Как аккуратно убить «скорую помощь»

Водитель из Нижнего Тагила рассказывает о планах по переводу на аутсорсинг

В 2020 году весь мир столкнулся с новой глобальной проблемой – пандемией коронавирусной инфекции. Вирус проверяет на прочность все мировые системы здравоохранения, а вслед за ними экономику. В нашей стране «эффективные менеджеры», несмотря на глубокий кризис здравоохранения, по-прежнему ведут неустанную работу по его разрушению. Эта «оптимизация» рано или поздно коснётся каждого из нас… Один из эпизодов этого «эксперимента» над народом попал в фокус внимания нашей редакции. В городе Нижний Тагил было решено «снизить издержки» и перевести всех водителей карет «скорой помощи» на «аутсорсинг». Нам удалось побеседовать с одним из водителей.

Скорая помощь Нижний Тагил

— Здравствуйте! Кем Вы работаете на «скорой»?

— Я работаю водителем и, с одной стороны, в этой истории затронуты мои интересы. С другой стороны, квалификация позволяет мне устроиться на любую другую работу. Но к этому делу я прикипел, поэтому буду отстаивать наши права. Не хочу, чтобы таким важным делом занимался частник, это неправильно. Тем более, что есть плохие примеры, к чему приводит этот перевод (на «аутсорс» — Прим. ред.). Считаю это своим гражданским долгом.

— Не могли бы Вы рассказать, какова сейчас ситуация с переводом транспорта станций «скорой помощи» Нижнего Тагила на аутсорсинг?

— Перевод ведётся, но встречает сопротивление: возмущаемся всем коллективом, написали коллективное обращение и будем его распространять. Начинаем сотрудничать с профсоюзом «Действие». У них есть успехи в этих делах. Они работают в Благовещенске, Петрозаводске и вообще по всей России. Через несколько дней будем проводить собрание, и создавать у нас первичную организацию профсоюза. (Во время подготовки материала в редакцию сообщили, что собрание профсоюза состоялось, учреждена первичная профсоюзная организация. — Прим. ред.) Написали коллективное письмо министру здравоохранения Свердловской области. Привлекаем все возможные ресурсы, письмо подписали более 180 человек.

— Сколько водителей планируется перевести на аутсорсинг?

— Около 140 водителей.

— Как они отнеслись к этой инициативе?

— Абсолютное большинство относится негативно. Есть те, кто опасается высказать своё мнение: боятся, что их не возьмут на новую работу. Лично я не хочу к частнику, я полностью против перехода и открыто об этом заявляю.

— Чем людей пытаются заманивать в частные руки? Предлагают заработную плату поднять?

— Что нам только ни обещали! Но мы в эти обещания не верим. Для этого у нас есть веские причины. Я нахожусь на связи с водителями Благовещенска, Петрозаводска и некоторыми другими водителями, которые уже работают на «аутсорсе». Все говорят одно и то же: поначалу, зарплата повысилась, но очень скоро была «оптимизирована». То есть, в первые месяцы, пока бизнесмены на ноги встают, выполняют обещания, но дальше начинают экономить на людях.

— Какова ситуация с эпидемией коронавируса в вашем регионе?

— Была тяжёлая ситуация, но начиная с 14 ноября наметился спад. На этой неделе стало ощутимо меньше больных. Тем не менее, смертей много. И отмечу, что среди заразившихся стало больше встречаться молодых людей. Буквально сегодня ночью умер мужчина. 36 лет ему было. Да. Умер в экипаже «скорой помощи» при транспортировке из одной больницы в другую.
Текущая ситуация в Нижнем Тагиле с эпидемией коронавируса (по состоянию на 30.11.2020 – Прим. ред.)

— Вы сказали, что общаетесь с коллегами из других регионов. Наверное, обменивались опытом с ними, сами размышляли… Как полагаете, что изменится в работе «скорой помощи», если переход состоится?

— Во-первых, появится текучка кадров, которая повлечёт за собой ненадлежащее исполнение водителями их обязанностей. Потому что сейчас, пока мы работаем под руководством Минздрава, нас каждые полгода обучают оказанию первой медицинской помощи, каждые три месяца мы сдаём экзамены на знание правил дорожного движения и многое другое. Понятное дело, частник этого делать не будет. Водители будут как таксисты, при всём моём уважении к их профессии. Соответственно, что от них ожидать, никто не знает.

Во-вторых, снизится зарплата, как показывает практика. А за маленькую зарплату хороший водитель работать не пойдёт. Значит, будут принимать тех, кому негде работать, кого уже никуда больше не берут. Тут нужно понимать, что водитель «скорой помощи» – это неотъемлемая часть бригады, он должен знать медицинское оборудование. То есть, когда медики на адресе, мне говорят принести какое-нибудь оборудование, которое им нужно. И я знаю, как оно называется, для чего нужно и где лежит.

Оборудование скорой помощи
Список оборудования «скорой помощи»

Я беру и несу им нужное оборудование на этаж, чтобы не терять время. А здесь им придётся самим ходить, потому что водитель им не понесёт ничего. В первую очередь, потому что у него этого нет в обязанностях. А во-вторых, он не будет знать, что нести. Скажут ему: неси кардиограф, а он принесёт дефибриллятор. Это упущенное время.

— Поддерживают ли водителей медики? Вы сказали, что на их работе изменения тоже скажутся не лучшим образом.

— Да, понимают и поддерживают. В подписях под письмом в Минздрав и в ролике, который мы записали, нас поддерживают 70 процентов медиков.

И это только малая часть, которая не привлечена сегодня к работе. Ведь на работе нам строго запретили даже при наличии свободного времени выступать, давать интервью и прочее. Это только одна подстанция «скорой помощи» на видео.

— Для чего, по Вашему мнению, вообще затеяли этот переход?

— Сразу скажу, что о повышении эффективности работы тут речь не идёт. Это простое отмывание денег. На сегодняшний день машиночас обходится в 445 рублей. В прошлом году было подороже: 465 рублей, потому что там были премии. В этом году платят «ковидные» надбавки и не платят премии, поэтому чуть подешевле.

Частник предлагает платить ему 850 рублей за машиночас, хотя я уверен, что сумма будет меняться в большую сторону со временем.

Вот и получается 30 машин отработают около 766 080 часов за три года (Это т.н. горизонт планирования Минздрава; 365 дней умножить на 3 года, умножить на 24 часа, умножить на 30 машин — Прим. ред.). Умножаем на 450, получается 344 736 000 рублей, это при наших текущих расценках.

Теперь умножаем 766 080 на 850. Получаем 651 465 000 рублей. Разница составляет 307 088 000 рублей.

Это чистый убыток для государства. Да на эти деньги можно и имеющиеся машины обслуживать, новые закупить, обучение проводить на высшем уровне и многое другое.

Нам обещают, что после перехода дадут новые машины, но они и так в основном новые. Автопарк хороший, возраст – год или два, а работать они могут до пяти лет. Зачем его менять, кроме как для отмывания денег? Незачем. О каком повышении эффективности можно говорить, если они хотят забрать наши 38 машин и дать взамен 33 новых? Каким именно путём будет повышена эффективность, нам не рассказывают. Поставили перед фактом, что мы вас продали и всё. Диалог с нами не ведётся.

— Как Вы считаете, учитывает ли руководство печальный опыт перехода на аутсорсинг в других регионах? Например, в Екатеринбурге после перехода сразу начались проблемы.

— Нет, не учитывают. Я им приводил пример Копейска, где вместо 12 машин Фридман (пермский бизнесмен Евгений Фридман — Прим. ред.) предоставил только 6. После этого «скорая помощь» стала просто загибаться. Они вынуждены были расконсервировать старые машины и работали на них.

Они говорят, что там было плохо, а у вас мы проследим, чтобы всё было хорошо. Всё будет якобы на нашем контроле.

— Если случится переход на «аутсорс», под чьим руководством Вам придётся работать?

— Нас хочет забрать «Ростех». А точнее, его совместное или дочернее предприятие ООО «РТ-Социальная сфера» (бывшая «РТ-скорая помощь» — Прим. ред.) Все условия тендера и торгов подстроены под них. Остальные участники подставные, а Фридман вообще участвовать в торгах не будет.

Уведомление о сокращении

— Спасибо за Ваши ответы. Желаем Вам и Вашим коллегам успехов в отстаивании своих прав.

От редакции. Нетрудно заметить, что все реформы «социалки» в России идут тем же путём, что и реформы на Украине и в других бывших советских государствах. Уже сейчас российские чиновники намеренно ухудшают условия работы врачей, переводят на «аутсорс» водителей, обманывают медиков с надбавками. Этим они добьются дальнейшей деградации здравоохранения. А потом объявят, что «бесплатная медицина неэффективна», и прикроют её вовсе. Не верите? Недавно на Украине был принят закон об отмене бесплатной медицинской помощи. Почему бы не провернуть то же самое в России?

И ведь сделают. Если мы их не остановим.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .