Кто такие «ковид-диссиденты» и почему они опасны

Мнение читателя

Термин «ковид-диссидент» появился совсем недавно. Но уже прочно вошёл в наш обиходный словарь. Если говорить совсем упрощённо – то под ним понимаются люди, которые… не верят в коронавирус.

«Что за абсурд?» – спросит человек, привыкший к научному способу познания мира. «Что значит – не верят в коронавирус? Может, они ещё не верят в гелиоцентрическую модель Солнечной Системы?»

Однако не стоит упрощать. Да, в современном обществе с беспрецедентной доступностью информационных источников нам приходится сталкиваться с самыми разными формами «веры» и «неверия». Есть люди, которые не верят в то, что земные космонавты уже были на Луне, и вообще в реальность космических полётов. Есть люди, которые верят в то, что миром управляют инопланетные пришельцы. Есть даже те, кто на полном серьёзе сомневается в сферичности Земли.

Ковид-диссиденты

Но если в этих и многих других случаях речь идёт лишь о чудачестве отдельных мелких групп, взгляды которых объективно не могут нанести серьёзного вреда, то в случае «ковид-диссидентства» мы сталкиваемся с гораздо более обширным явлением, последствия которого могут оказаться весьма и весьма опасными.

И для того, чтобы понять эту опасность – сначала разберёмся с тем, кто же такие «ковид-диссиденты» и что они проповедуют.

Кто такие «ковид-диссиденты»?

Наиболее радикальная версия «ковид-дисиденства» – это вера в то, что коронавируса не существует как такового. Как следствие – и защищаться от него не нужно, и в разработке лекарств и вакцины нет никакой необходимости.

При этом подвергается сомнению сам факт эпидемии, а всё происходящее воспринимается, как грандиозная инсценировка. В качестве авторов этой самой инсценировки называются самые разные структуры – от российской власти до мировых фармацевтических компаний и даже международного правительства. Цели этой грандиозной спецоперации тоже видятся самые разные. Завуалировать мировой капиталистический кризис. Приучить граждан к тотальному контролю. Разъединить людей и сделать их неспособными к объединению. Создать повод для запрета массовых мероприятий. Обосновать внедрение дистанционного образования. Осуществить тотальное чипирование населения с целью дальнейшего контроля поведения и мыслей, а то и управления ими. И даже – ни много, ни мало, – целенаправленно изменить человечество.

Разумеется, с точки зрения сторонников озвученной версии, вся эта спецоперация с самого начала сопровождается массированной кампанией дезинформации через СМИ, которые сообщают о тысячах и тысячах «несуществующих» умерших. Разумеется, медицинские работники, которые «якобы борются с вирусом», тоже «говорят то, что им велели». Иногда приходится даже слышать «версии» о том, что в качестве врачей по телевизору выступают актёры, а пациентам за согласие изобразить коронавирусного больного выплачиваются гонорары.

Ковид-диссиденты

Другая, менее радикальная ветвь «ковид-диссидентов», самого вируса не отрицает. Однако при этом подвергает сомнению наличие эпидемии и утверждает, что в рамках, опять же, правительственной спецоперации, опасность вируса существенно преувеличена. «На самом деле он не страшнее гриппа, а власти намеренно врут нам о масштабах и запугивают население!» – часто можно слышать от них. Цели же, для которых якобы осуществляется это преувеличение, формулируются ровно такими же, как их видят и отрицатели коронавируса, как такового.

«Больные коронавирусом умирают не от него!» – такой вывод многие комментаторы соцсетей сделали ещё весной, когда среди первых жертв большинство людей оказались носителями тех или иных хронических заболеваний. При этом никому из них не пришла мысль о том, что в этом нет ничего удивительного – ведь человек с хроническим заболеванием, конечно же, более слабый. Кроме того, вирус и сам по себе, как и говорили медики, способствовал обострению многих хронических болезней. Наконец, более разумные пользователи быстро заметили, что если такую логику развить дальше, то можно прийти и к совсем абсурдным выводам. Например, что и от падения с высоты ещё не умер ни один человек – ведь убивает в этом случае не само падение, а соударение с землёй!

Сейчас, когда мир захлестнула уже вторая волна эпидемии, приходится весьма часто слышать и такой аргумент: «Бесполезно защищаться, носить маски и выполнять санитарные требования, ограничивающие наши свободы, всё равно переболеют все!» Только не задумываются такие «ковид-фаталисты» о том, что процесс «переболевания всех» может быть длительным и постепенным, а может оказаться лавинообразным. Но в первом случае у системы здравоохранения, – той самой, о состоянии которой сегодня не вспоминает только ленивый, – появляется определённый запас времени. И запас этот может быть использован для подготовки коек, для производства необходимого оборудования в нужном количестве, для выработки требуемых объёмов медикаментов и вакцины, для осуществления многих других необходимых мероприятий. [Но будет ли использован? Это большой вопрос. Во всяком случае, для нашей страны. – Ред.] В конце концов, следует помнить, что и штат врачей далеко не бесконечен, а их работоспособность не безгранична. В случае же мгновенной массовой вспышки с ней придётся бороться лишь теми средствами, которые окажутся в наличии здесь и сейчас. И если при медленном течении эпидемии есть шансы, что система здравоохранения выдержит нагрузку, то во втором варианте и коек, и лекарств, и тех же аппаратов ИВЛ, и просто специалистов будет катастрофически не хватать. И тогда измученным почти круглосуточной работой врачам придётся прибегать фактически к военно-полевым методам сортировки, и решать – кому из пациентов в условиях дефицита медикаментов и аппаратуры дать шанс выжить, а кого считать безнадёжным. Так что фраза о том, что «всё равно все переболеют» должна иметь неотъемлемое продолжение – «и выживут самые сильные».

«Карантинные и санитарные меры нарушают наши права!» Вот здесь уже хочется выразиться не очень цензурно. Потому что когда права нарушаются по-настоящему, причём не «мировой закулисой» и не абстрактной «властью», а вполне конкретным работодателем, то почему-то массового и активного противодействия, даже вполне мирными и законными методами, в большинстве случаев мы не наблюдаем. Но желающих показать свою «смелость», игнорируя санитарно-гигиенические требования, демонстративно пренебрегая масками и устраивая чуть ли не показательные пикники в каждые тёплые выходные, увы, предостаточно. Тем более что, – будем объективны, – российские власти ни весной, ни сейчас не применяли таких жестких мер, как в тех же самых США или Европе.

Ковид-диссиденты

Так, во время первой, весенней волны эпидемии штраф за первичное нарушение карантина во Франции составлял 135 евро, при повторном нарушении его размер возрастал уже до 1500 евро. Ну, а если «фрондёр» продолжал упорствовать, то мог расстаться уже с 3700 евро, а то и угодить под арест на срок до шести месяцев. А в Великобритании начиная с октября для человека с симптомами коронавируса либо контактировавшего с человеком, у которого был выявлен коронавирус, при нарушении карантина штраф составляет до 1000 фунтов (почти 1,3 тысячи долларов США). При повторном нарушении штраф возрастает до 10 тыс. фунтов (13 тыс. долларов США).

Может быть, в либеральной Европе столь строгие меры применяются только к заболевшим, у которых уже выявлено заболевание? Вовсе нет. В Италии ношение масок всеми гражданами сегодня обязательно не только в магазинах и общественном транспорте, но и на открытом воздухе, при этом штраф за отсутствие маски составляет от 400 до 1000 евро. В Германии с середины августа в федеральной земле Северный Рейн — Вестфалия для игнорирующих маски введён штраф в размере 150 евро, а в других землях размеры подобных штрафов могут достигать и 500 евро. И эти примеры далеко не единичны.

Однако российские «ковид-диссиденты» имеет возможность демонстрировать своё безразличие к общественным интересам с существенно меньшим риском. При этом ещё и не стесняясь называть других людей «недоумками», «рабами» и «стадом».

«Маски, перчатки и антисептики бесполезны». Чаще всего адепты данной ветви «ковид-диссиденства» вспоминают, что размер вируса существенно меньше размеров ячеек любой масочной ткани. Хотя уже много раз специалистами было разъяснено, что маска фильтрует не вирусы, как таковые, – их действительно не сдержит ни один тканевой барьер, – а капли влаги, которыми вирус переносится. Точно так же верно и то, что вирус не проникает в организм через кожные покровы. Но зараженной поверхностью руки человек может, осознано или неосознанно, прикоснуться к одной из слизистых оболочек. Которые, как раз, и являются главными воротами проникновения вируса.

Нередко приходится слышать возмущенные фразы типа «зачем мне носить маску, если я здоров»? О том, что главная опасность и коварство коронавируса кроется именно в его длительном «скрытом» периоде, когда человек может даже и не догадываться о своей болезни и при этом быть своеобразной «ходячей биологической бомбой», написано и сказано было тоже немало. Но до сих пор находятся те, кто это не воспринимает. Либо сознательно игнорирует.

«А вот учёный такой-то сказал, что всё это фигня!» Что интересно, в науке действительно до сих пор нет абсолютного единства по вопросу о происхождении и свойствах коронавируса. Но ещё более интересно то, что это… нормальная ситуация! Современная наука, в отличие от науки прошлых веков, когда учёных было ещё очень немного, опирается не столько на мнения отдельных — даже весьма авторитетных — личностей, сколько на коллективное согласие, на парадигмы и гипотезы, признанные большинством научного сообщества. А большинство это сегодня едино в том, что вирус существует, что даже самые простые меры способны если не гарантировать от заражения, то, во всяком случае, существенно снизить его риск и замедлить распространение инфекции по миру, и что прививки являются наиболее действенным методом борьбы.

Здесь, кстати, следует заметить, что диалектическим развитием отрицания опасности коронавируса является пропаганда отказа от вакцинации. В ней тоже можно встретить разные ветви. Наиболее часто приходится слышать о том, что-де «вакцину невозможно создать за год». Однако не следует забывать, что работы над ней начались вовсе не «с абсолютного нуля». Несмотря на все последствия либеральных реформ, у российских микробиологов и сегодня существует огромное научное наследство, оставшееся ещё от советских институтов. А там наработки были очень серьёзными – ведь перед ними стояла задача противостояния возможной бактериологической войне. Помимо этого, уже у нового поколения учёных есть довольно серьёзный задел, наработанный в том числе и в ходе недавней борьбы со вспышкой лихорадки Эбола. Ну и, наконец, давайте вспомним, что противохолерная вакцина Хавкина была получена в 1892 году, а применяться начала уже в 1893. И это не в XXI веке, а в XIX, когда в распоряжении исследователей было гораздо меньше возможностей.

[Напомним нашим читателям о том, как обстоят дела с российской вакциной. – Ред.]

Под занавес упомянем ещё одну ветвь «ковид-диссидентства» и антипрививочного сектантства. По счастью, довольно малочисленную, но весьма заметную в соцсетях. Представители которой на полном серьёзе проповедуют то, что вакцина от коронавируса должна не предохранить человечество, а, напротив, уничтожить значительную часть населения планеты (в разных источниках называются числа от 15 до 95 процентов). А оставшимся в живых вместе с той же вакциной будут введены «наночипы», разработанные едва ли ни под личным контролем Билла Гейтса, и с помощью которых мировая олигархия предполагает контролировать людей. И, конечно, именно для передачи сигнала новоиспеченным «биороботам» внедряется телекоммуникационный стандарт 5G.

Здесь уже вряд ли вообще что-то можно воспринимать всерьёз и о чём-то дискутировать. А для объяснения происхождения таких версий, пожалуй, придётся обращаться уже к психиатрии. Но самое интересное – те, кто так красочно живописуют в сети ужасы будущей «чипизации», вряд ли откажутся сегодня от сотовой связи. Которой, заметим, они пользуются вполне добровольно. И которая при этом является не вымышленным, а вполне реальным средством, позволяющим узнавать о человеке очень многое. Так что несложно догадаться: если «мировое правительство» и поставит перед собой цель «тотального контроля над населением планеты», то в его распоряжении уже есть гораздо более простые средства её достижения. Причем не только не вызывающие сопротивления, но даже, напротив, пользующиеся немалым спросом у потребителей.

Почему же «ковид-диссидентство» так популярно?

Причин для этого много. И носят они самый разный характер – как психологический, так и социальный.

Когда человеческий мозг осознаёт опасность, которую нет возможности избежать, то психика начинает задействовать множество защитных механизмов. И для многих людей одним из таких механизмов является отрицание этой самой опасности. Точно так же ребёнок, когда ему страшно, закрывает ладошками глаза. Взрослый же человек будет не только думать и надеяться, что «всё не так страшно», «опасности нет», либо «она искусственно преувеличена», но и искать любую информационную зацепку, которая позволит ему подтвердить свою правоту хотя бы перед самим собой. Тогда он идёт в Интернет и находит единомышленников, тех, кто точно так же, как и он, отрицает опасность. Потому что «раз я не один так думаю – значит, в этом что-то есть!»

В немалой степени «ковид-диссиденству» способствует и буржуазный эгоизм, столь длительно и заботливо пестовавшийся на протяжении последних 30 лет. «Почему я из-за какой-то пандемии должен отказывать себе в удовольствии пожарить шашлыки на берегу озера и выпить пива в компании друзей?» — думает обыватель. Ну, а то, что рядом могут и другие оказаться – «так это их проблемы, если боятся, то пусть не приближаются».

А теперь подходим к самому печальному.

За многие годы, прошедшие со времён развала СССР, наши власти сделали всё для того, чтобы люди перестали им верить. И вот теперь, когда речь зашла о реальной опасности, и власть обращается к людям со вполне разумной просьбой позаботиться о себе и окружающих, эти самые люди просто в силу уже устоявшейся традиции думают, что их и в этот раз обманывают. Ровно так же, как в известной притче про пастушка. Который шутки ради несколько раз кричал «Волки!», и всегда прибегавшие на помощь односельчане видели лишь его улыбающуюся физиономию. Но когда волки пришли на самом деле и набросились на стадо, и незадачливый пастушок уже на полном серьёзе позвал на помощь, то никто не откликнулся. И не помог.

[Говоря о «разумных просьбах» властей, автор забывает упомянуть о том, что во время эпидемии власти остались верными себе и неоднократно дискредитировали себя и свои меры. Здесь можно вспомнить и пышные праздники олигархов без соблюдения эпидемиологических норм, и пресловутую «самоизоляцию» вместо объявления полноценной чрезвычайной ситуации, и массовую подделку статистики, и репрессии против врачей, и коллапс здравоохранения на местах, и многое другое. У российских граждан нет никаких причин верить в благие намерения российской власти. – Ред.]

Показателен тот факт, что в своём недоверии к официальным данным о масштабе эпидемии люди разделились на две группы. Одни считают, что официальные данные многократно занижены, потому что власть скрывает истинные масштабы. Другие столь же упорно отстаивают мнение, что данные многократно завышены. Но и первые, и вторые просто уверены в обмане – потому что иначе и быть, в их понимании, не может!

Люди не верят в то, что кто-то из высшего руководства на самом деле заболел.

Люди не верят в то, что государственным деятелям и их родственникам, которые пожелали стать добровольцами в ходе идущего сейчас третьего этапа испытаний, вводили настоящую вакцину.

Люди не верят в то, что власть, призывая к соблюдению карантинных и санитарных мер, может заботиться о них. [И справедливо не верят. Лучше тысячи слов об этом говорит недавняя встреча олигархов с Путиным. – Ред.]

И начинают действовать уже из одного простого соображения – «назло!» «Вот возьму, и вопреки этой власти буду ходить без маски и игнорировать карантин!»

Однако такое «сопротивление» всё больше напоминает фразы героев анекдотов. «Назло маме отморожу уши!» «Назло тёще выбью глаз – пусть все говорят, что у неё зять кривой!». Вот только вопрос, кому от таких шагов будет реально хуже, носит исключительно риторический характер. Ведь шанс встретиться с представителем власти в метро или магазине, как несложно догадаться, минимален. А вот шанс передать заразу другому человеку, такому же, как и ты, — увы, значительно выше.

В этом месте стоит упомянуть и своеобразную «левую» ветвь «ковид-диссидентства». Представители которой руководствуются доводом о том, что раз буржуазная власть активно призывает к использованию защитных средств, то поступать нужно ровно наоборот. Что тут можно сказать? Товарищи, а если буржуазная власть будет советовать мыть руки перед едой? Если буржуазная власть скажет, что улицу по правилам нужно переходить на зелёный свет? Если буржуазная власть объявит, что нежелательно идти по шпалам навстречу мчащемуся поезду? В этих и подобных случаях вы тоже будете действовать по принципу «ровно наоборот»?

От того, что буржуазная власть в тех или иных ситуациях озвучивает истину, она, конечно, не перестаёт быть буржуазной. Но и истина от этого тоже не перестаёт быть истиной. А путь «борьбы с капитализмом» на основе тактики отрицания априори всего того, что озвучивает буржуазная власть, приведёт не вперёд, к социализму и коммунизму, а назад, к средневековью. Когда действительно не было ни капитализма, ни санитарных мер, ни карантина, ни вакцинации. Зато было многое другое. О возвращении чего вряд ли будет мечтать хоть один разумный человек.

Ну и, наконец, многие сомневаются в необходимости санитарно-гигиенических мер потому, что не видят реальных последствий коронавируса. Да, к великому счастью, большинство из нас узнаёт сегодня о ситуации только из сводок Оперштаба. Им можно как верить, так и не верить. Но – повторю — к великому счастью, у нас нет возможности их проверять, лично пересчитывая валяющиеся на улицах трупы.

Действительно, многих людей беда миновала. Однако при этом не следует забывать и о других свидетельствах, когда умирали целыми семьями. И, наверное, стоит сказать огромное «Спасибо!» всем тем медикам, спасателям, работникам социальных служб, волонтёрам и многим другим людям, которые своей самоотверженной работой помогли стране избежать худшего варианта развития событий. Помогли спасти многие жизни. В том числе, возможно, и кого-то из тех, кто сегодня так активно кричит в Интернете о «выдуманной опасности» и «спецоперации мирового правительства».

Чем опасны «ковид-диссиденты»?

А вот опасность, исходящая от самих «ковид-диссидентов», увы, уже не выдуманная, а вполне реальная. В чём же она заключается?

Во-первых, отрицая либо саму эпидемию, либо степень её опасности, либо «протестуя» против «ограничения свобод», эти люди не соблюдают санитарно-гигиенические нормы, причем многие из них делают это демонстративно. «Вот я какой весь из себя свободный, посмотрите, как я режиму средний палец показываю, вот какой я смелый в отличие от вас, рабов!» Некоторые доходят и до крайней степени – когда сознательно нарушают предписанный карантин, даже зная о своей болезни. «Если я уже болен, то мне уже терять нечего, а заражу других – это не мои проблемы».

К счастью, такие крайние проявления всё же довольно редки. Но очень часто приходится слышать, что «раз я не больной, и у меня нет симптомов, то я не обязан носить «идиотский намордник». Доводы об опасности бессимптомного течения, как уже упоминалось, этими людьми не воспринимаются. Более того, если им сказать, что для того, чтобы быть уверенным в своём здоровье, необходимо сдать тест, они будут огрызаться – «когда температура поднимется, тогда, может быть, пойду!».

Ковид-диссиденты

Вот только вирусу абсолютно наплевать на то, о чем думает и чем руководствуется «ковид-диссидент». И поражать он будет без разбору – и упёртого фрондёра, и обычного человека, на свою беду оказавшегося рядом с ним.

Таким образом, пренебрегая санитарными рекомендациями, подобные люди в любом случае становятся уже сознательными разносчиками вируса. Увеличивают число больных. Приближают нехватку мест в больницах. И, как мы уже говорили, самое страшное – увеличивают вероятность наступления того момента, когда пациентов, нуждающихся в аппаратах ИВЛ, станет больше, чем таких аппаратов имеется в наличии. Когда врачам придётся делать выбор, кому жить, а кому нет.

Во-вторых, многие «ковид-диссиденты» не замыкаются в своём кругу. Они активно призывают других последовать их примеру. Тем более, что в эпоху Интернета это не так уж и сложно. И в сети можно найти несметное число сообществ, на которых «ковид-диссиденты» распространяют свою идеологию, при этом уже не стесняясь фактически призывать к открытому неповиновению – «если мы все не будем рабами, не будем носить идиотские маски, не позволим лить себе на руки непонятный антисептик, то власть ничего не сможет сделать!» Разумеется, о тех, кто при этом заразится и, возможно, даже умрёт, мыслей не возникает.

В-третьих, зачастую «ковид-диссиденты» не ограничиваются лишь агитацией, а переходят и к показательным акциям. Истории о том, как ещё весною некие молодые люди, желая доказать, что коронавирус якобы не опасен, облизывали стены домов, на памяти у всех, кто следил за развитием ситуации. Но такие «перформансы», в конце концов, дело лишь тех, кто в них участвует. А вот когда в комментариях на странице одной известной родительской организации некая дама с гордостью рассказывает о том, как добилась отмены санитайзеров и замера температуры у детей в школе, где учится её внучка – это уже гораздо опаснее.

Наконец, не следует забывать и о следующем. Да, у разумного человека, сохранившего полученные ещё в советских школах и институтах знания, доводы отрицателей коронавируса и антипрививочников вызовут лишь усмешку. Однако, согласно данным исследования, проведённого дирекцией по экспертно-аналитической работе Высшей Школы Экономики, в реальной опасности коронавируса ещё в мае этого года сомневались 9,6% опрошенных, а 23,2% были убеждены в том, что эпидемия является выдумкой. Числа не такие уж и маленькие, и не могут не вызывать тревоги.

Потому что не следует полагать, что отрицание объективно существующих явлений, отрицание научных подходов к их пониманию, а при необходимости – подходов к борьбе с ними, подмена материалистического восприятия реальности конспирологическими выдумками, догадками и слухами так и останется лишь в рамках темы коронавирусной инфекции. При отсутствии эффективных контрмер, контрпропаганды, при отсутствии научного просвещения людей эти явления будут охватывать всё больше и больше сфер жизни человеческого общества. И говорить о каких-либо прогрессивных общественных преобразованиях в этом случае будет весьма трудно, если вообще возможно.

Алексей Серпокрылов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .