Крановщики Казани: история протеста

У рабочих есть только те права, которые они отвоевали в борьбе

Утром 24 июля 2019 года на на двадцати стройках Казани встала работа: более 40 машинистов башенных кранов отказались выполнять свои обязанности. Остановились краны на жилых комплексах «Салават Купере», Richmond, «Норвежский лес», «Мой ритм», на стройплощадке полилингвальной школы на улице Бондаренко и ряде других объектов. По всей стране разнеслась новость о начале бессрочной забастовки.

Накануне, 23 июля, группа «Крановщики Казани», входящая в профсоюз МПРА, опубликовала на своей странице «Вконтакте» девять коллективных требований к фирмам-застройщикам и номера Общий вид стройкителефонов нескольких членов профсоюза. Остановки кранов можно было избежать, связавшись с протестующими по указанным номерам до восьми утра следующего дня, но, как и следовало ожидать, на контакт с рабочими никто не вышел.

Крановщики требовали наведения порядка в сфере безопасности труда и соблюдения санитарных правил и норм. Один из членов профсоюзной ячейки Юрий Шарипов в разговоре с корреспондентом газеты «АиФ – Казань» разъяснил: «Начнем с главного: это не забастовка, а остановка кранов в связи с их технической неисправностью, отсутствием документации и прочими причинами, которые являются угрозой для жизни и здоровья окружающих».

К примеру, в день начала забастовки, когда корреспонденты агентства Kazanfirst осматривали объекты, они заметили, что на стройплощадке жилого комплекса «Мой ритм» краны выходили за территорию. Двадцать метров стрелы висели над дорогой, а координатной защиты, которая не позволяет сдвинуть каретку крана за пределы стройплощадки, просто не было. «Все, что защищает людей на территории за забором от того, чтобы им в окна гаком не приехало, — это только моя воля и мое состояние здоровья! А если мне вдруг станет плохо и я потеряю рычаги управления, все то, что висит на конце стрелы, полетит в окно соседнего дома. Вот что такое кран! Когда мы говорим об этом, нам отвечают: „Ладно-ладно, вы поработайте, придут, что-нибудь сделают!“ Но это ненормальные условия труда», — прокомментировал ситуацию Юрий Шарипов.

Официальные данные государственных органов полностью подтвердили правоту бастующих. В 2018 году в Казани Приволжским управлением Ростехнадзора было проведено 93 проверки, привлечено к административной ответственности 15 должностных и 17 юридических лиц. 13 башенных кранов приостановили работу. За шесть месяцев 2019 года проведена 41 проверка, привлечено к ответственности шесть должностных и пять юридических лиц, остановлено семь кранов. Всего в столице Татарстана 224 башенных крана.

Несоблюдение техники безопасности и режима трудового дня может привести к трагическим последствиям. Еще в прошлом году на проспекте Альберта Камалеева башенный кран упал на жилой дом, повредив два балкона на 14-м и 15-м этажах. Машинист получил легкие травмы. Кран работал во время шквалистого ветра, который и стал причиной падения. В этот момент он поднимал панель. В отличие от других, устоявших кранов, он не был прикручен, а ходил по рельсам. 17 апреля 2019 года на территории строящегося объекта возле дома №89 по улице Павлюхина с высоты 50 метров упала стрела башенного крана, повредив здание трансформаторной подстанции и припаркованный рядом автомобиль.

Также в списке требований бастующих соблюдение трудового законодательства: заключение официальных договоров и найм квалифицированных сотрудников. Сейчас на стройплощадках Солидарность Набережных Челновзачастую нет опытных стропальщиков — людей, курирующих работу кранов с земли. Иногда люди без квалификации нанимаются даже не стропальщиками, а крановщиками. На одном из крупнейших объектов, недалеко от Советской площади, за рычагами сидел работник с патентом продавца продовольственных товаров.

Особо важный для крановщиков вопрос – продолжительность рабочего дня и обеспечение других трудовых прав и гарантий на уровне Трудового кодекса Российской Федерации. Крановщик Владимир Водолазов, со стажем работы более 15, лет рассказал, что за 300 часов, которые он проводит в кабине за месяц, получает около 50 тысяч рублей. «Мы вынуждены работать не по 8 часов, а по 12 и выше, что запрещено. Каждые четыре часа должен объявляться перерыв. Переработки не оплачиваются, они идут единой ставкой – 200 рублей в час. Но мы вынуждены работать в таком режиме, иначе зарплаты не будет хватать на жизнь», – говорит он. Поэтому казанские крановщики требуют, чтобы их работа оплачивалась по тарифу 500 рублей в час, тогда месячная зарплата оставит 75–85 тысяч рублей.

Крановщица Анна Смирнова пожаловалась, что из-за напряженного рабочего графика совсем не видит своих маленьких детей. «Женщине очень тяжело работать в таких условиях. Никакой личной жизни нет, приходится оставлять детей. Чтобы выплачивать ипотеку, приходится пахать. Мы работаем в постоянном напряжении – нервы на пределе. Видите – кран взял груз и качается. Они все в очень плохом состоянии, тормоза не держат, стропы старые», – рассказала женщина сотрудникам информационного агентства «Татар-информ».

Привлечь сотрудника к сверхурочным работам без его согласия можно лишь в исключительных ситуациях и не больше, чем на 120 часов в год. Но это правило практически не имеет силы, поскольку сами работники уверены в том, что, чаще выходя на «сверхурочку», можно больше заработать. Это не так. Например, коллектив работает по 8 часов в день, получая зарплату в размере стоимости рабочей силы. В нем появляются «передовики», готовые работать сверхурочно. Их зарплата становится несколько выше общепринятой стоимости рабочей силы и у них появляются автомобиль, мебель подороже, чем у других, и прочие предметы роскоши. Вдохновленные их примером коллеги начинают тоже работать сверхурочно. И через какое-то время все вдруг замечают, что на прежнюю, восьмичасовую, зарплату уже не проживешь. И даже не потому, что возросли «стандарты потребления». Упала зарплата — ее можно просто не повышать, дальше инфляция сделает все сама.

Еще одно требование рабочих касается обязательного страхования жизни и здоровья машинистов башенного крана. А также включения их в программу социальной ипотеки — люди, которые строят дома, зачастую не имеют своих квартир. В заключении крановщики требовали официальных проверок всех достигнутых между стройкомпаниями и рабочими договоренностей.

После начала забастовки хозяева строительных фирм попытались найти штрейкбрехеров:  на некоторые стройки приехали люди из Нижнего Новгорода. В один из кранов посадили пенсионерку 66 лет, которая через несколько дней отказалась работать. На другом объекте крановщика заставили перелезать с одного крана на другой.

Тем временем в поддержку своих коллег из Казани выступили крановщики из других регионов России. Крановщики Воронежа записали видео, в котором говорят, что они сталкиваются с такими Поддержка из Новокузнецкаже проблемами. «Воронеж с вами!» — сказали авторы ролика. Жители Волгограда тоже решили записать видео. По их словам, у них процесс объединения крановщиков начался только весной, но они все равно поддерживают своих коллег из Татарстана. Солидарны с татарстанскими рабочими и москвичи. «Мы хотим жить в безопасном и качественном жилье. Генподрядчиков к ответу!» — гласили их плакаты.

А самарская группа «Неведомая Земля» записала песню под названием «Кузя Иванов», ставшую своеобразным гимном стачки казанских крановщиков. Оригинал песни был сочинён американским рабочим активистом и музыкантом Джо Хиллом более 100 лет назад. Она поднимает актуальный для любой забастовки вопрос штрейкбрехерства. Те, кто выходит на работу вместо бастующих, соглашаются работать на износ в опасных условиях, вредят одновременно и своим товарищам, и себе самим.

В «Салават Купере» начали приезжать машинисты из других городов, которые находились в такой же ситуации. С 24 июля по 1 августа в Казани прошел второй в мире слет крановщиков. Первое подобное мероприятие состоялось в Израиле, и теперь крановщики из разных регионов России съехались в Казань. Машинисты из Самары, Волгограда, Ижевска, Ханты-Мансийска и даже Израиля специально приехали посмотреть на акции своих коллег в столице Татарстана. Эти люди хотели увидеть, как организована работа, как построено профсоюзное движение, взаимодействие с политическими партиями, депутатским корпусом. Всего в слете приняли участие около 40 человек. Они встретились в торговом центре «Парк Хаус» и обменялись опытом.

Крановщик из Екатеринбурга Владимир Овчинников рассказал, как приехал поддержать своих протестующих коллег в «Салават Купере»: «С утра стал свидетелем того, как замдиректора фирмы „Ак таш“ запугивал крановщиков, рассказывал, что найдет способы повесить на них простой и сделать так, что они нигде больше не смогут работать. Все это я видел собственными глазами. Начальник службы безопасности привез на стройку местного участкового, который пытался протест оформить как митинг. Безопасники пробовали заставить органы МВД как-то повлиять на нас, но у них это не получилось. Ко мне подошел начальник службы безопасности объекта и, так как я стоял с телефоном и все снимал, начал угрожать».

По словам Овчинникова, утром следующего дня он снова приехал к «Салават Купере» и попытался заговорить с рабочими, которые трудились на башенном кране. «Хотел подойти к ним, спросить, как они себя чувствуют, чем их запугали. Там прямо у забора стоит кран, на котором работал один молодой парень. Я спросил у него – ты крановщик? Мы тут собираемся на слет, подъезжай, поговорим о проблемах. Но он ответил, что вовсе не крановщик, а слесарь и поднимался на кран для ремонта». По мнению Овчинникова, молодой человек просто не имеет опыта управления краном и скрывает это, хотя именно за ним и работал последние два дня.

Владимир Овчинников добавил, что в его адрес начали поступать угрозы от службы безопасности стройки. «Буквально через несколько минут после того, как я пообщался с крановщиком, меня на своей машине попытался сбить молодой человек, который накануне представлялся начальником службы безопасности. После вышел из автомобиля с угрозами, схватил меня за руку и хотел затащить на территорию стройки, чтобы выяснить, кто я и что делаю возле нее. Я не испугался и меня просто выгнали, пообещав обвинить в краже, если обращусь в полицию».

Крановщики Казани: история протеста

Митинг крановщиков Казани

Вечером 5 августа, несмотря на дождь, крановщики вышли на митинг, чтобы отстоять право на безопасный труд. В поддержку рабочих и в знак солидарности на митинг вышли также долевые участники ряда проблемных жилых строек, горожане, чьи права пострадали, активисты движения против строительства мусоросжигательного завода. Акция собрала более 130 человек. В рядах митингующих можно было заметить дольщиков одного из домов ЖК «МЧС», требовавших свои квартиры. Жильё, которое в 2012 году начало строить ООО «Фон», они должны были получить в 2016 году, но до сих пор ждут, так как стройка стала из-за отсутствия финансирования, а переговоры с новым подрядчиком завершились лишь в 2019 году.

В тот же день, подтверждая слова бастующих о несоблюдении работодателями норм безопасности, на площадке «Салават Купере» упал один из башенных кранов. Примечательно, что 1 августа на этом объекте прокуратура и Ростехнадзор якобы проводили комплексную проверку, однако представителей СМИ и профсоюзов на нее не допустили.

По словам крановщика Владимира Водолазова, настоящую причину аварии руководство скрыло: «Они заявили, что якобы это произошло из-за подмытия грунта, однако на самом деле было допущено грубейшее нарушение техники безопасности. Во-первых, разгрузка шла за территорией стройплощадки, что строжайше запрещено. Во-вторых, у крана не сработали ограничители грузоподъемности или их вовсе не было. Он рухнул потому, что поднимал больший вес, чем тот, на который рассчитан».

Спустя месяц были подведены предварительные итоги акции. Уже 24 июля одна из фирм согласилась поднять оплату труда до 350 рублей в час. Руководство пошло на уступки спустя всего несколько часов после начала борьбы, однако вскоре из-за малочисленности протестующих отказалось от выполнения своих слов. Позже в некоторых фирмах хозяева повысили зарплату, хоть и Солидарность в Казанинезначительно. Если до забастовки платили по 200 рублей в час, то теперь 210, за сверхурочные – 265, в выходные и праздники – по 315 рублей в час. Несколько фирм перешли на восьмичасовой часовой рабочий день и согласились на оплату сверхурочной работы согласно Трудовому кодексу. В трудовых договорах появился пункт СОУТ – специальная оценка условий труда во вредных или опасных условиях. Благодаря ей рабочие смогут рассчитывать на дополнительные дни к отпуску и льготную пенсию. Кроме того, крановщиков стали страховать от несчастных случаев на производстве. Надзорные органы начали проводить положенные по закону проверки, пусть и для галочки. До этого проблемы строителей абсолютно игнорировались на протяжении двух лет.

Фактически никто из участников забастовки не был уволен или оштрафован за прогулы или простои. Все угрозы уволить протестующих – лишь попытка психологического давления. Для увольнения работодатель обязан подготовить приказ, утвержденный руководителем компании, где должна быть указана точная причина расторжения договора. Работника с приказом знакомят лично, под подпись. В трудовую книжку вносится запись. Также обязательно должен быть проведен расчет с работником. Даже если трудовой договор не был заключен, увольнение все равно незаконно, а работодателя можно привлечь к административной и уголовной ответственности.

Идея забастовки вызревала с прошлого августа – сразу после Дня строителя крановщики встретились, чтобы обсудить, как жить дальше. На тот момент они друг друга даже не знали. Мысли о том, как действовать, у всех были разные – их обобщили и начали двигаться. Первым делом изучили закон о профсоюзах, начали В поддержку крановщиков Казаниписать претензии, жалобы, призывы. Создали чат в WhatsApp, в который добавляли всех знакомых крановщиков.

К решению создать профсоюз крановщики пришли ближе к новогодним праздникам. Сначала обратились в профсоюз строителей Татарстана, затем в МПРА. Первичную организацию – межрегиональную профсоюзную рабочую ассоциацию Республики Татарстан – крановщики создали в апреле, в нее вошли 45 человек, то есть треть всех работающих крановщиков республики. Акцию с остановкой кранов назначили на середину июля, потому что в этот период нужда в кранах очень высока, строительные объекты возводятся по этажам, и каждый час простоя больно бьет по карману работодателя.

Следующий шаг – проба сил. Через 11 месяцев с момента первой встречи были подготовлены инструкции для крановщиков: как правильно вести себя с работодателем, как разговаривать на стройке, вести записи. Еще в мае профсоюз организовал первую акцию: на майские праздники заблокировали три крана на одной из стройплощадок. Через три дня простоев оплата труда на майские праздники была официально увеличена с 200 до 300 рублей в час.

Таким образом на наших глазах развернулась одна из наиболее громких забастовок в современной России. Рабочие Казани, объединенные настоящим, боевым профсоюзом, сделали решительный шаг в борьбе за свои права. Именно так должны действовать трудящиеся. Капиталист идет на уступки только тогда, когда боится потерять прибыль. Хочется пожелать, чтобы все рабочие России брали пример с крановщиков Казани в борьбе за свои трудовые права.

Андрей Игумнов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .