О капитализме с китайской спецификой

Что за «социализм» в Китае: наглядно

Несмотря на однозначную оценку роли Китая, данную лидерами мирового коммунистического движения, многие «левые» нашей страны, активисты, а также лидеры рабочих и коммунистических партий со всей серьезностью заявляют, что Китай, а точнее КНР – это «социалистическая страна, социализм в которой еще не построен». Озвучивается также теория о «затянувшемся НЭПе», с помощью которой стараются оправдать китайские рыночные реформы. Чтобы понять так ли это на самом деле, сперва разберем, что же такое социализм с точки зрения марксизма-ленинизма как теоретического фундамента коммунизма.


РОТ ФРОНТ о капитализме с китайской спецификой

В.И. Ленин определял социализм как процесс уничтожения классов (классовых различий), а также как коммунизм в низшей фазе:

«То, что обычно называют социализмом, Маркс назвал «первой» или низшей фазой коммунистического общества. Поскольку общей собственностью становятся средства производства, постольку слово «коммунизм» и тут применимо, если не забывать, что это не полный коммунизм…» (более полно с понятием социализма можно ознакомиться в работе Р.С. Осина «О некоторых теоретико-методологических подходах к пониманию социализма в современной марксистской мысли»).

И действительно, после Октябрьской социалистической революции запускается процесс уничтожения классовых различий и обобществления средств производства. Так, в конце 1917 года в советской России национализируются частные коммерческие банки, а в 1918 стартует национализация всей крупной промышленности (сахарной, нефтяной, машиностроительной и т. д.). Всего к середине 1918 года национализировано 1222 промышленных предприятия. А уже с лета 1919 года к советскому государству перешли не только все крупные промышленные предприятия, но и средние, а также большая часть мелких промышленных заведений. При этом главной целью национализации, проводимой пролетарским государством, являлась передача средств производства под контроль трудящихся.

Что касается уничтожения классовых различий, то, как показывают данные из таблицы 1, уже к 1937 году в СССР эксплуататорские классы (помещики, кулаки и буржуазия) были полностью ликвидированы. Большинство населения составляли колхозное крестьянство, рабочие и служащие.

Таблица 1. Классовый состав населения СССР

«Советское общество состоит, как известно, из двух классов, из рабочих и крестьян…Не стало класса капиталистов в области промышленности. Не стало класса кулаков в области сельского хозяйства. Не стало купцов и спекулянтов в области товарооборота. Все эксплуататорские классы оказались, таким образом, ликвидированными. Остался рабочий класс. Остался класс крестьян. Осталась интеллигенция…Пролетариат СССР превратился в совершенно новый класс, в рабочий класс СССР, уничтоживший капиталистическую систему хозяйства, утвердивший социалистическую собственность на орудия и средства производства и направляющий советское общество на пути коммунизма» – сообщал И.В. Сталин в докладе о проекте Конституции СССР.

Т.е. к 1937 году в процессе строительства социализма эксплуататорские классы постепенно прекратили свое существование. Этому способствовала национализация предприятий и объединения крестьян в колхозы, что, в свою очередь, позволило осуществить индустриализацию и повысить, в конечном счете, уровень жизни всего населения. Но главное, процесс строительства социализма не был бы возможен без диктатуры пролетариата, боровшегося с остатками местной буржуазии под руководством коммунистической партии, опирающейся на стройную систему марксизма-ленинизма.

Происходит ли данный процесс в современном Китае? Чтобы разобраться в этом вопросе обратимся для начала к истории создания Китайской Народной Республики.

Китайская социалистическая революция

Плакат китайской революции

КНР образовалась в 1949 году после прихода коммунистов во главе с Мао Цзэдуном к власти в результате социалистической революции. Народным государством была осуществлена национализация крупной промышленности, конфискована большая часть собственности иностранных капиталистов. К концу 1956 года 96,3% крестьянских хозяйств состояли в сельскохозяйственных производственных кооперативах.

Для понимания сложных социально-экономических процессов в КНР того времени и сегодня обратимся к научной работе «Социальная структура китайского общества: динамика стратификационных процессов» Сяоди Вана (кафедра социологии Российского университета дружбы народов):

«В период 1949-1956 гг. под руководством коммунистической партии в КНР были достигнуты заметные успехи в строительстве социализма. По мере углубления аграрной реформы и конфискации капитала представители компрадорской буржуазии и землевладельческий класс были ликвидированы. Рабочие, крестьяне, мелкая буржуазия и национальный капиталистический класс сформировали социальную структуру китайского общества [7. С. 56]. На этой стадии общественных трансформаций рабочий класс (в том числе работники государственных организаций) составляли 3,3% населения, крестьяне – 88,1%, национальный капиталистический класс – 0,4%. Социальная структура имела пирамидальную форму: основу пирамиды составляло огромное количество крестьян, все другие классы в совокупности не превышали 12% населения…

1-й Председатель КНР Мао Цзэдун (с 27 сентября 1954 года по 27 апреля 1959 года)
1-й Председатель КНР Мао Цзэдун (с 27 сентября 1954 года по 27 апреля 1959 года)

В 1956-1978 гг. Китай осуществил переход от новодемократического общества к социалистическому. Изменилась и социальная структура: была ликвидирована промышленная и торговая буржуазия; крестьяне и кустари стали членами народных коммун, войдя в класс крестьян; городские кустари превратились в рабочих и служащих государственных и коллективных предприятий, войдя в рабочий класс (кадровые работники и интеллигенты тоже его часть). Таким образом, сложилась социальная структура, состоящая из двух классов (класс рабочих и крестьян в одном слое), однако крестьяне в социальной иерархии занимали более низкую позицию».

Реформы Дэна Сяопина

Дэн Сяопин являлся фактическим руководителем Китая с конца 1970-х до начала 1990-х гг.
Дэн Сяопин являлся фактическим руководителем Китая с конца 1970-х до начала 1990-х гг.

Рыночные реформы, начавшиеся после 1978 года, способствовали откату китайской экономики обратно к капитализму. Снова появляются индивидуальные предприниматели, торговцы и т. д. В 1982 году индивидуальное предпринимательство было узаконено в Конституции КНР, это способствовало тому, что количество индивидуальных хозяйств выросло более чем в 14 раз.

В 1985-1991 гг. появляются новые социальные слои, в китайском обществе растет неравенство. Вводится система подрядной ответственности:

«Новый закон о трудовом контракте изменил положение руководства предприятий и рабочих: руководители государственных предприятий получили больше прав самостоятельного хозяйствования и стали профессиональными управляющими, а рабочие – наемными. В это время возникают различные виды частной собственности, что порождало новые социальные слои – появилась страта частных предпринимателей, управленческих работников, специалистов и технического персонала. В деревне благодаря введению поселково-волостных предприятий возникло большое количество крестьянских предпринимателей и крестьянских рабочих. На этой стадии уровень экономического неравенства вырос по сравнению с начальным этапом реформ: доход работников негосударственных организаций стал выше таковых в государственных; в государственном секторе доходы работников монополий отставали от высокотехнологичных предприятий; разрыв доходов жителей города и деревни в 1991 г. достиг 2,58 раза; ощущение несправедливого социального распределения доходов стало распространяться в общественном сознании».

Китайские миллиардеры

В 90-ых годах разрыв в доходах населения продолжает расти, «ускоряются темпы создания неравновесной социальной экономики. Вместо прежней социальной структуры возникает новая, критериями социальной стратицикации в которой выступают экономические ресурсы, человеческий капитал и власть».

Рыночные экономические реформы Дэна Сяопина вызвали масштабное развитие частной собственности. В 1999 году частных предприятий насчитывалось более миллиона, что более чем в 12 раз превышает их количество в 1991 году (около 93 тысяч предприятий). Также в ходе реформ осуществляется приватизации государственных предприятий, хозяевами которых становятся их бывшие управляющие. Таким образом, возрождается крупная буржуазия.

«Реформы в государственном секторе изменили и социально-экономический статус рабочих. После введения в 1995 г. трудового контракта была отменена система пожизненного трудового закрепления и льготного обеспечения; ориентация на сокращение рабочих мест и повышение производительности вызвала рост безработицы: уволенные по сокращению рабочие пополняли страту бедных в городском сообществе, отношения между рабочими и работодателями становились все напряженнее (в 1993-1999-х гг. количество судебных тяжб по трудовым конфликтам ежегодно возрастало на 47,5% [6. С. 34]). Правительство приняло целый ряд налоговых и финансовых мер, чтобы укрепить центральную власть, что оказало существенное влияние на региональное распределение ресурсов. Так, руководство центра, провинций и крупных городов владеет все большими ресурсами, а уездное и волостное – все меньшими, что приводит к снижению уровня жизни и доходов крестьян и разрыву экономических показателей города и деревни: в 1992-1999-е гг. доходы городского населения в 2,5-2,86 раз превышали доходы сельского [4. С. 27]». Источник.

Мы, как марксисты, понимаем, что в современное капиталистическое общество разделено, прежде всего, на два антагонистических класса – собственников средств производства (капиталистов) и тех, кто лишен собственности на средства производства (наёмных работников). Однако, для наиболее наглядной картины социального неравенства в Китае, характерного для любого капиталистического общества, обратимся к теории стратификации, очевидно выгодной для местного правящего класса. В результате рыночных реформ в современном Китае сложилась следующая социально-классовая структура, которую в официальной риторике отражает разделение граждан на страты, при этом, считается, что статус гражданина тем выше, чем более высокую страту он занимает – от первой (высшей) к десятой (низшей) (рисунок 1).

Рис. 1. Десять страт современного китайского общества

В первую страту входят государственные руководители. Вторую страту занимают управляющие высшего и среднего звена, занимающиеся крупной и средней предпринимательсткой деятельностью. Третья страта – частные предприниматели, имеющие не менее восьми наемных работников. Четвертую страту занимают профессиональные и технические специалисты. Пятая страта – низший и средний слой служащих. Шестую страту формируют мелкие промышленники и торговцы, которые при наличии достаточного капитала нанимают нескольких рабочих. К седьмой страте относятся люди, работающие в сфере услуг, которые по своему социально-экономическому положению близки к производственным рабочим. Восьмую страту занимают преимущественно работники, занятые в промышленности и строительстве. Девятую страту формируют работники сельского хозяйства. Ее статус в китайской экономической модели довольно низок, а культурные и экономические ресурсы существенно меньше, чем у других страт. И, наконец, десятую страту занимают безработные и полубезработные граждане Китая, живущие как в городах, так и деревнях.

Наглядно, как менялась социально-классовая структура китайского общества с 1952 по 2001 год, показано на таблице 2.

Таблица 2. Социальные страты китайского общества (в процентах)

Из таблицы мы видим, что частных предпринимателей (т. е. буржуазии) после революции в 1952 году было всего 0,2% от всего населения КНР, к 1978 году в результате укрепления социализма, частную собственность на средства производства удалось ликвидировать. В 2001 году в результате рыночных реформ и откату к капитализму, процент частных предпринимателей вырос до 1, а процент индивидуальных промышленников и торговцев до 7,1%.

Получается, что если исходить из определения социализма как процесса уничтожения классовых различий, то мы видим, что с момента революции в 1949 году по 1978 год в экономике КНР преобладал социалистический уклад, а класс буржуазии был практически ликвидирован. Однако, с введением рыночных реформ в 1978 году, происходит возрождение не только мелкой и средней буржуазии, но и приватизация крупных государственных предприятий, что способствует нарождению крупной буржуазии. Т. е. с 1978 года в результате рыночных реформ социализм в КНР не только не строится, но и происходит реставрация капитализма.

Империализм с китайской спецификой

Современный Китай

Сегодня Китай движется в сторону высшей стадии капитализма – империализма, конкурируя с таким империалистическими хищниками как США, Япония и Германия. Китайские капиталисты нещадно эксплуатируют уже не только собственных рабочих, но и рабочих других менее развитых стран – Юго-Восточной Азии, постсоветских стран, стран Африки, а также стремятся контролировать все большее количество природных ресурсов по всему миру. Так в 2015 году китайский компании контролировали четверть казахстанской нефтедобычи и 1/5 часть его рынка нефтепродуктов. Приложили «невидимую руку» китайские капиталисты и к разгону забастовки рабочих-нефтяников в Жанаозене, требующих повышения заработной платы. По данным очевидцев, погибло не менее 60 человек, около 400 ранено.

В целом, за 2009 год объем прямых инвестиций Китая в мире составил 56,53 миллиардов долларов (5,1% от общего объема инвестиций в мире), поставив Китай на пятую позицию среди крупнейших мировых инвесторов.

НЭП или «Перестройка»?

Советский НЭП

Теперь рассмотрим теорию «затянувшемся НЭПе» в Китае, опираясь на опыт Советского Союза.

В СССР новая экономическая политика (НЭП) стала осуществляться в 1921 году по решению 10 съезда РКП(б). В условиях разрухи после революции и гражданской войны НЭП позволил оживить мелкую промышленность и торговлю, а также укрепить союз крестьянства и рабочего класса на экономической основе. Продразверстка времен военного коммунизма была заменена продналогом, который оставлял крестьянам больше излишков для продажи.

«НЭП допускал некоторое развитие капиталистических элементов при сохранении командных высот народного хозяйства в руках государства диктатуры пролетариата; обеспечивал подъем производительных сил на базе роста социалистических и вытеснения капиталистических элементов, преобразование многоукладной экономики в единую социалистическую на основе индустриализации страны и кооперирования сельского хозяйства». Источник.

Экономика советского государства времен НЭПа включала в себя 4 различных уклада: социалистический уклад, государственно-капиталистический уклад, капиталистический уклад и мелкотоварный уклад. При этом советское правительство с самого начала введения новой в сравнении с «военным коммунизмом» экономической политики делало акцент на том, что НЭП – это временное отступление, и уже на 11 съезде партии Ленин заявил, что «отступление кончено», и выдвинул лозунг: «Подготовка наступления на частнохозяйственный капитал». Так, социалистический уклад вырос с 81% в 1924-1925 гг. до 86% в 1926-1927 гг., тогда как частный сектор упал за тот же период с 19% до 14%.

«Это означало, что индустриализация в СССР имеет резко выраженный социалистический характер, что промышленность СССР развивается по пути победы социалистической системы производства, что в области промышленности вопрос «кто-кого» уже предрешен в пользу социализма». Источник.

Коллективизация в СССР

К 1936 году в СССР были полностью ликвидированы капиталистические элементы – социалистический уклад вытеснил остальные во всех областях народного хозяйства.

«Мощная социалистическая индустрия в семь раз превысила довоенную продукцию и полностью вытеснила частную промышленность. В сельском хозяйстве победило самое крупное в мире машинизированное, вооруженное новой техникой, социалистическое производство в виде системы колхозов и совхозов. Кулачество к 1936 году было полностью ликвидировано, как класс, а единоличный сектор не играл уже никакой серьезной роли в экономике страны. Весь товарооборот сосредоточился в руках государства и кооперации. Эксплуатация человека человеком уничтожена навсегда. Общественная, социалистическая собственность на средства производства утвердилась, как незыблемая основа нового, социалистического строя во всех отраслях народного хозяйства. В новом, социалистическом обществе навсегда исчезли кризисы, нищета, безработица и разорение. Создались условия для зажиточной и культурной жизни всех членов советского общества». Источник.

Можно сделать вывод, что НЭП – это не застывшая концепция, а совокупность различных способов хозяйствования, которые нужны пролетарскому государству лишь до тех пор, пока социалистический уклад экономики не вытеснит капиталистический. Тогда и только тогда возможна победа социализма. С усилением, напротив, капиталистического уклада происходит реставрация капитализма и, как следствие, устанавливается диктатура буржуазии.

Теперь посмотрим на современный Китай, экономику которого сравнивают с советским НЭПом.

Фабрика в современном Китае

В 1978 году до начала рыночных реформ Дэна Сяопина частный сектор был практически вытеснен. На государственную собственность приходилось 56% ВВП страны, 43% – на коллективную, на необщественную форму собственности приходился всего 1% ВВП.

Рыночные преобразования начались в сельских районах с введением так называемой аграрной реформы, которая основывалась на переходе от полунатурального планового хозяйствования к рыночному, к товарно-денежным отношениям. Ликвидируются сельскохозяйственные коммуны, на место которых приходит система мелкого семейного бизнеса (семейных подрядов).

В результате аграрной реформы более 90% крестьянских дворов переходят на систему подрядов, что позднее приводит к их разорению. Так деревня становится крупнейшим поставщиком дешевой рабочей силы для работы на западных и китайских заводах и фабриках. Высокая интенсивность труда, нещадная эксплуатация работников и отсутствие охраны труда на предприятиях позволили китайским бизнесменам заработать свои первые миллионы, а западным капиталистам перенести свои предприятия в Китай, тем самым повысив свои доходы.

В 1994 году китайские власти принимают закон о корпорациях, согласно которому большая часть государственных предприятий должна быть приватизирована.

«В 2001 году примерно 1/5 всех крупномасштабных промышленных компаний являлись частной собственностью, функционировали более 6 миллионов индивидуальных и более 1 миллиона частных учреждений. Уже в 2003 году индивидуальных хозяйств насчитывалось около 30 миллионов. В 2009 году 500 самых крупных частных предприятий в Китае произвели продукцию на общую сумму 4,74 трлн. юаней, что на 15% более 2008 г. и превосходит средние темпы роста государственных организаций». Источник.

Фабрика в современном Китае

К концу 2013 года на частный сектор экономики приходилось свыше 60% ВВП страны. Количество зарегистрированных частных предприятий в стране составило более 12 миллионов, а количество индивидуальных хозяйств – более 44 миллионов.

«Очевидно, что на данный момент государственный сектор меньше частного, за исключением крупных перерабатывающих предприятий, которые зарекомендовали себя на мировом рынке и установили связи с зарубежными компаниями и поставщиками сырьевых ресурсов» – сообщается в журнале The Wall Magazine.

Сегодня мы видим не только преобладание частного сектора над государственным в Китае, но и полное отсутствие социалистического уклада в экономике, а также рабочего контроля на предприятиях. Более того, тенденция упразднения общественной собственности усиливалась с углублением рыночных реформ и дальнейшим развитием капитализма, что скорее является контрреволюцией, а не строительством социализма.

Рыночные реформы изменили не только базис, но и надстройку. Так, членами коммунистической партии Китая (КПК) являются собственники как средних, так и крупных предприятий. По данным 2015 года они вместе с представителями страты профессиональных и технических специалистов составляли 14% от всего состава КПК. Так, в 2004 году в КПК вступил основатель и председатель совета директоров машиностроительной компании Sany, миллиардер Лян Вэньгэнь.

Основатель и председатель совета директоров машиностроительной компании Sany, миллиардер Лян Вэньгэнь
Основатель и председатель совета директоров машиностроительной компании Sany, миллиардер Лян Вэньгэнь

Вступать в партию бизнесменам разрешили в 2002 году, до этого в КПК принимали только рабочих, крестьян и разного рода наемных работников, но не хозяев производств.

Сегодня во Всекитайском собрании народных представителей заседают более 100 долларовых миллиардеров. Совокупное состояние двухсот богатейших депутатов оценивается примерно в 300 миллиардов долларов, что сопоставимо с ВВП Бельгии…

По данным бизнес-журнала Hurun (китайского аналога Forbes), сегодня в Китае насчитывается 620 долларовых миллиардеров, а всего в списке богатых людей, чье состояние превышает 300 миллиардов долларов, 1893 человека – они представляют разные отрасли, от энергетики до интернет-сервисов. По сведениям издания, девять из десяти богачей точно связаны с Компартией.

Заметим, что в советской России, так называемые НЭПманы (мелкие частные собственники) были жестко ограничены в правах – им не только запрещалось вступать в коммунистическую партию, они также были лишены избирательных прав.

Фабрика в современном Китае

Мы видим, что в современном Китае не только не осуществляется строительство социализма, но и укрепляются империалистические «аппетиты» правящего класса – крупной буржуазии. Если и сравнивать данные процессы с происходящим в СССР, то мы видим, что китайская экономика больше напоминает позднесоветскую «Перестройку» нежели НЭП.

Учитывая рост ревизионистских и оппортунистических тенденций в левой среде, зачастую «вскормленных» самой буржуазией, мы считаем одной из важнейших задач коммунистов разоблачение теории «социализма с китайской спецификой» как одного из видов оппортунизма.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .