молодому человеку деловое сотрудничество:

«Давайте же взглянем вместе в зеркало, я помогу вам разобраться в ваших собственных чертах… Итак, вы хотите жадно и много, но мнимые таланты ваши исчезающе мелки, людей вы знаете по романам, Россию же – из вороватых бесед с дворником и дачным водовозом… и, наконец, рубашки и горничных вам выбирает мать. Разве не правду я говорю? Кроме того, вы мнительны и физического страданья боитесь больше любого позора. Вид чужого горя скорее раздражает, чем огорчает вас… даже не потому, что это пробуждает мучительные гражданские чувства, – ведь вы же не терпите никаких обязательств! – а оттого, что это придает дурной привкус житейским радостям, мороженому, в том числе… не так ли?.. любите мороженое, молодой человек? Нет, вы далеко не баррикадный деятель… Словом, отлично разбираясь в конструкциях, в логике всего на свете, вы ничему не научитесь и ничего не свершите в жизни… так что к закату кровь в вас прокиснет от бесплодия и зависти к ближнему, к здоровью, дарованьям, к исправному пищеваренью, даже к духовным мукам его, из чего выплавляются не только шедевры, но еще такие, более священные, вовсе незримые и недоступные вашему пониманию сокровища – как разочарованье гения. Наверно, не сумев выбиться в Прометеи, вы приспособитесь на роль коршуна к одному из них… и вам понравится с годами это жгучее, близкое к творчеству, наслажденье терзать ему печень, глушить его голос, чернить его ежеминутно, чтобы хоть цветом лица своего с ним сравняться. Итак, неважный с вас получается портрет! Однако же полностью осознанное ничтожество является не меньшей движущей силой: тот же талант, лишь с обратным знаком. Такие‑то и нужны нам… не потому, что бежать им от России не с чем и некуда, а оттого, что подобные вам ненавидят объекты зависти своей еще сильнее нас. Я не сулю вам хорошо меблированного философского покоя, Грацианский, и не на должность Гиганова приглашаю вас, я вас в главные демоны зову… которые и оставляли самые глубокие, наиболее памятные, доныне так великолепно кровоточащие следы в истории нашей злосчастной планеты. Лишь крупного шага человек способен перешагнуть этот ров, отделяющий вас, может быть, от подлинного величия… не скрою, с обратным знаком, разумеется! Так испытайте же себя, рискните, покажите свою волю, сверхчеловек, как вы именуете себя в той тетрадке с должностями. Прыгайте смелее, мы не дадим вам упасть. Ну, любое для начала… о Крайнове, о Слезневе, даже о самом себе!..»

Грацианский не решается стать агентом охранки. В интеллигентной среде такое не принято. Но мудрый полковник Чандвецкий проводит блестящую оперативную комбинацию, подсунув Саше любовницу. Расхваставшись перед ней, Грацианский невольно предает революционера Крайнова. Это предательство, разумеется, не сознательное, но и далеко не случайное.

Нет, разумеется, никаких оснований подозревать Авербаха, Кольмана и Презента в сотрудничестве (хотя бы и невольном) с царской охранкой, но психология этого типа обрисована Леонидом Леоновым абсолютно верно. Опять-таки напомним, что большинство прототипов Грацианского, выступавших от имени пролетариата, не имело к пролетариату никакого отношения. Так, отец Л.Л. Авербаха был владельцем нескольких пароходов, плававших по Волге. [Однако это ничего не доказывает — вспомним происхождение Энгельса и Ленина. — Ред.]

Отличительная черта деятелей, подобных Грацианскому, — стремление бежать впереди паровоза. И тем самоутверждаться, как в собственных глазах, так и в глазах общественности. В 1975 году бывший борец против вредительства в науке Э.Я. Кольман попросил политического убежища в Швеции, после чего направил «Открытое письмо Л.И. Брежневу», в котором писал: «В СССР нет элементарных демократических прав: вместо выборов — голосование за навязанных сверху кандидатов; отсутствие гласности в политической жизни; запрещение забастовок и профсоюзов интересам государства; запрещены политические дискуссии, над всем властвует универсальная цензура; правдивая информация подменяется пропагандой лжи…» Как говорится: «Чья бы корова мычала…»

В этом поступке нет ничего странного. Кольман всю жизнь бежал впереди паровоза. В 1930-х годах паровоз шел влево и Эрнест Яромрович боролся со вредительством в науке, в 1975 году паровоз пошел вправо и Эрнест Яромирович опять оказался впереди.

За конфликтом между Вихровым и Грацианским стоит противостояние двух миров — мира созидателей и мира разрушителей. Мир созидателей представляет Вихров, мир разрушителей – Грацианский и его соратники Чередилов, Андрейчик, Ейчик, Чик. Мир разрушителей не интересует будущее – им важно утвердиться здесь и сейчас. Путем разрушения это сделать легче.

Одним из представителей лагеря разрушителей является доцент Чередилов. По своей натуре он человек компанейский и не злой. Что же толкнуло его в лагерь Грацианского? Вспомним его ночную беседу с Вихровым, где он задает глобальный философский вопрос «А зачем Жизнь?» Вихров просто не понимает вопроса. Для него, отнюдь не преуспевающего в современном мире, жизнь прекрасна и удивительна.

Несколько позже этнограф Лев Николаевич Гумилев (1911 — 1992) введет понятие о жизнеутверждающих и жизнеразрушающих идеологиях. Связь этих представлений с «Русским лесом» достаточно очевидна.

Как человек положительный, доцент Чередилов много размышляет на тему о том. как заниматься наукой, не допуская методологических ошибок. И он приходит к вполне логичному выводу: чтобы избежать ошибок, нужно вовсе прекратить заниматься наукой. Все дальнейшее ясно.

Для Грацианского и его ученика Чередилова такое понятие, как «истина» принципиально не существует. Поэтому поиски истины – занятие совершенно бессмысленное. В конце XX века эти представлении легли в основу философии постмодернизма. С точки зрения этой философии истинны те идеи, которые находят своего покупателя. И не более того.

У «Русского леса» счастливый конец. Дочка профессора Вихрова Поля, в начале романа стыдившаяся своего отца, узнает правду; Грацианский кончает жизнь самоубийством, а Иван Матвеевич Вихров продолжает свою плодотворную научную деятельность.

Леонид Максимович Леонов

В «Русском лесе» Л.М. Леонов поднял много острых проблем советской действительности. Роман широко обсуждался в печати, на читательских конференциях и просто на кухнях. В 1957 году за роман «Русский лес» Леонид Леонов был удостоен Ленинской премии в области литературы и искусства.

В 1963 году Леонид Леонов публикует повесть «Evgenia Ivanovna», которую он начал писать ещё в 1938 году и неоднократно перерабатывал. В повести рассказывается о судьбах бывших белогвардейцев после окончания гражданской войны. Его героиня Евгения Ивановна, эмигрировавшая из России и ставшая женой английского профессора, приезжает с мужем в Советский Союз и встречает своего бывшего возлюбленного. Вернувшись в Англию, Евгения Ивановна умирает.

В конце жизни Леонид Максимович Леонов опубликовал огромный философско-мистический роман «Пирамида». Я не решаюсь его комментировать.

Многими чертами своего творчества Леонид Леонов напоминал Федора Михайловича Достоевского (1821 — 1881). Отрицательные герои произведений Леонида Леонова гораздо интереснее положительных. И по своей психологии, и по мыслям, ими высказываемым. В изображении психологической мерзости этих персонажей Леонов следует лучшим традициям Достоевского.

У Леонида Максимовича Леонов были достаточно сложные отношения с религией. Судя по всему, он придерживался христианских взглядов, но его вера был не вполне ортодоксальной. Как у Федора Михайловича Достоевского.

Леонид Леонов не был коммунистом, и, в отличие от многих деятелей советской культуры, не пытался изображать из себя убежденного коммуниста. Он никогда не состоял в рядах КПСС. Судя по всему, он достаточно скептически относился к перспективам строительства Нового Общества вообще и ко многим реалиям советской жизни в частности.

Тем не менее, Л.М. Леонов обладал многими чертами, заслуживающими уважение.

Прежде всего, Леонид Максимович был патриотом. И хорошо понимал, что Родина у него только одна. Он не эмигрировал и не пытался эмигрировать после Гражданской войны. Герой его пьесы Порфирий Сыроваров вернулся в СССР в самый, казалось бы, неподходящий для этого момент. А благополучная жена английского профессора Евгения Ивановна умерла, не выдержав жизни вдали от России. [Однако следует помнить, что патриотизм тоже имеет классовую природу и, в конечном счёте, ставится на службу тому или иному классу. — Ред.]

В своих произведениях Леонид Леонов не повторял установки вышестоящих инстанций, а решительно ставил проблемы, которые он считал нужным ставить. Например, проблемы, связанные с охраной окружающей среды, которые широкая российская общественность осознала именно после появления романа «Русский лес».

Л.М. Леонов не был бездумным оптимистом. Он очень хорошо понимал, что многие проблемы, волнующие наших современников, не имеют простых решений. И опасался непредсказуемых последствий чрезмерно лихих действий. Здесь писатель был во многом прав.

2 марта 1990 года в газете «Литературная Россия» появилось письмо 74 литераторов Верховному Совету СССР, критически оценивающее происходящие в стране события. Л.М. Леонов подписал это письмо пятым.

К сожалению, «письмо 74-х» было составлено не самым лучшим образом. Его авторы явно недооценивали социально-экономическую сторону происходящих событий и чрезмерно акцентировали внимание на национальных проблемах. Тем не менее, подпись Леонида Леонова свидетельствовала о его решительном неприятии происходящего.

Леонид Максимович Леонов

Леонид Максимович Леонов был удостоен звания Герой социалистического труда (1967), награжден шестью орденами Ленина, орденом Отечественной войны первой степени, орденом Октябрьской революции, орденом Дружбы народов. В 1946 – 1970 годах он был депутатом Верховного совета СССР. В 1972 году был избран академиком АН СССР. В 1949 и 1950 годах выдвигался на Нобелевскую премию в области литературы.

Леонид Максимович Леонов умер 8 августа 1994 года в возрасте 95 лет.

С.В. Багоцкий