Как живут те, кто создаёт богатство олигархов? Рассказывает вахтовик с Севера

Интервью с рабочим-вахтовиком подрядной организации «Роснефть» и «Башнефть»

Россия — страна с огромной площадью и большими запасами природных ресурсов. Из этого обстоятельства выходит главное предназначение нашей страны в мировой системе разделения труда. Экономическая роль России, уготованная капитализмом, — это сырьевой придаток более мощных держав. А население нашей страны — не более чем обслуживающий персонал для «трубы», и платить ему надо столько, чтобы не умерли с голода.

Люди, работающие в тяжелейших условиях Севера, создают главное богатство российских олигархов. По идее, они бы должны получать достойную, своевременную оплату при полном соблюдении условий труда. Так ли обстоят дела на самом деле?

Чтобы выяснить, как живётся рабочим-вахтовикам, наша редакция взяла интервью у рабочего ООО «ГлавЭнергоМонтаж» (ГЭМ) ИК «НОРД». Предприятие занимается строительством на объектах ПАО НК «Роснефть» и ПАО АНК «Башнефть», расположенных на побережье Баренцева моря (Ненецкий автономный округ). Штат персонала, занятого на работах, составляет около 500 человек.

Наш собеседник — простой рабочий, машинист сваебойной машины. Он управляет специальным трактором-болотоходом с возможность установки и забивания свай.

— Здравствуйте. Расскажите немного о вашем графике работы.

— График два через один: два месяца работа, один отдыхаю. Можно дома два или даже три месяца просидеть, если работы нет, но на вахту можно уехать и на три, и на пять месяцев.

— И тогда отдыхаете прямо на вахте?

— Да.

— Как у вас оформлено трудоустройство. По трудовому кодексу, есть у Вас на руках трудовой договор?

— Да, договор есть.

— Соблюдается ли график два месяца через один?

— Нет. Человек со мной заезжал вместе: помощник. Он планировал вахту на семь месяцев: сразу обозначил, что приехал на семь месяцев, через полтора месяца его домой отправили, даже вахту не доработал свою.

— Почему?

— Сказали, что больше не нужен.

— Вот вы пишете, что на «малой родине» смешные зарплаты. Это сколько?

— На вахте у меня 100 тысяч рублей оклад. Дома получается 25 или 30 тысяч. Ещё у меня стройка дома, и на эти деньги мало что построишь.

— Вы также говорили, что задержки по зарплате всегда по два, три месяца. Всех устраивает такое положение дел?

— Если бы не устраивало — не работали бы. Большая текучка, много новых людей. Раньше были старые — те, кто по три-пять лет отработал. Когда я приехал первый раз, разговаривал с ними, разговаривал про задержки по зарплате. Они говорили: не волнуйся, отдадут в ту же вахту. Действительно, с задержками отдавали. А сейчас совсем беда.

— На сегодняшний день (декабрь 2020 г.) какая задержка по заработной плате?

— Получается, август, сентябрь, октябрь работал. В начале ноября домой приехал и вот с августа ни копейки не видел: аванс получил и всё.

— Как вообще оплата устроена?

— Деньги на карту приходят.

— Скольким рабочим ещё денег должны?

— Должны всем. Просто я уезжал в начале ноября. Тем, кто оставался дальше работать, отдавали остатки за август и что-то, чуть- чуть давали за сентябрь. Платили только тем, кто оставался на объектах. Больше о выплатах не слышал.

— Вы говорили, что была ранее организация «КНЭМ», а потом она переименовалась в нынешнюю «ГЭМ». А руководство осталось прежнее?

— За руководство сказать не смогу, но база, офис, цеха, техника всё осталось прежним. Изменилось только название.

Тундра и вышка

— До интервью вы коротко упомянули о наличии неких штрафов. Можно об этом поподробнее?

— С штрафами очень сложная история. У конторы есть собственная служба безопасности (СБ). На каждом объекте всегда присутствует один или два сотрудника СБ. Приезжают также на вахту на несколько месяцев. По идее они должны следить за порядком, но в тундре воровать не имеет смысла (не получится вывезти), дизтопливо тоже некому продавать и спиртного днём с огнём не найдёшь. Не знаю, чем они должны заниматься, но по факту катаются по объектам на служебных автомобилях и ловят тех, кто, например, без каски или курит в неположенном месте.

— За что штрафуют?

— Могут приехать в ночную смену и проверить, вдруг кто-нибудь спит. Средний штраф за нарушения 5000 рублей. Поскольку с порядком, как правило, всё в норме, каждый из них старается найти себе какое-нибудь занятие. Один таким образом пересчитывал ложки. Другой на моих глазах в обед всех встречал у столовой, а вечером встречал у входа в городок, чтобы раньше положенного времени не прошли.

— Трудовой договор у Вас на руках, значит оформлены по трудовому кодексу. Но в трудовом кодексе про штрафы не сказано. Штрафы из премии вычитают? Как начисление оплата труда происходит?

— Например, у «Башнефти» служба собственной безопасности обладает полномочиями автотранспортной инспекции (вроде ГИБДД). Она может остановить водителя и оштрафовать его за не пристёгнутый ремень, за превышение скорости, за нахождение в состоянии алкогольного опьянения. Но штрафы за нарушения далеко не такие как у ГИБДД: не пристёгнутый ремень безопасности — тридцать тысяч рублей, превышение скорости — до пятидесяти тысяч. Значительно больше, чем обычно.

— Если вы выполняете свои трудовые обязанности и при этом, например, не пристегнули ремень безопасности, когда едете к месту работы, служба безопасности имеет право Вас оштрафовать?

— Делают хитрее: штрафуют мою организацию за то, что я нарушаю правила, а соответственно моя организация вычитывает с меня.


— В стране и мире свирепствует коронавирус… Как обстоят дела с санитарными ограничениями?

— Одно время заставляли, чтобы в масках ходили. Сейчас по-другому: когда на объект едем, все проходят обсервацию, мазки все сдают, а там есть тундра и случайных людей нет.

— Как это происходит? Где проходит обсервация?

— Размещают на турбазе. Посторонних никого нет. Приезжает доктор, берут анализы и всё. Ждём две недели — и улетели.

— Это время, которое вы проводите на обсервации, оплачивается?

— Семьдесят процентов от оклада.

— Какие условия размещения?

— Пионерский лагерь бывший. Обычные кровати с сеткой стоят.

— Пионерский лагерь это для лета, а зимой?

— Я был там в августе. Для августа нормально. Сейчас не знаю.

— Вы говорите, что там рабочие со всей России. Большая «текучка» кадров и при этом каждый сам за себя. На вахте люди как на подводной лодке: оттуда ни приехать, ни уехать. Что им мешает какие-то общие свои интересы найти?

— Это везде сейчас так, по всей России, каждый больше за себя переживает. Я предлагал несколько раз выступить с протестом, а в ответ: вдруг хуже сделаем, а вдруг уволят и всё такое.

— Как руководство объясняет задержку зарплаты?

— Руководство просто улыбается и говорит: ждите. Они ничего не объясняют.

— Они просто с Вами на контакт не идут?

— Я буквально позавчера звонил кадровику. Она говорит то же самое: ждите, ждите сегодня, ждите завтра, скоро всё будет и т.д. и т.п.

— То есть, никакого решения они не предлагают и конкретных сроков не обозначают?

— Нет, не предлагают. Не называют.

— Рабочие понимают, что это не их проблемы, что это руководство должно всё решать? Или верят в обещания и просто готовы ждать?

— Кто-то верит, кому-то деваться некуда, кто-то работу другую ищет…

От редакции. Финансовый оборот «Роснефть» и «Башнефть» — миллиарды рублей. Рабочим, даже с окладом в 100 тысяч рублей, платят по факту мизерную зарплату за работу в таких сложных и суровых условиях. А на деле, как выясняется, даже этих денег не платят. Если сидеть сложа руки и ждать подачек от работодателя, можно так и не дождаться ни денег, ни работы. И это факт, который подтверждает практика. Если люди живут по принципу «каждый сам за себя», то обмануть их становится проще простого.

Сколько еще нужно терпеть несправедливость чтобы это понять? К сожалению, приходится завершать данное интервью достаточно банальной, но уже неоднократно проверенной на практике мыслью: достойная жизнь при капитализме не даётся сама собой. Её приходится завоёвывать.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .