Московская зеркальная фабрика: привет из 90-х

«Это мир такой…»

Дресс-кодом в наше время никого не удивишь. Хроническими переработками и депремированием — тоже. А как вам, например, запрет покидать офис в обеденный перерыв? Что вы подумаете о приказе передвигаться по офису только по строго определённому маршруту, вдоль определённых стен? Как отнесётесь к нежданному визиту начальства с работы к себе домой, чтобы «разобраться по понятиям»?.. Это не английские работные дома середины XVIII века, это Россия, Москва, XXI век. И да, это та самая Московская зеркальная фабрика, о которой мы уже писали. Добро пожаловать в реальный мир.

Г-н Драгомиров слева
Г-н Драгомиров слева

Ещё когда готовилась к публикации прошлая статья, в деле сотрудницы фабрики Виктории произошли неожиданные изменения. Один за другим последовали эпизоды, очень напоминающие характерный «стиль 90-х».

Георгий Драгомиров, руководитель юридического департамента и непосредственный начальник Виктории — тот самый, который заблокировал её в своём кабинете и вырывал телефон из рук, — вызвал девушку на встречу, чтобы «поговорить». Опасаясь возможного насилия, Виктория согласилась встречаться лишь в людном месте на улице. Эта встреча состоялась. О чём же хотел пообщаться уважаемый г-н Драгомиров со строптивой подчинённой?

Откровения буржуя

Большую часть беседы, к сожалению, придётся опустить, поскольку она касалась «лирики». Драгомиров демонстрировал отвратительную смесь развязной наглости, хамства и покровительственного отношения. Проще говоря, он активно пытался «клеить» Викторию и в то же время угрожал ей. На этих угрозах стоит остановиться поподробней:

«Во-первых, тебя уволят по статье, это раз. По ряду статей, которые ты не сможешь оспорить, и у тебя это останется в твоей электронной трудовой книжке навсегда… Тебе совершенно спокойно назначат аттестацию, которую ты не пройдёшь… И второй момент, как минимум — в информации по тебе будет значиться, что на тебя было подано заявление по ряду фактов, и как максимум — уголовное дело .Вот и всё».

Московская зеркальная фабрика

Когда Виктория заикнулась про сокращение, ответ был таким:

«Какое в ж… сокращение! Ты выйдешь — и ты ровно через несколько дней, через неделю или две недели… тебя вышвырнут! Ты получишь десять тысяч рублей и отрицательную запись в [электронной трудовой] книжке… Ради чего борьба-то?»

Не менее интересны и общефилософские рассуждения Драгомирова. Вот он рассуждает о своём патроне — Антоне Пыжове:

«Человек — собственник, он считает деньги. Он за эти месяцы потерял несколько десятков миллионов рублей. Фонд заработной платы составляет в месяц 6-7 миллионов рублей, если не больше…. Он потерял несколько десятков миллионов рублей, потому что кто-то решил, что мы должны сидеть дома и не работать. И для него вопрос выживания и собственных денег — в его интересах, опять же — сузить бизнес, максимально сделать так, чтобы он работал хоть как-то, а не продолжать терять деньги. Поэтому он принял единственно верное решение — сокращать штат…»

Конечно, ведь бизнес важнее людей. Это императив современного общества.

Как известно, один из способов давления на работника — это его унижение. Проиллюстрируем эту мысль словами г-на Драгомирова:

«Ты получала от компании всё: тебе платили деньги, тебе увеличили заработную плату… Тебя могли не брать… Твоя ценность для компании — ноль… Ты пришла нулём и была на тот момент готова работать за копейки ради того, чтобы получить опыт, научиться. И тебе это было предоставлено».

Иными словами, трудовые отношения заключают в себе акт благодеяния со стороны работодателя. Экий филантроп — позволяет людям работать!.. Подобные идеи — органическая часть духовной гегемонии капитализма, идейно разоружающей рабочих.

Наконец, представитель буржуазии — о ценности трудящихся:

«В сознании 99% работодателей он — работодатель, мы (!) — работники. Мы либо нужны, либо не нужны. Либо мы ценны, либо мы не ценны. Либо компания работает, либо у компании нет денег и все расходятся. Но при этом начинать качать права — это не комильфо».

Понимаете, дорогие наши читатели? Заикаться о своих правах — это «не комильфо». Надо безропотно вкалывать, а когда становишься «не нужен», молча уходить. Именно такие работники нужны господам.

Московская зеркальная фабрика

Виктория попыталась возразить: зачем, мол, ей подписывать бумагу по соглашению сторон, если этого соглашения не было? Ответ опытного защитника капиталистов был таков:

«Тебе предложили это сделать, ты отказалась. А отказ воспринимается как «быченье», а это неприемлемо. Людей, которые пытаются отстоять свои трудовые права, машут флагами, их воспринимают как е…нутых… Ты не понимаешь психологию этих людей… Они готовы потратить, условно, 200 тысяч рублей на то, чтобы у…ть человека, чем просто выплатить ему 200 тысяч рублей. Чисто из принципа… Ты для них муравей, пыль! И тут какая-то пыль пискнула! Уничтожить её нах..! И это психология всех власть имущих. Вот всех… Ну ты не сможешь жить по-другому. Это мир такой».

Мир такой, да. Созданный стараниями таких негодяев, которые годами и десятилетиями паразитируют на людском труде, высасывают из людей здоровье, счастье, жизнь, будущее. Нет, г-н Драгомиров, мы этот ваш мир отправим на свалку истории.

* * *

Встреча закончилась ничем. А спустя несколько дней Викторию ждал сюрприз. Драгомиров явился к ней домой.

Правда, в квартиру его не пустили. Поэтому Драгомиров принялся прямо через домофон расписывать отцу Виктории (именно он подошёл на звонок), какая у него отвратительная дочь, сколько проблем её ожидает и как она калечит свою молодую жизнь. Вот такой моральный террор.

Как ходить по периметру

Когда после выхода нашей первой статьи Виктория пришла на работу в офис Московской зеркальной фабрики, вся администрация уже была на взводе. Предупреждённая охрана не пускала девушку на рабочее место, пока не пришёл представитель администрации. Он пришёл с целой кипой бумаг и объявил работнице следующее:

  1. Теперь у неё новые обязанности и новый график — 6-дневная рабочая неделя. Юриста перевели в стюарды, чья обязанность — проверять у посетителей магазина температуру на входе и наличие масок.
  2. На обед выделяется целых 2 часа, но… из здания выходить запрещено. А в самом здании столовая отсутствует.
  3. При входе надо сдавать всю звукозаписывающую технику и любые информационные носители.
  4. Внешний вид работницы строго регламентирован, вплоть до длины каблуков и цвета блузки.
  5. Передвигаться по офису она имеет право только по строго определённому маршруту.
Московская зеркальная фабрика

Когда Виктория попросила выдать ей для ознакомления должностную инструкцию и правила внутреннего трудового распорядка, последовал отказ. Нечего и говорить, что все упомянутые выше меры были доведены устно и без росписи.

А после обеда Виктории объявили множество письменных дисциплинарных взысканий, в т.ч. и за то, что она дала «интервью» (?) нашему сайту.

В последующие дни противостояние гордой девушки и фабричной административной машины приняло гротескные формы. Виктория, разжалованная в стюарды, решила действовать строго по инструкции и прогоняла посетителей, которые пришли без маски и перчаток. Это вызвало крайне нервную реакцию начальства. Были в срочном порядке закуплены одноразовые перчатки. Но они быстро кончились. Охрана пыталась заставить Викторию не давать перчатки всем подряд посетителям, но та не подчинилась: инструкция — это святое.

С обедом получилось не менее интересно. Рассчитывая сломить девушку, начальство не предоставило ей никаких условий для обеда. Тогда Виктория уселась обедать прямо на полу выставочного зала, попутно записывая происходящее на видео. Проходившие мимо посетители были шокированы тем, в каких условиях работает сотрудник Московской зеркальной фабрики; некоторые из них обращались к охране с возмущёнными вопросами. В итоге охранник всё-таки принёс стул. Но как только закончился перерыв, стул отобрали.

В конце рабочего дня г-н Драгомиров пытался заставить Викторию расписаться в получении приказов, но девушка отказалась, поскольку вместо заверенных копий ей пытались всучить ксерокопии.

* * *

Московская зеркальная фабрика

На момент публикации этой статьи противостояние продолжается. Каждое утро, приходя на работу, девушка не знает, что ещё придумает её начальник. При боязливом молчании коллектива администрация «чисто из принципа» хочет выжить сотрудницу с предприятия, заставить её подписать заявление об увольнении. На сколько дней хватит у Виктории выдержки и нервов? Мы этого не знаем.

Но при любом исходе предание огласке всех этих гнусностей — дело каждого порядочного человека. Иначе философия драгомировых войдёт в каждый цех, в каждый офис. И каждому из наших читателей придётся испытать её на своей спине… Давайте вместе не допустим этого.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .