«Левый» писатель-фантаст

К юбилею Яны Юльевны Завацкой

11 марта 2020 года отметит свой юбилей выдающийся российский писатель-фантаст Яна Юльевна Завацкая.

Завацкая родилась и выросла в крупном уральском промышленном городе Челябинске. С 1994 года она живет в Германии в городе Арнсберге, работает в доме для престарелых, ухаживает за людьми преклонного возраста и инвалидами. И пишет книги.

Яна Юльевна ЗавацкаяВ 2011 году Яна Завацкая вступила в организацию Коммунистическая инициатива, а затем и в Коммунистическую партию Германии. Вот что она писала в своем живом журнале о немецких коммунистах:

Среди коммунистов ты чувствуешь себя полностью своей. У тебя вообще нет никаких проблем – скорее уж, если проблемы возникают, то в связи с тем, что большинство у нас – молодые мужчины, а я старая Ворона. Среди коммунистов нет никаких «черных, белых и цветных», никаких «мигрантов с особой культурой», нет ни эллина, ни иудея. Мы все свои, все товарищи. С ними реально хорошо. Даже общение, коммуникация складываются легко, тебя внимательно слушают, тебе демонстрируют интерес. У меня появились настоящие друзья, которые готовы даже за сотни километров примчаться на помощь, если надо. С которыми можно говорить о главном.

Нельзя сказать, что не бывает проблем, в том числе, и межличностных. Все мы – продукты того же общества. Но вот чего совершенно нет – так это того презрительного отторжения, той холодности, которая была мне так знакома раньше.

Членство в Коммунистической партии не мешает Яне Юльевне быть верующим католиком. К католицизму она пришла в зрелом возрасте после периода бурного, но кратковременного пребывания в секте поклонников небезызвестной Анастасии (Об этом этапе своей жизни Яна Юльевна рассказала в повести «Чёрная книга или Приключения блудного оккультиста»). Впрочем, Завацкая положительно относится и к православию.

А вот что Яна Завацкая пишет о Германии:

Я знаю историю Германии, и она – прекрасная и героическая, она достойна того, чтобы войти как частица в историю Светлого Будущего, которое, я уверена, наступит.

Я люблю эту страну. Я знаю и понимаю ее до последнего камня. Я знаю ее людей. Мне они не все нравятся – но я знаю потенциал, заложенный в них, я знаю, какими они станут, – и я люблю их.

Здесь были, есть и всегда найдутся те, кто готов реально отдать жизнь за других людей, за народ. В борьбе против угнетения и капитала.
Это прекрасная и великая страна.

Одним из наиболее интересных и наводящих на серьезные размышления произведений Яны Завацкой является роман «Ликей».

Недалекое будущее. Человечество, преодолевшее классовые различия, расслоилось на две социальные группы: элиту и обычных людей. И в романе обсуждаются последствии такого разделения.

Слово «элита» вызывает у левого читателя негативные эмоции. Этим словом привыкли называть меньшинство, пользующимся привилегиями, большей частью незаслуженными. Или не вполне заслуженными. Но элита, описываемая в романе Завацкой, от этого порока свободна. И вообще почти идеальна. Её цель – не привилегии, а Служение Человечеству. Для реализации этой цели представители элиты получают прекрасное образование в закрытых учебных заведениях (отсюда название романа «Ликей»), отличную физическую, психологическую и профессиональную подготовку, учатся находить выход из самых, казалось бы, безнадежных ситуаций. Получив прекрасное образование, представители элиты честно, бескорыстно и даже самоотверженно трудятся в самых разных сферах. Всё это, безусловно, заслуживает уважения.

Но, как прозорливо показывает автор романа, сложившаяся социальная система имеет и свою обратную сторону. Она превращает обычных людей в пассивный объект забот со стороны элиты. А у элиты подсознательно формируется отношение к обычным людям, как к существам второго сорта. Своего рода домашним животным. К ним, безусловно, следует относиться гуманно, но считать их подобными себе просто бессмысленно.

Герои романа, летчик Алексей и генетик Джейн, разочаровываются в сложившейся системе отношений. Они уходят из элиты, формируемой «Ликеем», и выбирают жизнь обычных людей.

Идея, лежащая в основе «Ликея», для отечественной литературы не нова. Ещё в 1961 году сходные проблемы обсуждались в повести Владимира Федоровича Тендрякова (1921 — 1984) «Путешествие длиною в век». Правда, Тендряков говорил о проблемах небольшого числа «лишних людей», не вписывающихся в общество, а Яна Завацкая – о проблемах основной части населения, превратившейся в пассивный объект благодеяний элиты. И о проблемах самой элиты, теряющей способность сопереживать обычным людям.

Возможно, что с проблемами, о которых писали Тендряков и Завацкая, человечество всерьез столкнется в будущем коммунистическом обществе. Эти проблемы как-то придется решать. Как именно, пока не понятно.

Для мечтающих перестроить мир левых деятелей роман «Ликей» поучителен тем, что удерживает их от соблазна манипулировать действительностью по собственному усмотрению без опоры на широкие народные массы и без их активного участия. Пришедшее к власти прогрессивное меньшинство, не имеющее прочной опоры в народе, или быстро свергается, или перерождается в жесткую и жестокую диктатуру. Соответствующие исторические примеры хорошо известны. Леворадикальное суперменство ни к чему хорошему не приводит.Обложка романа "Ликей"

Роман «Ликей» был одобрительно встречен деятелями Русской православной церкви. Однако в их трактовке основная идея выглядела по-другому. Главным недостатком элиты, описанной в «Ликее», было признано её безбожие. Вот если бы «Ликей» строился на идеологии православия, все было бы совершенно иначе.

Это, разумеется, не так. Более того, история христианства рассказывает о постепенном превращении церкви в своеобразный «Ликей», стоящий над народом и стремящимся манипулировать им. Об этом рассказывает, в частности, «Легенда о Великом инквизиторе», сочиненная Федором Михайловичем Достоевским (1821 — 1881). При этом церковные иерархи далеко не всегда были столь же бескорыстны, как описанные Яной Завацкой воины «Ликея».

В 2007 году Яна Завацкая представила суду читателей продолжение «Ликея» — роман «Ликей. Новые времена». В этом продолжении рассказывается о том, как насильственные благодеяния со стороны элиты порождают протест, в наиболее острых формах принимающий формы терроризма. Террористы захватывают самолет, в котором Джейн летит вместе с дочкой. Джейн тяжело ранена, но врачи её спасают. А Алексей улетает на самолете куда-то высоко-высоко. И не возвращается…

По-настоящему глубокие социальные изменения начинаются тогда, когда сознательная жизнь и деятельность становится занятием не только элиты, но и обычных людей. О том, как это происходит, рассказывает роман Яны Завацкой «Перезагрузка».

Действие романа происходит в не слишком далеком будущем. После опустошительной войны в России наступила анархия. Население, живущее на грани выживания, терроризируют банды. И в этой обстановке появляются люди, пытающиеся организовать отчаявшееся население и наладить нормальную жизнь. Среди них бывшие военный Ворон и коммунистка Иволга. В центре романа судьба рядовой работницы Маши Кузнецовой. В начале романа ограниченная и заурядная Маша озабочена лишь собственным выживанием, в конце романа она становится сознательным борцом за Лучшее Будущее.Обложка романа "Перезагрузка"

«Перезагрузка» тоже не оригинальна. Сразу вспоминается роман «Почтальон», написанный американским физиком и писателем Гленом Дэвидом Брином (род. 1952). В этом рассказе описываются события, происходящие в США после мировой ядерной войны и вызванной ею ядерной зимы.

В свое время веселые писатели Илья Арнольдович Ильф (1897 — 1937) и Евгений Петрович Петров (1902 — 1942) изобразили литератора-халтурщика Никифора Трубецкого-Ляписа, написавшего поэму о героическом почтальоне. Это выглядело очень смешно, ибо, как известно, почтальоны – люди мирные и подвигов обычно не совершают.

Однако физик Гленн Дэвид Брин сумел показать, сколь плодотворной была идея, вдохновившая Трубецкого-Ляписа.

Впрочем, его герой – не почтальон, а обычный бродяга и самозванец. Хотя и окончивший колледж в далеком довоенном прошлом. Холодной ночью он встретился с тремя такими же бедолагами и в результате расстался со своим главным сокровищем – теплым пальто. Теперь его могло спасти лишь чудо. И это чудо происходит: герой находит машину, разбитую много лет назад, а в ней – скелет почтальона в теплом форменном пальто. Герой берет пальто себе и становится самозванцем, выдающим себя за Почтальона, находящегося на государственной службе.

Если есть почтальон, значит, существует почта, а если существует почта, значит, существует государство, которое стремится наладить нормальную жизнь. И долг честных граждан – сделать все возможное, чтобы помочь ему в этом. Самозванец в почтовой форме становится центром самоорганизации населения, национальным лидером и Спасителем Отечества. Как Жанна д’Арк (1412 — 1431) или Кузьма Минин (1570 — 1616). В финале романа будущее Соединенных Штатов Америки больше не вызывает опасений.

В США очень уважают одиночек, борющихся с превосходящими силами врагов. Но герой романа Брина не герой-одиночка. Его сила – это сила Народа, поднявшегося на борьбу. Поэтому роман американского физика и писателя мы вправе считать выдающимся произведением социалистического реализма. Появившимся не где-нибудь, а в самом центре мирового капитализма.

Российским аналогом «Почтальона» можно считать 11-ю часть романа «Плутишкина сказка», написанного инженером Озеровым.

А ещё раньше была книга Александра Александровича Фадеева (1901 — 1956) «Молодая гвардия», в которой рассказывалось, как подростки из шахтерского городка самоорганизовались для борьбы с оккупантами. И делался вывод о том, что именно самоорганизация народа, в значительной степени стихийная, сломала хребет немецко-фашистскому Орднунгу. К сожалению, во второй редакции романа эта идея оказалась смазанной. (Следует отметить, что самоорганизующиеся комсомольцы не с неба свалились; это продукт советской, социалистической общественной системы — Ред.)

Эту традицию продолжает и «Перезагрузка». Яна Завацкая показывает психологию обычных людей, превращающихся из озабоченных лишь собственным выживанием обывателей в граждан и борцов за лучшее Будущее.Яна Юльевна Завацкая

Яна Юльевна написала много произведений. Их действие, большей частью, происходит на далеких планетах огромной Вселенной. Но инопланетные романы не столь интересны, как романы о нашей Земле.

В своих произведениях Завацкая продолжает лучшие традиции социалистического реализма.

В либеральной среде к социалистическому реализму относятся отрицательно. Для этого есть основания. Многие произведения социалистического реализма, появившиеся в Советском Союзе и других странах социалистического лагеря, весьма вольно обращались с реальностью, зачастую выдавая желаемое за действительное. И сглаживали противоречия реальной жизни.

Тем не менее, социалистический реализм является плодотворным течением в российской и мировой культуре.

Реализм бывает разный. В первом приближении мы можем выделить три его главных формы: натурализм, критический реализм, социалистический реализм.

Натурализм ограничивается описанием действительности, зачастую весьма неприглядной. Он не пытается её понять и проанализировать. В конечном итоге такая позиция ведет к примирению с существующими в обществе безобразиями, которые обычно объясняются порочной природой человека. По существу, натурализм придает этим безобразиям статус нормы.

Критический реализм пытается вскрыть социальные корни неприглядных явлений действительности. Он объясняет безобразия не порочностью человеческой природы, а сложившимися общественными отношениями. В произведениях критического реализма Зло практически всегда побеждает Добро. И без особого труда. Прежде всего потому, что Зло активно, а Добро – пассивно.

«Добрых людей больше, чем злых, но злые лучше организованы», — говорил высокопоставленный иерарх РПЦ митрополит Питирим (1926 — 2003). И он по-своему прав.

Социалистический реализм стремится изобразить силы, вступающие в борьбу со Злом. Победа в этой борьбе отнюдь не гарантирована: во многих случаях борьба заканчивается поражением. Но, тем не менее, борьба Добра со Злом идет. В произведениях социалистического реализма Добро активно и, что очень существенно, на его стороне выступают не идеальные герои, а самые обычные люди, которые меняются и растут в ходе борьбы. Поэтому, в отличие от натурализма, социалистический реализм смотрит на Человека оптимистически. Социалистический реализм (в своих лучших достижениях) не идеализирует людей, но видит их потенциал.

Произведения Яны Завацкой можно прочесть в Интернете. Некоторые её произведения печатались в альманахе коммунистической фантастики «Буйный бродяга». Например, рассказ «Светлое будущее», о том, как новый русский оказался в коммунистическом обществе. Впрочем, идея этого рассказа тоже не оригинальна: вспомним «Клопа» Владимира Владимировича Маяковского (1893 – 1930). Правда, герой «Светлого Будущего» не столь безнадежен, как гражданин Присыпкин, и проделанное путешествие заставило его обо многом задуматься.

Среди произведений Яны Юльевны следует упомянуть и несколько публицистических статей о социальном и экономическом положении женщин в современном мире. Среди них статья «Женщина и её труд: марксистский подход». В этой статье говорится, что женщины выполняют 65% мировой работы, получают 10% дохода и обладают 1% собственности. Что следует считать форменным безобразием.

В день юбилея хочется поздравить Яну Юльевну и пожелать ей крепкого здоровья, счастья и новых творческих успехов на радость «левому» читателю.

С.В. Багоцкий

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .